«Ехала в Жодино в панике, всю трясло от страха». Жена Игоря Лосика – о второй голодовке политзаключенного

Дарья и Игорь Лосик. Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Игорь Лосик дважды голодал за решеткой. Первый раз он продержался без еды, только на воде и электролитных напитках, 42 дня. Второй раз решил голодать всухую, о чем объявил 11 марта. Прекратил голодовку через четыре дня. К отчаянному шагу Игоря подтолкнуло новое обвинение, о котором до сих пор ничего не известно даже жене политзаключенного Дарьи. «Белсат» пообщался с девушкой после того как она с адвокатом съездила к Игорю.

«Не стоит умирать на радость твоим палачам»

Дорога из Барановичей в Жодино – уже давно привычный маршрут для Дарьи Лосик. После перевода Игоря Лосика в следственную тюрьму № 8 девушка дважды в неделю отвозит мужу передачи. 15 марта знакомый путь был для Дарьи особенно невыносимым – Игорь четвертый день голодал всухую, жена ничего не знала о его состоянии.

— Я ехала вся на нервах, меня трясло не от холода, а от страха, – рассказывает Дарья о поездке. – За весь день я выпила только одну чашку кофе и банку энергетика, я просто забыла, что нужно есть. Мне было очень страшно. Игорь и так не до конца оправился после первой голодовки. А здесь сухая – это верная смерть.

«В каждом письме я прошу прекратить голодовку». Как живет семья Игоря Лосика, пока он за решеткой

Встретиться с Игорем смог только адвокат. Дарье за все время заключения мужа не дали ни одного свидания. На все заявления и просьбы девушка получала отказ без объяснения причин. В Жодино Дарья узнала, что муж выглядит ужасно, еще хуже, чем когда голодал те 42 дня. За отказ от еды политзаключенного на пять дней бросили в карцер.

Однако главная новость была хорошей: Игорь перестал голодать всухую.

Дарья Лосик. Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

– Я очень обрадовалась, что он остановился, ведь самое важное– это здоровье и наша семья, не стоит умирать на радость твоим палачам, – говорит Дарья. – Мы видим и на примере Игоря и других, что никто не обращает внимания. Человек умирает за решеткой, а тем, кому он так показывает свой протест, неважно.

Голодай, режь вены – никому нет дела

Очередное голодовка Игоря, тем более всуую, стала для Дарьи полной неожиданностью. Как и новое обвинение.

– Первый раз такой шаг я поняла, мы вместе тогда начинали голодать 15 декабря. Потом мое отношение изменилось, я молила его, чтобы он остановился, – говорит жена политзаключенного. – А к такому развитию событий – новой статье и такой реакции Игоря – совсем не была готова, и тем более – к сухой голодовке. Я была в панике.

Объявлению голодовки предшествовало печальное, в чем-то трагическое письмо.

– Игорь писал, что устал столько без вины сидеть за решеткой, потерял надежду хоть на какую-то справедливость, что когда думаешь, что хуже уже быть не может, каждый раз пробивается новое дно, – рассказывает девушка. – Это был настоящий шаг отчаяния и попытка обратить внимание на свои страдания. Но мы четко видим: что бы ты ни делал – голодай, режь вены, никому нет дела, никто не обратит внимания, даже если ты умрешь.

Детали нового обвинения до сих пор неизвестны. Адвокат Игоря – под подпиской о неразглашении. Единственное, что точно известно, – новая статья более тяжкая, чем первая.

Дарья Лосик. Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Прежняя голодовка, по словам Дарьи, к счастью, не нанесла здоровью Игоря серьезного вреда.

– Он писал, что выходить из голодовки было непросто: обострились запах и вкус, всегда хотелось есть. Но он старался следовать инструкциям, как питаться после такого перерыва. Даже писал, что чувствует в себе силы еще поголодать, – рассказывает жена политзаключенного.

«Хочу спросить у Лукашенко: почему инакомыслие у нас наказывается дубинками?»

Дарья Лосик записала обращение к Александру Лукашенко и намерена добиться встречи с ним. Девушка хочет, глядя Лукашенко в глаза, спросить, в чем виноват ее муж и почему он уже девять месяцев остается за решеткой.

– Я не уверена, что буду услышана, понимаю, что, скорее всего, меня проигнорируют, – говорит Дарья. – Но я буду писать письма, обращения, настаивать, чтобы эта встреча состоялась. Я не отступлю. Вряд ли Лукашенко может бояться меня, молодую женщину в декретном отпуске. Я – обычный человек, за мною нет ОМОНа, я безоружна.

Дарья Лосик. Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Дарья Лосик считает, что уже нет смысла разговаривать с прокурорами, следователями, судьями, так как все они выполняют приказы, поставленные на самом верху, поэтому спрашивать надо у того, кто ими руководит.

Жена политзаключенного очень надеется и на международное сообщество, что представители других стран продолжат говорить об Игоре или помогут ей организовать встречу, или сами поговорят с Александром Лукашенко.

– Большинство из нас живет в страхе: а вдруг заберут прямо посреди улицы, посадят на сутки, дадут уголовный срок? Почему у нас инакомыслие карается дубинками и сроками? Я хочу задать этот вопрос.

Игорь пропускает самое интересное время в жизни дочери

Вся жизнь Дарьи Лосик в течение последних девяти месяцев сосредоточена вокруг поддержки Игоря и попыток добиться его освобождения. Поездки в изолятор в Жодино дважды в неделю, встречи с адвокатом, записи обращений в социальных сетях, интервью, стримы занимают много времени и энергии.

– Я плохо сплю, давно не обращаю внимания на свое здоровье, собственный организм меня мало волнует, – говорит Дарья. – Больше всего меня в этой ситуации беспокоит, что сейчас ни я, ни муж не можем посвящать дочке столько времени, сколько ей нужно. Она больше времени проводит с моими родителями или родителями Игоря. Мне очень больно, что Игорь не может воспитывать свою единственную долгожданную дочь, а вынужден смотреть на ее фотографии и читать о том, что она научилась делать, в письмах.

 

Дарья Лосик показывает фото мужа с дочерью. Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Когда Игоря задержали, Павлине было всего полтора года. Дарья рассказывает, что тогда девочка уже ходила, но еще неуверенно, теперь же стала очень активной, «бегает, прыгает, забирается повсюду», хорошо разговаривает, знает все цвета, даже может считать. О папе знает, что он уехал.

– Она действительно многому научилась за это время. Игорь пропускает самое интересное время в жизни дочери. Это очень больно, – говорит жена политзаключенного. – Павлинка не забывает про папу. Он присутствует в ее играх, вопросах. Если она ест печенье, то делит его: себе, маме и папе. Каждый вечер обнимает мобильный телефон с фотографиями Игоря.

«Я не боюсь. Они сами убили во мне страх»

Идти вперед Дарье помогают надежда и волна поддержки со времени задержания Игоря. Теперь внимания стало даже больше. Девушка может до поздней ночи отвечать на сообщения в различных мессенджерах и соцсетях.

– Люди пишут, чтобы я держалась. Не хочу никого обидеть, но не люблю это слово, потому что мне кажется, что я и так настолько держусь, что не знаю, как можно держаться еще больше, – говорит Дарья.

Много пишут и Игорю. По словам Дарьи, он рассказывал, что иногда целый день тратит только на ответы на письма – даже почитать книги или газеты не остается времени.

– Пишите письма политзаключенным, – говорит девушка. – Не только Игорю, а всем. Им это важно. И рассказывайте повсюду, где можете, о происходящем. Это то, о чем я прошу людей. Ведь призывать выходить на улицы не могу, поскольку сама не выхожу.

За время заключения мужа Дарья научилась жить сегодняшним днем и преодолевать проблемы по мере их появления.

Дарья Лосик. Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

– Я не знаю, как можно что-то планировать сегодня, так как не могу прогнозировать, что будет происходить. Возможно, завтра я сама окажусь в СИЗО, – говорит девушка.

Но Дарье не страшно. Девушка не боится открыто говорить о своем отношении к ситуации в стране.

– Да, если бы еще год назад мне сказали, что мне придется делать что-то такое, давать интервью, я бы посмеялась, – отмечает жена политзаключенного. – Но у меня нет другого выхода. Пока другие боятся, я буду говорить. У меня нет страха – за девять месяцев они сами его убили.

«Эти голодовки забрали у нас десять лет жизни»

В постоянной тревоге живут и родители Игоря Лосика. Два голодовки сына сильно подорвали их здоровье.

– С июня мы в тотальном стрессе. Спасаемся тем, что есть внучка, дача, собака – это не позволяет полностью уйти в грустные мысли, – говорит мать Игоря Наталья Лосик. – Переписываемся с Игорем. Какие-то письма доходят, какие-то – нет. По тону видно, что Игорю там тяжело.

Наталья, мать Игоря Лосика. Барановичи, Беларусь. 15 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Обе голодовки стали для родителей Игоря тяжелым испытанием.

– Мы с мужем были просто на грани, – говорит Наталья. – Лет десять жизни та первая голодовка точно у нас забрала. Хотя я его понимаю, но не согласна с таким шагом. Возможно, это имело бы смысл в какой-то другой, цивилизованной стране. Но не в нашей. Здесь никому нет до нас дела, в этом беззаконии. Ничего у тех, кто эти обвинения придумывает, человеческого не осталось.

Когда Наталья узнала, что сын голодает всухую, у нее поднялось давление до 180 на 100. Женщина в тот день не смогла пойти на работу.

– Хорошо, что хоть понимают, разрешили не пойти, – говорит мать политзаключенного. – В общем, много поддержки от людей, очень благодарна им. Но это мы, продержимся. А что делать, чтобы помочь сыну – я не знаю. Записаться на прием к Лукашенко – ну так вряд ли он будет меня слушать. Я на самом деле не знаю, что могу сделать.

Наталья говорит, что ни минуты не сомневалась в том, что все обвинения, которые вешают на Игоря, – надуманные, что парень не имел отношения к массовым беспорядкам или чему-то подобному.

– Игорь всегда был законопослушный, у меня с ним никогда не было проблем, – говорит мать политзаключенного. – Когда он учился в школе, я любила ходить на родительские собрания, там его всегда хвалили. Он хорошо учился, в университете получал повышенную стипендию. Занимался плаванием. Он ни в чем не виноват. Ему отомстили за то, что у него было много подписчиков, его читали, а властям нужно было зачистить информационное поле.

Наталья показывает фото со свадьбы Игоря и Даши. Барановичи, Беларусь. 15 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат
  • Игорю Лосику 28 лет. Родился и вырос в Барановичах. Окончил Барановичский государственный университет по специальности «преподаватель иностранных языков». Был администратором телеграм-канала «Беларусь головного мозга».
  • Игоря задержали 25 июня в их доме после обыска. Завели уголовное дело по ст. 342 УК РБ: «Участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок». Молодого человека содержали под стражей в СИЗО № 1 в Минске, 18 августа перевезли в следственную тюрьму в Жодино.
  • 15 декабря Лосику предъявили обвинение по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса: «Подготовка к участию в массовых беспорядках». 11 марта стало известно о новом обвинении, подробности которого пока не озвучиваются.

    Белорусские правозащитники признали Игоря политзаключенным.

Анна Гончар/АА, фото АВ belsat.eu

Новости