Результаты поиска:

«Кульминация репрессий». Что значит погром правозащитников и чего ждать дальше – объясняют Стрижак и Усов

С утра 14 июля силовики пришли с обысками к многочисленным правозащитным и неправительственным организациям Беларуси – от «Весны» и Белорусской ассоциации журналистов до Центра экономических исследований BEROC и организации «Гендерные перспективы». Почему так и что дальше?

Почему сегодня?

Политолог Павел Усов. Фото: Белсат

Политолог и аналитик Павел Усов говорит «Белсату»: это вряд ли связано со вчерашним визитом Александра Лукашенко в Россию к Владимиру Путину – это просто логика внутренней политики белорусских властей, реализующих уничтожение всех институтов, которые в той или иной степени формируют гражданское общество.

Правозащитники в данном случае – символическая и ключевая институция в мониторинге нарушения прав человека и сборе информации о преступлениях против граждан:

«Уничтожение активности правозащитников по факту может означать кульминацию внутренних системных репрессий, которые происходят сейчас в Беларуси, – считает Усов. – Очевидно, что времена относительной свободы уже прошли, белорусская система трансформируется в ту, которая больше напоминает тоталитарную».

Андрей Стрижак. Фото: Андрей Стрижак / Facebook

Андрей Стрижак, соучредитель инициатив BY_help и BYSOL, также не считает, что стоит связывать события 14 июля с чем-то вроде встречи Лукашенко с Путиным: мол, раньше кто-то считал, что бывают только «черные вторники» или «черные четверги», а сегодня получилась «черная среда».

«На мой взгляд, это планомерная операция «зачистки», которую они объявили довольно давно, – говорит Стрижак. – Сначала был TUT.by, потом другие СМИ, сейчас пошли по правозащитникам».

Кто следующий?

Вряд ли на правозащитниках остановятся, добавляет Павел Усов: скорее, такие «зачистки» будут иметь системный характер. Политолог напоминает: Лукашенко перед встречей с Путиным говорил о примерно 1500 неправительственных организациях, которые якобы являются «проводниками деструктивного влияния Запада». Похоже, именно такое количество организаций власти пытаются уничтожить.

Усов говорит, что речь может идти уже и об «абсолютно безобидных» организациях или сообществах, которые, на взгляд властей, являются «деструктивными».

Лукашенко обвинил СМИ и неправительственные организации во «внедрении терроризма». Что еще он говорил Путину

 

Стрижак предполагает, что следующим может быть любой из тех, кто остался в Беларуси и занимается гражданской активностью, так как ситуация напоминает военную операцию по зачистке территорий. Сначала «будут выбивать зубастых», а потом будут приходить ко всем, кто может быть хотя бы теоретически опасным, хоть в клуб любителей кактусов. Все может дойти до ситуации, подобной азербайджанской или кубинской, где нет общественной активности, а есть только диссидентская:

«Установка сегодняшней власти такова, чтобы были только подконтрольные ей организации, как БРСМ, например. Либо такие, которые в союзе с ней, хотят сотрудничать или вынуждены сотрудничать – такие, как Белорусская православная церковь», – рассуждает Стрижак.

Это остановит правозащитников?

Смогут ли правозащитники продолжить деятельность, несмотря на погром? Усов отмечает: власти начинают задерживать даже активистов-волонтеров. Основная цель – не просто парализовать легальную деятельность структур, а создать условия, в которых будет невозможно активно следить за тем, что происходит в стране, и выдавить из страны всех более-менее активных людей.

«Фактически, правозащитников могут превратить в «экстремистов», их информацию сделать «экстремистской», как уже происходит в отношении Telegram-каналов и журналистов», – отмечает Усов и призывает делать резервные копии всей информации о репрессиях, чтобы собранное не исчезло.

«Не прекратим своей правозащитной деятельности». После облавы правозащитный центр «Весна» выступил с заявлением

На фонды солидарности были многочисленные нападения и уголовные дела, однако они продолжили деятельность. То же самое будет и с правозащитниками, считает Стрижак, потому что те привычны к работе в экстремальных условиях. Даже если задержали руководителей «Весны», вряд ли «Весна» прекратит работу:

«Я уверен, что работать будут не только те члены «Весны», которые выехали из Беларуси, но и те, кто остался в Беларуси, ведь это люди с особым пониманием того, что происходит в Беларуси, – заявляет Стрижак. – Просто, видимо, нам – всем общественным активистам – придется переходить на более партизанский уровень работы».

К сожалению, говорит он, теперь любой активист, который решил остаться в стране, должен понимать, что «это отсидка, рано или поздно». А если решил уезжать, должен знать, что за границей будет совсем другая жизнь и что нужно будет заново выстраивать все линии сотрудничества, зато будет возможность работать на благо Беларуси, оставаясь на свободе.

АА/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости