Белорусские банки теряют западные банки-корреспонденты. Сильно ли им это навредит?

Попавшие под европейские санкции «Беларусбанк», «Белинвестбанк» и «Белагропромбанк» вынуждены делать валютные операции через небольшие российские банки. Из-за этого от них могут уйти клиенты, у которых есть выбор, а государство вместо прибыли будет вынуждено тратить деньги, чтобы эти банки не обвалились.

Главный офис «Беларусбанка». Минск, Беларусь. 16 марта 2021 года. Фото: ТК / Белсат

Основной банк-корреспондент белорусских государственных банков Deutchebank закрыл корсчета «Беларусбанка», «Белинвестбанка» и «Белагропромбанка». Издание «Наша нива» обратило внимание на то, что это сделали и другие иностранные банки.

«Банки-импотенты». Белорусские банки теряют возможность валютных транзакций

Например, в «Белагропромбанке» из валютных банков-корреспондентов остался лишь небольшой российский «ТКБ Банк», занимающий 87 место в рейтинге надежности российских банков. От «Белагропромбанка» ушли в том числе российские «Сбер», «Россельхозбанк», «ВТБ» и «Росбанк». У «Беларусбанка» еще остался корреспондентский счет в евро от европейской «дочки» российского «ВТБ».

Расчеты, похоже, станут не только менее надежными, но и дороже, и медленнее. Один бизнесмен говорит «Нашей Ниве», что платежи уже обычно промедляются на две недели, хотя раньше три дня считались скандалом.

Через корсчета не проходят зарплаты или пенсии обычных белорусов, которые получают деньги в белорусских рублях. Через них идут платежи юридических лиц по экспортно-импортным и финансовым контрактам, а также некоторые платежи физических лиц. Если банки не смогут устраивать международные расчеты в валюте, они потеряют около 5 % доходов, говорит «Нашей Ниве» экономист Дмитрий Крук.

Насколько это больно для банков и государства?

Экономист BEROC Лев Львовский объясняет «Белсату», что потеря тех доходов – не единственная проблема для банков, которые теряют корсчета на Западе.

Лев Львовский на форуме «Бизнес-Беларусь». Киев, Украина. 27 августа 2021 года. Фото: Белсат

Конкуренция среди банков сейчас довольно высокая, говорит он. Упомянутые государственные банки в последние годы развивались почти так же, как частные, и предлагали если не все, то почти все те же услуги, что частные.

Люди, когда открывают депозиты или счета для зарплат, ориентируются на удобство и хорошие условия – уже «недостаточно быть просто надежным банком». Если компания может выбирать между банком, где «есть все», и банком, где сотрудники не смогут хранить деньги в долларах или получить перевод от родных из-за рубежа, выбор будет очевидным.

Вклады под контролем силовиков

Просто «ради патриотизма» в эти банки не понесут деньги, если будет выбор, говорит экономист. Кто может, тот уйдет в более удобный банк, но уйти могут не все: например, рабочему на заводе организуют счет для зарплат в том банке, где хочет руководство.

«Это не означает, что такие махины, как “Беларусбанк”, сразу падут от этого, – говорит Львовский. – Все же это крупнейшие белорусские банки. Часть счетов открывается там с использованием административного ресурса. Крупное белорусское предприятие, возможно, даже если бы хотело, не смогло бы перейти в другой банк, так как им кто-то запретит это сделать. Мы такое уже видели, когда власти очень настоятельно рекомендовали своим предприятиям уходить из иностранных банков, работающих на территории Беларуси, и из частных банков – в государственные».

Львовский считает, что государство будет помогать своим крупным подсанкционным банкам нелегальными и «серыми» методами, будет прессинг на «лояльные» предприятия, чтобы те пользовались подсакционными банками.

В инвестиционной деятельности, с которой банки получают большую часть доходов, подсанкционные могут остаться «на плаву», но будут «очень неполноценными» – останутся агентами, которые берут государственные деньги и инвестируют в предприятия, нужные государству, говорит экономист.

«Но ведь это не единственный удар по банкам, давление на банковскую систему идет со всех сторон, – отмечает Львовский. – С одной стороны, люди просто так выводят депозиты. С другой стороны, государство требует, чтобы эти банки были не слишком настойчивы в требовании возврата кредитных денег из государственных организаций. Времена у них и так были не очень легкие, а станут только тяжелее. У них отрежут пути развития, они станут такими, какими были в XX веке».

Что ожидает белорусские банки и наши деньги в них? Поговорили с экономистом

Хотя банковский сектор профицитный, многомиллиардного урона для властей это не принесет, но Львовский вспоминает, как любит говорить другой экономист Сергей Чалый, «смерть от тысячи порезов». Если в такой ситуации окажутся небольшие государственные банки, они просто разорятся. Но крупные государственные банки «слишком большие, чтобы обвалиться», поэтому государству придется направлять средства, чтобы докапитализировать эти банки, а это опять убытки.

Государственный долг Беларуси составил 57,4 миллиарда рублей

АА/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости