Результаты поиска:

По возвращении из-за границы вызывают в КГБ. Что говорить и можно ли отказаться?

Белорусов, которые ездили за границу и вернулись, могут вызвать на беседу в Комитет государственной безопасности и спросить, как прошла поездка. А то и заставить записать агитационное видео. Но есть отличная отговорка.

Чемодан путешественника после визита в КГБ. Коллаж: Белсат

Масштабы и причины вызовов в КГБ после зарубежных поездок неясны, но известно, что это не единичные случаи. Одна читательница подробно рассказала «Белсату», как это было.

Что хотели в КГБ?

Она ранее «засветилась» в административных делах за «несанкционированную акцию». Прошлой осенью она летала в страну Евросоюза, где раньше жила несколько лет, вылетала из России, возвращалась через Польшу. Через две с лишним недели ей позвонили из КГБ, пригласили на беседу «насчет выезда за границу». По телефону разговаривать не стали, так как лично хотели «убедиться, что с вами все хорошо». Отказываться она не стала.

«Прием был такой, будто старые добрые одноклассники встретились через лет 15», – описывает женщина разговор в КГБ.

Сотрудник КГБ рассказывал ей, «как плохо жить в Польше, как к белорусам там плохо относятся, в целом о тяжелой жизни за границей». У нее же собеседник просил описать свой путь, рассказать, встречался ли с ней кто-то и выходил ли на контакт. Спрашивал о политической ситуации в стране и о том, могла бы Светлана Тихановская быть президентом. Попросил записать видео с рассказом о том, где была, и с призывом не участвовать в несанкционированных акциях, «ведь штраф надо платить».

Снимок имеет иллюстративный характер. Здание КГБ в Минске. Фото: Белсат

Она спросила, не издеваются ли над ней просьбой о видео, – сказали, «так надо». После записи видео ее отпустили, хотя она думала, что из КГБ может и не вернуться на свободу.

В целом разговор был в дружелюбных тонах, без угроз, но «выводили на эмоции», задавали провокационные вопросы. Еще и «культурно намекнули», что каждый раз, как она будет выезжать за границу, придется ходить на такие разговоры.

«Оперативный псевдоним Бонд». Активист Павел Батуев рассказал о вербовке в КГБ

Что делать? Можно «заболеть»

Знакомый успокаивал ее перед походом в КГБ: это когда приходят с обыском, тогда может быть плохо, а когда просто приглашают к себе, тогда это, наверное, достаточно безопасно. Женщина советует на таких разговорах говорить как можно меньше, «включать дурака» и не вестись на провокации.

Соучредитель и руководитель фонда BySol Андрей Стрижак говорит, что у вопроса, что делать в ситуации, когда вызывают в КГБ, есть несколько аспектов.

Андрей Стрижак. Фото: Алиса Гончар / Белсат

«Первое: понятно, что в стране сейчас не до законов, – перечисляет Стрижак. – Но не до законов для людей. В принципе, полностью по своим собственным законам работает система. Законы у нее очень простые: людям хочется наработать себе легкие “звездочки”. Они уже просто извираются и придумывают различные методы, как это сделать: количество проведенных профилактических разговоров, количество соглашений о сотрудничестве…

Конечно, с точки зрения правозащиты и защиты себя правовыми механизмами говорить не о чем, к сожалению, так как страна сейчас просто вылетела из правового поля».

Но Стрижак дает несколько советов:

  1. Отказаться от такого разговора можно, сказав, что имеешь COVID-позитивный статус, так как сотрудники КГБ тоже боятся за свое здоровье и не хотят лишний раз болеть. Может, удастся только выиграть время, а может, сотрудник КГБ и потеряет интерес.
  2. Если на разговор уже пошли, вся техника должна быть «чистой». Следует отписаться от «непровластных» политических каналов и страниц, почистить историю браузера от «оппозиционных» страниц. Ничего из вещей не должно выдавать политических взглядов.
  3. Во время разговора можно быть немногословным и просто слушать, «отбыть это как повинность».
  4. Спорить с сотрудником КГБ не надо, потому что это и бессмысленно, и рискованно.
  5. Если предлагают записать видеообращение, ничего страшного, можно согласиться: хорошего метода отказаться от этого в помещении КГБ нет, но «в скором времени почти все в Беларуси будут с такими записями». Стрижак вспоминает, что даже спортсмены после неудачного выступления на Олимпиаде записали «покаянные видео». Трагедии в таком видео нет: знакомые поймут, что запись такого видео была вынужденной.

«Думаю, что это не конец: они еще что-то придумают, – рассуждает Стрижак. – Будут родителей вызывать на беседы, если дети будут что-то делать. Полет фантазии есть».

Как работает «подземная железная дорога» Беларуси. Интервью с руководителем BYSOL Андреем Стрижаком

Может, лучше пока не ездить за границу?

После разговора в КГБ читательница изменила планы: собиралась во Францию, но решила, что за границу лучше пока не выезжать, так как в следующий раз из КГБ можно и не выйти.

«Переждать? – рассуждает Стрижак. – Если бы мы точно знали дату, до которой можно переждать, то, может, стоило бы.

Но мы видим, что жизнь идет, дети идут в школу, родственники взрослеют, внуки рождаются. Я бы не стал откладывать возможность поездки за границу. Особенно сейчас, потому что мы видим, что происходит вокруг Беларуси и с белорусскими соседями. Может так случиться, что следующая возможность поехать будет не слишком скоро».

Стрижак советует не откладывать поездку, а помнить, что возвращаться придется в страну, «в которой может произойти что угодно». Поэтому он советует готовить к возвращению себя, свои девайсы и свою интернет-историю.

Не помогает ли режиму эвакуация активистов из Беларуси? Спросили тех, кого вывезли

АА/ММ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости