Елена Бондаренко, мать убитого Романа надеется на справедливость

Елена Бондаренко, мать убитого Романа Бондаренко в эфире «Белсата» рассказала о давлении, следственных действиях и визитах в прокуратуру.

Роман Бондаренко погиб 12 ноября. Он – художник, один из жителей площади Перемен. Вечером 11 ноября там во дворе произошел конфликт с неизвестными в штатском, в котором Роман даже не участвовал. Неизвестные срезали красно-белые ленты. В ответ на какую-то реплику Романа начали избивать и потом затащили в бусик. Избили его так сильно, что он умер не приходя в сознание.

Следователи пока так и не возбудили уголовное дело. А на родных продолжает оказываться давление, говорит Елена Бондаренко, мать убитого Романа.

До похорон действительно было сильное психологическое давление. Я не знаю, кто это был, но были звонки, сливы в сеть, слежка. Это давление я расцениваю как запугивание, чтобы я молчала, тихо плакала. Именно такова была цель

— А теперь?

— Сейчас ситуация изменилась. Теперь вакуум, и это просто ужасно. Я понимаю, что, возможно, последствия могут быть. С одной стороны мне хочется, чтобы вся ситуация пришла к логическому завершению, ведь ситуация неопределенности отражается на всех сферах жизни. Я хочу, чтобы возбудили уголовное дело, провели неформальное расследование. Чтобы меня ознакомили с результатами судмедэкспертизы, которая сейчас держится в тайне. Я считаю, что должны быть найдены виновные и их должны наказать.

— Есть ли контакт с следователями?

— Дело передали в Генпрокуратуру. Я два раза была на беседе: поскольку нет уголовного дела, то вызывают не на допрос, а на беседу. Пять часов мне задавали вопросы, которые не имели отношения к трагедии. Спрашивали, какой алкоголь он употреблял, были ли плохие привычки. Я спросила, зачем такая информация, а мне на это сказали, что им нужно составить полный портрет моего сына. Я сказала, что надеюсь, что такой же портрет они составляют и в отношении подозреваемых

— Есть ли в органах люди, которые отнеслись не как все, а более тепло, внимательно?

— Нет. Было все сухо, без эмоций.

— Вы считаете, что было нарушение закона в плане распространения информации?

— Тот канал, который распространил информацию, должен нести ответственность. Но нарушения никакого не было. Артем Сорокин очень квалифицированный врач, я ему очень благодарна. И почти три месяца врач в тюрьме. А за это время он мог бы принести много пользы людям, спасти жизни людей.

— Вы подавали жалобы на сюжеты на гостелевидении, есть ли результаты?

— Получила отрицательный ответ, как и на другие обращения. Говорится, что нет нарушений, поэтому и не будет ответственности.

— На ВНС поехала Вероника Сердюк, которая представляла всех матерей. Ваша реакция на это?

— Сложно было собраться, чтобы обсудить и вынести позицию какую-то и с этим ехать на собрание. Этого не было сделано, очень много матерей оказались за бортом. Это странно и так не должно быть. Много мам в ситуации, когда их детей арестовывали, у которых убиты дети. Много мам, которые оказались в стороне.

— Насколько Светлана Тихановская отреагировала на вашу трагедию?

— Знаю, что Светлана Тихановская приняла близко смерть Романа. Ее слова сострадания очень ценны. Было неожиданностью, что такое количество людей поддерживают морально меня и моих родных. Когда я бываю на могилке – там всегда почищен снег, новые цветы, венки.

— Как вы относитесь к тому, чтобы именем Романа назвать улицу в Минске?

— Я считаю, что это было бы справедливо, если бы это было сделано. Он пошел в армию, этим гордился, что это дело мужчины. Для него было важно. А теперь я понимаю, что это сыграло роковую роль.

40 дней со дня смерти Романа Бондаренко. Дело не возбуждено. В стране проходят акции памяти

 

СК/АА belsat.eu

Новости