Результаты поиска:

Кто такая Ирена Бернацкая, руководитель лидского отделения Союза поляков, которой грозит 12 лет заключения

Вероника Пиута, дочь Ирены Бернацкой, руководителя лидского отделения Союза поляков Беларуси. Фото: Белсат

«За что меня задерживать? Я ничего плохого не сделала», – так говорила родным на свой день рождения Ирена Бернацкая, руководитель лидского отделения независимого Союза поляков в Беларуси. 24 марта ей исполнилось 55 лет, а на следующий день, 25 марта, к ней домой пришли силовики. После обыска Ирену привезли в Минск, на допрос в Следственный комитет, и оставили под стражей в СИЗО-1. Как и других членов Совета СПБ, ее задержали в рамках уголовного дела о реабилитации нацизма (ч. 3 ст. 130 Уголовного кодекса). Всем грозит до 12 лет лишения свободы.

Дочь Ирены Бернацкой, Вероника Пиута, сидит за столом и держит в руках первое письмо от мамы. Оно пришло как раз накануне католической Пасхи.

«Главное сейчас – наладить связь с мамой. В письме пишет очень личное для нас, чтобы держались вместе, помогали отцу. Она участвует в живом розанце – просит обязательно передать тайну», – говорит Вероника.

Она зачитывает несколько строк из письма, написанных Иреной:

«У меня все прекрасно. Я очень вас люблю. Живите с Богом, держитесь вместе. Молитесь, я с вами, – Вероника останавливается и не может сдержать слез. – Не могу читать, – признается она, но через момент все же продолжает: – Жить сложно. Жить надо достойно. Бог дал испытание, должны достойно его пройти. Ухаживайте за бабушкой».

Ирена Бернацкая, руководитель лидского отделения Союза поляков Беларуси. Ирена Бернацкая была задержана 25 марта в рамках уголовного дела о реабилитации нацизма. Фото: Белсат

Вероника говорит, что Ирена ничего не написала об условиях содержания в тюрьме.

«Сестра увидела в письме другое. Пишет мне: «Мама написала в письме, чтобы мы на праздник были вместе. Она дала понять, что вам надо уезжать», – Вероника грустно улыбается. – Мама очень просит писать ей. Это очень важно. Главное, чтобы она держалась».

«Я живу надеждой, что маму отпустят»

Ирена Бернацкая родилась в деревенской семье. Отец Адольф и мать Владислава – поляки, поэтому Ирена воспитывалась в польских традициях и католической вере. Так же впоследствии воспитывала своих детей.

У Ирены высшее образование: сначала училась в Молодечненском технологическом техникуме, потом – в Технологическом университете в Москве. До 33 лет работала на заводе детских пищевых концентратов. Ушла в декретный отпуск, и после него уже не вернулась на старое место работы – занялась бизнесом: торговала на рынке, вела несколько торговых точек, выезжала в районы. Вероника вспоминает, как во время развала Советского Союза ее мама ездила в Польшу, Литву и возила радиаторы и телевизоры.

С течением времени по состоянию здоровья Ирена вынуждена была уйти с рынка.

У нее две дочери-погодки и сын.

Вероника Пиута, дочь Ирены Бернацкой, руководителя лидского отделения Союза поляков Беларуси. Фото: Белсат

«Мама сначала родила сестру, через год – меня, а потом – брата: у меня с ним разница 12 лет. У нас семья верующих, мы католики», – рассказывает Вероника.

Сестра Вероники – врач, акушер-гинеколог. 18 марта она вместе с младшим сыном выехала в Польшу. Брат учится и живет в Польше.

«Я с семьей остаюсь пока в Беларуси. У меня есть свой кабинет подологических услуг – работаю с проблемными стопами. После августовских событий здесь проводились мероприятия солидарности, например, с врачом Людмилой Дотой. Она ушла на забастовку, борется и готова идти до конца. Наша семья взяла над ней шефство, помогали ей, чтобы у нее были хотя бы минимальные средства для существования. Но не знаю, потянем ли мы это все, потому что много расходов идет на маминный вопрос», – рассказывает Вероника.

Вероника Пиута, дочь Ирены Бернацкой, руководителя лидского отделения Союза поляков Беларуси. Фото: Белсат

Она отмечает, что раньше отключала телефон, чтобы отдохнуть от новостей, теперь же постоянно листает новостную ленту в надежде, что что-то изменилось к лучшему.

«Я живу надеждой, что маму отпустят. Просто верю в чудо. Я понимаю ситуацию, понимаю, что они стали заложниками. Мама искренняя верующая, и это все выпало нам для чего-то. Но чудо обязательно случится, я в это верю. Думаю, до суда дело не дойдет», – рассуждает Вероника.

Когда она начинает рассказывать о маме, взгляд становится теплым, появляется легкая улыбка.

«Мама очень открытый человек, который готов всегда помочь другому. Даже если она с чем-то не согласна, она выскажется, сделает замечание, призовет к совести, но поможет. Например, мама категорически не принимает людей, которые поддерживают действующую власть. Но если такой человек придет и попросит помощи, по-христиански откликнется. Я, например, после августовских событий перестала обслуживать в своем кабинете тех, кто связан с пытками и избиением людей на улицах, кто поддерживает репрессии», – рассказывает Вероника.

Ирена Бернацкая была задержана 25 марта в рамках уголовного дела о реабилитации нацизма. Лида, Беларусь. Фото: Белсат

«Мама не может усидеть дома»

До Ирены Бернацкой руководителем отделения СПБ в Лиде был пан Тадеуш. При нем особо никакой активной деятельности не было, и о Союзе в городе мало кто знал.

«Мама тогда говорила: «Но почему так? Давайте собирать людей, давайте что-то делать». Она сначала помогала Тадеушу – организовывала обучение польскому языку в городе, проводила другие инициативы. А потом сама стала руководителем», – рассказывает Вероника.

По ее словам, Ирена – человек идейный, человек движения, она не может усидеть дома, ей все время нужно чем-то заниматься. Дома она не смотрит телевизора, слушает и смотрит только польскоязычные программы. С семьей переписывается в сообщениях по-польски. Но письма из заключения пишет по-русски, так как по-польски не пропустят.

Вероника Пиута, дочь Ирены Бернацкой, руководителя лидского отделения Союза поляков Беларуси. Фото: Белсат

Ирена Бернацкая вместе с несколькими женщинами занималась социализацией детей из детского дома, которые вышли во взрослую жизнь, но полностью к ней не приспособлены. Однако большинство этих детей все же начали вести асоциальный образ жизни. Осталась только одна девушка, и вот с ней Ирена работала, учила ее самостоятельной жизни.

«Например, ездили и помогали ей готовить, потому что девушка даже не знала, что такое сырое яйцо – она всю жизнь видела только вареные. А яйца из магазинов била и выбрасывала, думая, что они испорчены», – вспоминает Вероника.

Ирена Бернацкая также занималась детьми и взрослыми с инвалидностью. При отделении Союза поляков в Лиде есть семьи с детьми-инвалидами, для которых Ирена организовывала поездки, помогала с инвалидными колясками и ходунками. В школе помогала детям гуманитаркой. Активно помогала в местном костеле.

Наклейка «Католик не фальсифицирует» в доме Вероники Пиуты, дочери Ирены Бернацкой. Фото: Белсат

«Последний раз 23 марта мама организовала большую уборку в костеле, к празднику, якобы что-то предвкушала. Также она участвовала в восстановлении старых памятников. Я о всей ее активности даже и не знаю. Иногда незнакомые люди меня спрашивают: «А вы дочь Ирены Бернацкой? Вой, а мы ее знаем, вместе делали то или то». Мама довольно известная личность в нашем городе. Кто-то, конечно, может не любить ее за критику и прямолинейность. Мама тот человек, который всегда все говорит в глаза. Если что-то не так, она говорит, что думает. Мы сами по себе активные, мы никогда не пройдем рядом и не закроем глаза на беззаконие. У нас характер горячий, меня разрывает, когда вижу несправедливость. Сестра такая же», – говорит Вероника.

«Мама подняла четки к глазам милиционера и говорила о совести и грехе»

«После августовских событий на нас всех, кроме наших мужчин, завели административки. У мамы больше всех – три», – рассказывает Вероника. Первое административное дело стало очень громким: за молитву возле костела.

«После избиения людей 9-11 августа на улицы вышли женщины. Это была среда, 12 августа. Мы вышли также, и мама тогда сказала, что все, что нас спасет, это молитва», – вспоминает Вероника.

Марина Тишковская, Анжелика Борис и Ирена Бернацкая. Фото: Barbara Kalczyńska / Facebook

Группа людей собралась на улице возле фарного костела и начала молиться за Беларусь Помпейской новенной (молитва в течение 58 дней). Каждый день к ним приезжали патрульные машины и предупреждали о несанкционированном массовом мероприятии. Снимали на камеру, наблюдали, но никого не трогали. Но по лицам уже знали, кто ходит и молится. 1 сентября милиционеры приехали и начали снимать всех на видео. Молящиеся женщины стали отворачиваться, началась ссора. Подошли мужчины, и милиция начала их задерживать. Подбежали женщины с розариями, Ирена Бернацкая и еще одна женщина подняли розарии к глазам милиционеров и стали говорить о совести и грехе. После этого Ирену вызвали в прокуратуру и составили протокол.

Лукашенко обещал: если станет президентом, у поляков будет столько школ, сколько надо. История Союза поляков Беларуси

«Вызвали только ее одну. На суде дали штраф 800 рублей. После этого мама обжаловала решение в областном суде, и в мотивировочной части уже повсюду значилось, что мама – председатель отдела незарегистрированного СПБ в Лиде», – отмечает Вероника.

Второй протокол составили на Ирену Бернацкую в октябре. В воскресенье, 25 октября, она была в костеле, после службы встретилась там с мальчиком Владиком – он с инвалидностью. Они поговорили насчет коляски. В этот день традиционно собрался митинг возле костела. Он стал последним в Лиде – тогда забрали практически всех. Ирену, которая шла вместе с мальчиком рядом с колонной людей, тоже задержали.

Третий протокол составили на Ирену Бернацкую за события 18 января, когда выносили приговор известному лидскому активисту Витольду Ашурко. Кто-то в зале суда крикнул «Жыве Беларусь!», и схватили всех, кто там был, включая Ирену. Ее оштрафовали на 50 базовых.

«Если бы мы предложили маме уехать, она бы сказала «нет»

24 марта, за день до задержания, у Ирены Бернацкой был день рождения. «Мы приехали ее поздравить, и разумеется, в этот вечер не читали новостей. А тогда пошла информация по телеграм-каналам, что на Анжелику Борис и группу лиц заведено уголовное дело по ст. 130. Можно было бы предположить, что могут быть задержаны все руководители отделений Союза поляков. Но если бы мы даже прочитали эту новость тогда и предложили маме уехать, она бы сказала нет. Она родилась и всю жизнь прожила здесь. И говорила: «Почему я должна уезжать, если ничего плохого не сделала?» – вспоминает Вероника.

На понедельник она готовит новую передачу для мамы: медикаменты. В камере Ирены 6 человек, поэтому рассчитывает на всех.

«Я поинтересовалась, может, у кого-то в камере некому передавать передачки, и мы могли бы еще 30 кг собирать? Но мама через адвоката передала, что не надо, всего у всех хватает. Единственное, попросила деньги, чтобы купить воды. Я перечислила ей в первый же день ареста, она еще, наверное, не знала о них. Мне рассказывали, что сметы там, как и в магазине, может, каких три копейки разница. Это хорошо, будем понимать, как что рассчитывать. Еще осталось телевизор завезти», – говорит Вероника.

«Цель – выжить и остаться на свободе». Как беларусские беженцы скрываются в Польше

Она отмечает, что хотя у них семья, которая воспитывалась на польских традициях, но они родились здесь, на белорусской земле. У них осталась польская культура и язык, которые они стараются сохранять.

«В этой всей ситуации все в руках Господа Бога, как он покрывает… Если он дал такое испытание нашей семье, значит, мы должны его пройти», – подытожила Вероника.

Писать Ирене можно по адресу с указанием полного имени, фамилии, отчества: Ирене Адольфовне Бернацкой, ул. Володарского 2, 220030 Минск, СИЗО-1.

Она руководствуется принципом «если не я, то кто». Кто такая Анжелика Борис – председатель Союза поляков в Беларуси

«Сын плачет по вечерам навзрыд, а я объясняю – папа не умер, не бросил нас, а из тюрьмы он вернется»

«Наша мама в плену». Пока политзаключенная Татьяна Каневская за решеткой, от репрессий страдает вся семья

СП/МВ belsat.eu

Новости