«Если мы тебя через пять минут найдем – молись». История № 4 проекта «Мне еще повезло»

Публикуем истории белсатовского проекта о пострадавших от действий силовиков.

Алексей Завадский пошел на выборы наблюдателем и, зафиксировав несколько нарушений, с несколькими коллегами пошел в территориальную комиссию Советского района Минска. С крыльца администрации их забрала милиция: схватили, кого успели. Алексей был ошеломлен, говорил им, что подает жалобу, но силовикам было все равно.

В УВД Советского района Алексей понял: в городе что-то происходит, так как постоянно формировались группы, уезжали силовики. Один милиционер, который не попал в очередную группу, даже огорчился: «Жаль, я так повоевать хотел». Алексея с другими задержанными караулили курсанты, а через некоторое время ОМОН привез новую партию людей. Их бросили на пол, под ноги Алексею. У одного из новых задержанных слетела белая обувь, ее бросили рядом с парнем со словами: «Вот, тебе понадобятся белые тапки».

Алексей до последнего думал, что после составления протоколов их отпустят. Но через два часа стояния пришли омоновцы, связали руки стяжками и завели в машину. Парень хорошо ориентируется в городе и, хотя видел только пол автомобиля, понял: следующая остановка – Окрестина.

Там всех поставили на растяжку у стены. Через некоторое время парень попал в камеру и сначала подумал, что условия даже неплохие, но позже оказался в камере на шесть мест, где было 36 человек. Дышать было нечем, на все просьбы – один ответ: «Сейчас вам прилетит дубинкой». Запретили даже громко разговаривать. Окна выходили во двор: как и многие задержанные тогда, Алексей слышал страшные крики.

Алексей Завадский. Фото: Белсат

Суд – как и у других, несколько минут, в протоколе задержания – традиционно не то время, не то место. В итоге – 10 суток ареста. Алексей отреагировал довольно спокойно: «Если будут кормить, то можно и отсидеть». Неожиданно ночью после суда разбудили. Тогда парень заметил странное обстоятельство: обычно ночью был слышен гул моторов машин, шум того, как привозили людей, крики. Тогда гула машин не было, однако крики по-прежнему слышались снаружи. Позже Алексей сам понял, почему.

Разбудили и приказали спуститься во двор. На газоне во внутреннем дворе бусы стояли так, что закрывали часть газона между зданием и забором. Получалось, что туда не попадал свет от фонарей. Приказали бежать за бусы, ложиться на траву лицом вниз. Начали молотить: «Мы сейчас покажем, как выходить на улицу и требовать перемен! Чтобы мы не видели тебя в центре города». Силовики заставляли петь гимн и при этом избивали. Через некоторое время стали людей по одному выпускать. Пока вели к воротам, колотили со словами: «На расстрел ведем».

Рисунок Алексея. Фото: Belsat.eu

Перед глазами Алексея – ворота Окрестина, его обувь и кровь из головы. Но страха не было, он уже догадывался, что скоро выйдет за ворота. Позже Алексей смотрел кадры в СМИ с той ночи и искал лужу собственной крови на асфальте.

Сотрудник, выпускавший Алексея, сказал ему на прощание:«Вот там метро, давай, если мы тебя через пять минут найдем – молись». За забором – никого, тогда еще не появились волонтеры. Алексей сразу быстро побежал, прятался от автомобилей, потому что боялся, что это могут быть «они». Парню пришлось ждать несколько часов до первого общественного транспорта. Дорогой домой он еще несколько раз терял сознание и падал прямо на асфальте. В эпикризе врачи напишут: разрыв мышцы левого бедра, повреждения и кровоподтеки грудной клетки и обоих бедер.

Все истории проекта «Мне еще повезло» читайте, смотрите и слушайте здесь.

Новости