«Мы не хотим закрывать заводы». Стачкомы создают движение, цель которого – общебелорусская забастовка

Рабочие ОАО «Гродно Азот» бастуют на предприятии. На снимке Юрий Рововой, сопредседатель стачкома «Гродно Азота». Гродно, Беларусь. 19 августа 2020 года. Фото: Василий Молчанов/Белсат

Объединение «Рабочы Рух» создали работники, участники стачкомов и активисты различных предприятий Беларуси для защиты своих прав и интересов. Через эту платформу объединенный стачком планирует устроить общебелорусскую забастовку, рассказал Юрий Рововой, сопредседатель стачкома «Гродно Азота».

Чтобы работники могли общаться между собой, делиться идеями и подготовиться к стачке, запустили чат-бот и сайт.

««Рабочы Рух» создали работники, которые не смирились с беззаконием в Беларуси и решили отстаивать свои права в том числе и из-за забастовки», – отметил Юрий Рововой.

По его словам, первая задача рабочего движения – восстановить демократические свободы и права в стране. Три основных требования остались теми же: прекращение насилия, освобождение политических заключенных и отставка Лукашенко.

После выполнения основных требований рабочее движение будет добиваться реализации еще 15 пунктов своей программы, среди которых – восстановление уволенных и отчисленных по политическим мотивам, выплата забастовщикам компенсаций, включение в наблюдательные советы избранных представителей работников в числе не менее 35% от общего состава, запрет продавать государственную долю предприятий без согласования с избранными советами, реформа системы высшего образования для признания дипломов в мире и прочее.

«Однако без выполнения наших основных требований остальные не смогут состояться. И эта инициатива для тех, кто это понимает», – уверен Юрий.

В августе мало кто знал, как бастовать

По мнению Юрия Ровового, забастовки после ультиматума Тихановской и во время митингов в августе – сентябре провалились, так как на то время люди не знали, как правильно бастовать, и не присоединилась критическая численность работников:

«Всем казалось, что бастовать просто. А это не так. В такие горячие моменты возникает много предложений, сложных вопросов: как бастовать, что мы будем делать, а что не будем.

В химическом производстве, где я работал на гродненском «Азоте», нужна воля, чтобы взять и нажать кнопку, которая останавливает производство. Даже от одного такого действия убытки для завода – сотни тысяч долларов, которые повесят потом на кого-то.

И такие были разговоры: мол, вы самый бодрый коллектив, давайте начинать с вас, а мы потом. А те отказывались, ждали общего решения. Ведь что скажут другие люди, которых мы оставим без работы? А нужно собрать 10 тысяч, это очень трудно. Даже со стачкомом».

Когда работники выбирали представителей от своих цехов в стачком, администрация начала препятствовать сплочениям: «Люди шли на завод, чтобы поставить свою подпись, а им блокировали пропуски. Даже когда организовался стачком из более ста человек и большинство поддерживало забастовку, было не ясно, как это делать: или останавливать производство, или работать на склад и не давать отгружать, или блокировать железную дорогу, чтобы нельзя было вывезти удобрения.

И люди начинают спорить по этим вопросам, вмешивается администрация, провластный профсоюз. А время идет. И 20-го августа с российских номеров людям начали присылать угрозы: «Не поддержите забастовку – мы вас вырежем». Эта провокация предпринималась, чтобы начать преследование по статье 200 УК – «Насильственное принуждение к стачке». И на следующий же день за мной пришли силовики».

Коллеги защитили Юрия, он успел уехать из страны. Приблизительно то же происходило на других предприятиях Беларуси, поэтому организовать забастовку не удалось: «Мы запутались и потеряли время. А платформа и телеграм-бот помогут нам организоваться, принимать решения безопасно, анонимно, чувствуя плечо коллеги».

Максимальная безопасность работников

Разработчики специальной платформы уделили большое внимание безопасности работников, для которых создается рабочее движение. Представитель стачкому отметил, что для максимальной защищенности пользователей платформы потратили наиболее времени:

«Ясно, что к тем, кто захочет быть активистом, и к тем, кто подтвердит свое желание присоединиться к забастовке, может быть нежелательное внимание. Поэтому все данные, которые попадут в систему, будут зашифрованы и не видны другим пользователям.

Если человека даже задержат на улице и залезут в его телефон, они там ничего не увидят. Ведь если ты разговариваешь с ботом, сообщения самоуничтожаются. И нельзя будет найти ни активности, ни истории активностей. Если будет необходимость, люди смогут общаться с коллегами в специальном безопасном чате».

Юрий Рововой подчеркнул, что такие чаты будут модерироваться, чтобы избежать оскорблений и провокаций: «Мы понимаем, что попасть туда захотят представители ГУБОПиК и других учреждений. Поэтому анонимизируем всех пользователей. И только модераторы смогут видеть, кто и до какой степени верифицировался. Кто просто дал чек со столовой, а кто дал свое удостоверение или пропуск. Это разные уровни верификации и различные возможности на платформе».

Модераторы также защищены от того, чтобы к ним пожаловали силовики и забрали данные пользователей: «Мы со старта поняли, что модераторы должны быть за границей, иначе их могут деанонимизировать и с помощью насилия получить информацию.

Второе требование – модераторы должны быть работниками белорусских предприятий, чтобы никто не принимал решений за работников.

Это будут представители разных заводов и предприятий, ведь стоит знать специфику отрасли, чтобы человек сам был из коллектива».

На платформе движения можно будет увидеть, сколько работников готовы присоединиться к забастовке. Однако на каких предприятиях наиболее активных участников, будут знать только модераторы. Это также одна из мер безопасности.

«Мы проведем большую аналитическую работу, чтобы забастовка была болезненной для режима, а не для людей, чтобы не запустить новой волны репрессий.

Мы не можем дать сведений, вроде, вот, на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе 500 человек готовы к забастовке, а повсюду – по 10-20. так как будет слишком много внимания к Мозырю. Поэтому статистика будет транспарентная, но не подробная», – рассказал Равовый.

Когда состоится стачка, решат работники

Собеседник подчеркнул, что о каком-то конкретном дне стачки речь не идет: «Если кто-то говорит про 1 мая, или 9-го, или 25-го… Родненькие, остановитесь! Нет, это так не работает. Никто не может назначить даты или какого-то праздника как хороший момент. Пока не будет достаточно решительности и пока люди не будут готовы, никаких дат».

Соучредитель стачкома убежден, что забастовка произойдет точно: «Это будет. Не из-за того, что люди такие идейные или станут более идейными и начнут жаждать больше свободы. Дело в том, что начинаются большие экономические проблемы. Мы видим, что то здесь, то там не выплатили зарплаты, людей увольняют.

Проблемы будут наслаиваться. А как показывает история, проблемы дают повод людям объединяться и бастовать.

Конечно, если начнут расти зарплаты и Лукашенко поведет нас в светлое будущее, то люди закроют глаза на беззаконие. Но такого не произойдет, и проблемы вынудят людей к такому шагу, как забастовка. А рабочее движение поможет организоваться эффективнее».

Активисты рабочего движения также устроили юридическую и психологическую поддержку для бастующих. Известные инициативы, как «Digital solidarity» и «IneedHelp», готовы поддержать участников стачки. К тому же на площадке движения можно подготовиться к стачке в бытовом плане: узнать о вещах первой необходимости на время, когда вся страна начнет забастовку, позакрываются предприятия и прекратится торговля.

«Мы не хотим закрыть заводов и чтобы люди потеряли работы и зарплаты. Мы хотим, чтобы люди были свободны и зарабатывали больше», – подытожил Юрий Равовой.

МГМ/МВ, belsat.eu

Новости