Сигнал молчать или культ бедности? Что означают задержания топ-сотрудников A1, Hyundai и EPAM

Нужно ли волноваться за свой бизнес компаниям, сотрудников которых задержали в конце прошлой недели? Спросили у Валерия Цепкало и Кирилла Волошина.

Кадры из «покаяльных видео» пресс-секретаря телеком-компании A1 Николая Бределева, директора по маркетингу и продаже автомобилей «Хёндэ Автоград» Сяргея Бабашкова и главного бизнес-аналитика IT-компании EPAM Дениса Насуро. Фото: ГУБОПиК

10 декабря силовики задержали пресс-секретаря телеком-компании A1 Николая Бределева (его уже осудили на 15 суток ареста), директора по маркетингу и продаже автомобилей «Хёндэ АвтоГрад» (дилера Hyundai в Беларуси) Сергея Бабашкова, 11 декабря – главного бизнес-аналитика IT-компании EPAM Дениса Насуро. Со всеми тремя публиковали «покаяльных видео» – задержанные говорили о подписке на «экстремистские» Telegram-каналы, называли свои зарплаты, первые два «каялись» в гомосексуальности. Связанные с силовиками провластные каналы призывают «конфисковать» и национализировать A1.

Что означает для компаний эта серия задержаний?

Бывший руководитель «Парка высоких технологий», а ныне политик Валерий Цепкало говорит «Белсату», что это может быть сигналом коммерческим компаниям, чтобы они «отказались от мысли финансировать какие-то гражданские движения», а также чтобы «вели идеологическую работу» с работниками.

Валерий Цепкало дает пресс-конференцию после регистрации инициативной группы. Фото: Белсат

Он вспоминает, что и в ПВТ власти хотели создать низовые организации БРСМ или обязательно включить всех в профсоюзы – когда Цепкало руководил ПВТ, от этого отказались. Это может быть и сигналом соответствующим странам, с которыми связаны компании: Австрии, Южной Корее и Соединенным Штатам, считает он.

«Упаковывать вещи» и выводить активы компаниям вряд ли стоит, полагает Цепкало. Да и компании, работников которых недавно задержали, очень разные: для Hyundai белорусский рынок почти незаметен в общей работе; у EPAM главный актив – это десяток тысяч человек, которых непросто сразу вывезти (но и непросто «национализировать»); у A1 сотрудников гораздо меньше, но много инфраструктуры, и за национализацию активов компания может подать в Международный суд, победить и добиться ареста белорусских активов за рубежом.

A1 Telekom Austria Group не получала официальных претензий от белорусских властей

Соучредитель TUT.bу и Hoster.bу Кирилл Волошин говорит «Белсату», что задержания именно высокопоставленных сотрудников компаний могут быть совпадением, вряд ли это попытка «отжать» компании. Но это может быть попыткой угрожать и попыткой разжигать вражду.

Кирилл Волошин. Фото: start.by

«Я не уверен, что компании A1 нужно начинать волноваться за свои активы под предлогом того, что забрали ее пресс-секретаря, – рассуждает Волошин. – Если, не дай бог, начнутся какие-то массовые посадки менеджмента, проверки, фейковые налоговые дела, тогда, наверное, надо волноваться за свое имущество».

Волошин добавляет: угадать, станут ли отбирать компании, сложно. Он вспоминает шутку о том, что шансы встретить динозавра на улице – «50 на 50, можешь не встретить, можешь встретить». Так и в Беларуси: могут закрыть кампанию, могут не закрыть. До разгрома TUT.bу, напоминает Волошин, никому в голову не могло прийти, что можно просто взять и закрыть основные СМИ страны, что можно посадить людей по надуманному делу и что государству за это ничего не будет.

«Хорошо зарабатываешь? Фу! Еще и гей, наверное»

По мнению Волошина, на первом месте в этих задержаниях и «покаянных видео» не угроза компаниям, а разжигание вражды, так как такие видео – «Самый простой способ эту вражду вызвать в глазах ябатек».

Аудитории показывают успешных, умных, хорошо одетых людей с высокими зарплатами, а оказывается, что у них аж два «страшных греха»: «неправильная сексуальная ориентация» и подписка на «экстремистские» каналы или участие в протестах. А для людей, привыкших к тюремным кастам и тому, что гомосексуалы – «опущенные», это какая-то стигматизация, отмечает Волошин.

Он упоминает недавний пост экономиста Льва Львовского и рассуждает: гомосексуальность такими темпами станет едва не «признаком хорошего тона» и достоинства человека. Мол, бело-красно-белый флаг запрещают – хороший флаг, надо брать; белорусский язык запрещают и уничтожают – надо возрождать этот язык.

Цепкало также считает одной из причин таких «покаяльных видео» попытку посеять в обществе какую-то социальную рознь, «разделять и властвовать»:

«Показать: вот, смотрите, жируют, а еще чем-то недовольны, а вы, рабочие, мало зарабатываете, то вот ваш враг, а не режим, из-за которого вы зарабатываете копейки, – описывает Цепкало возможный ход мысли. – Попытка посеять классовую ненависть, ненависть между разными слоями населения. Поссорить, вызвать зависть».

В этом, считает Цепкало, основная подлость действующего режима: не делать всех белорусов богатыми, а находить богатых, делать их в чем-то виноватыми и противопоставлять тем, кто зарабатывает меньше.

Лукашенко назвал белорусских банкиров «сборищем жирных котов»

За сказанное на «поканных видео» нельзя осуждать

Чем бы это ни было, Цепкало подчеркивает: задержанных нельзя осуждать за сказанное в «покаянном видео», как нельзя осуждать и заключенного Романа Протасевича.

Цепкало напоминает, что видео с пленными записывали еще коммунисты во время вьетнамской войны – известно, что люди, чтобы избежать пыток, скажут что угодно. Он напоминает и легенду об инструкциях израильским солдатам, попавшим в плен (правда ли пленному израильскому солдату разрешено выдавать секреты, неизвестно: в открытых приказах это запрещается, но директивы о пленении засекречены).

Признания, полученные через насилие или угрозу насилия, не признаются доказательством в международной практике и не принимаются судами, добавляет Цепкало. И вряд ли влияют на общественное мнение.

Как не сесть за публикации в социальных сетях

АА/ДБ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости