Иметь уважение к человеку, стоящему на пороге смерти

Александр
Денисов

Игоря Банцера признали политзаключенным. Странно, что это произошло только сейчас, когда уже пошел 14-й день его сухой голодовки. Между тем на просторах интернета разворачиваются споры о целесообразности такой формы протеста как голодовка.

Появились мнения, что голодовка – это проявление слабости. Мол, человек должен бороться за свою жизнь, а не класть ее на алтарь самопожертвования. Пишут и о том, что это – полная ерунда, самоубийство: умрешь и ничего не добьешься.

Если взглянуть на историю политических голодовок, то, действительно, большинство из них кончалось трагически. Но, во-первых, у меня не поднимется рука назвать этих людей дураками и слабаками. Во-вторых, в истории есть примеры, когда даже смерть протестующего от голодовки давала результаты.

«Его внутренняя свобода не нравится властям»: история гродненского панка, которому грозит 3 года лишения свободы

Сразу вспоминается Махатма Ганди. В своей жизни он перенес не одну голодовку, и все они были связаны с политикой и естественно вписывались в один из принципов индийского общественно-политического деятеля – ненасильственного сопротивления (сатьяграхи): готовность переносить боль и страдания. Вряд ли голодовки Ганди повлияли напрямую, но Индия в итоге стала независимой.

Игорь Банцер. Фото: Facebook Игорь Банцер

В Советском Союзе одними из самых известных диссидентов, которые использовали голодовку как форму протеста, были писатель Анатолий Марченко и академик Андрей Сахаров. Первый, кстати, умер в тюрьме во время голодовки в 1986 году. Но именно его смерть подтолкнула Михаила Горбачева массово выпускать на свободу политзеков. Это было единственное требование Марченко.

В истории современной Европы самый известный случай – массовая голодовка бойцов Ирландской республиканской армии в 1981 году. Десять ирландцев умерли. В течение двух последующих лет все пять требований были не официально, но фактически выполнены.

Все эти политические деятели остались в истории. Она расставила все по местам. Вряд ли сегодня кто-то назовет Бобби Сэндса (Bobby Sands) или Анатолия Марченко дураками и слабаками.

Все это я не к тому, чтобы подтолкнуть Игоря Банцера не останавливаться. Как раз здесь я всеми своими мыслями за то, чтобы он начал пить и остался жив. Я о том, что писать о «глупости» и «слабости» легко с уютного дивана. Я никого не призываю называть Игоря героем, но давайте, ребята, иметь хотя бы уважение к человеку, стоящему на пороге смерти. Не нам решать в этом случае. Не нам рассуждать о целесообразности.

«До понедельника я доживу, а дальше – не знаю». На 10 сутки сухой голодовки прошло судебное заседание над Игорем Банцером

«Солидарность с Игорем Банцером». В Варшаве прошел монопикет поддержки гродненского музыканта

Алесь Денисов/ИР belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы