Иногда не до статистики. Зачем власти Беларуси все чаще прячут данные и можно ли им еще доверять

За последние два года белорусская статистика все больше и больше покрывалась черными дырами. Вот и сейчас дело дошло до государственного долга. Разбираемся, какие последствия могут быть у такой политики и можно ли вообще теперь доверять официальным данным.

Снимок иллюстративного характера. Фото: Белсат

Спрятали статистику по долгу

Министерство финансов Беларуси в сообщении о состоянии госдолга решило не публиковать источники заимствования и адреса погашения займов. Теперь не известно, у кого и сколько государство одалживает, и кому сколько долга отдает.

Между тем внешнее государственное заимствование в ноябре выросло на $ 99,4 млн до $ 1,165 млрд. Этот рост был наибольшим за четыре месяца. Но неизвестно, откуда пришли деньги, хотя раньше это не скрывалось. Неизвестно и то, кому Беларусь в ноябре отдала прежних займов на $ 64,5 млн. Это, к слову, наименьшая сумма за 4 месяца. Превышение в ноябре поступления внешних госзаймов в Беларусь над погашением зафиксировано впервые за пять месяцев.

В долларах государственный (включая гарантированный государством) совокупный – внешний и внутренний – долг Беларуси в ноябре вырос до исторического максимума в $ 26,328 млрд, превысив прежний рекорд, который был в июне 2021-го ($ 26,126 млрд). Это произошло в большей мере за счет прироста внешнего гарантированного государством долга.

Снимок иллюстративного характера. Фото: Белсат

«В ноябре произошло очень серьезное внешнее заимствование денег какими-то государственными предприятиями под гарантии правительства», – приходит к выводу infobank.by.

Но кто, от кого и какие получил кредиты, остается загадкой из-за новых практик Минфина.

Не госдолгом единым

Новые чудеса с белорусской экономической статистикой начались летом 2021 года, сразу после введения европейских, а затем и американских санкций. Так, уже в июле Белстат перестал публиковать данные о внешней торговле нефтью, нефтепродуктами, калийными удобрениями и продукцией машиностроения.

Затем с 13 августа единый портал электронных услуг приостановил предоставлять данные таможенной статистики внешней торговли.

Часть сведений скрывали и ранее, но не в таких объемах. В итоге только за семь месяцев 2021 года были спрятаны данные по экспорту товаров в общей сложности на $ 8,2 млрд. При том что за весь 2020 год засекреченный экспорт Беларуси был в пять раз меньше – $ 1,6 млрд.

Смерть и пенсионеры – тоже тайна

Экономическая статистика не единственные засекреченные данные Беларуси, которые стали таковыми за последнее два года. Уже с весны 2020 года Белстат не публикует и сведения о смертности населения. Это совпало с началом эпидемии коронавируса в Беларуси.

«Значительно увеличилось количество людей, умирающих в местах заключения». Почему?

Вначале статистика еще передавалась в ООН. Благодаря этому удалось узнать, что в июне 2020 года смертность в Беларуси превысила уровень июня 2019-го на 3753 человека. В мае избыточная смертность против мая 2019 года составила 1309 человек, а в апреле – 543. Всего за три месяца было на 5605 случаев смерти больше, чем за тот же период в 2019 году. И это при том, что по состоянию на 13 января 2022 года Минздрав говорит лишь о 5774 смертях от COVID-19. Отчего избыточно умирают белорусы, остается загадкой.

Затем статистика по смертности исчезла и из годовых данных. Белорусам лишь показали общую цифру по населению, благодаря которой удалось узнать лишь то, что за 2020 год количество жителей нашей страны снизилось на 60 614 человек против 18 998 человек за 2019 год. Рост более в чем три раза, но из-за отсутствия данных о смертности, рождаемости и миграции, о точных причинах этого остается лишь гадать. По мнению экспертов, только в 2020 году от коронавируса умерли более 20 тыс. белорусов. Данных по численности населения за 2021 года пока нет.

20 тысяч умерших и 640 тысяч заболеваний. Эксперты огласили статистику по COVID, которую могли скрыть власти

К слову, вслед за статистикой за смертностью исчезли и данные по пенсионерам – самой чувствительной к коронавирусу группе населения. Если раньше они публиковались, то в сборник «Социально-экономическое положение Республики Беларусь в январе–ноябре 2021 года» Белстат такие данные не внес.

На начало ноября 2021 года в Беларуси было 2 млн 422,2 тыс. пенсионеров, а на конец 2020-го – 2 млн 485,8 тыс. и 2 млн. 531,9 тыс. на конец 2019-го. Получается, что за 2020 год число пенсионеров сократилось на 46,1 тыс. человек, а за неполный 2021-й – на 63,6 тыс. За два года их стало меньше почти на 110 тыс.

Снимок иллюстративного характера. Фото: Белсат

Статистика нужна не только госорганам

Проблема спрятанной статистики заключается в том, что она нужна не только госорганам, отметила в комментарии «Белсату» академический директор BEROC Катерина Борнукова.

«На ее основе многие люди принимают решения. Условно говоря, когда мы не видим данных по смертности, мы не можем понять, насколько большую угрозу представляет из себя COVID. И соответственно люди не прибегают к тем мерам, к которым они могли бы прибегать, если бы знали, что на самом деле смертность гораздо выше тех официальных цифр, которые публикует Минздрав», – подчеркнула экономист.

Обещание Лукашенко «разобраться с коронавирусом» вылилось в отмену всех антиковидных ограничений

По ее мнению, действующие власти Беларуси пытаются спрятать неудобную для них статистику.

«Понятно, что запрет на сведения по калию и нефти ввели ровно в тот момент, когда ввели санкции на них», – считает Катерина Борнукова.

Чиновникам и бизнесу тоже непросто

Экономист отметила, что, не зная того, «что происходит с экспортом, работают ли санкции», люди и предприятия хуже могут прогнозировать состояние экономики в будущем. А значит, не могут подготовить к нему свою компанию.

«Например, если мы прогнозируем, что будет спад экономики, то, наверное, стоит вкладывать в развитие более дешевых продуктов и услуг. И наоборот. Это [сокрытие статистики. – Ред. Belsat.eu] мешает принимать эффективное решение, делать правильный выбор», – подчеркнула Катерина Борнукова.

По ее мнению, это касается и чиновников, поскольку скрытая информация доступна далеко не всем из них, а «очень ограниченному числу людей».

Снимок иллюстративного характера. Фото: Белсат

«А другим людям надо писать специальные запросы, чтобы ее получить. Либо она вообще не доступна. Даже для чиновников это создает определенные ограничения в доступе к информации. А меньше информации значит хуже принятие решений», – уверена экономист.

Лучше, чем Минздрав

В то же время Катерина Борнукова полагает, что «то, что Белстат прячет информацию, – это лучше, чем то, что делает Минздрав, который явно выдает в качестве статистики по смертям от COVID какой-набор случайных цифр».

«Лучше не показывать, чем показывать неправду. Поэтому в этом плане я все еще белстатовским данным, которые пока доступны, я доверяю», – отметила экономист.

При этом она отметила и определенные ухищрения Белстата, который иногда переносит публикацию невыгодных в определенный момент сведений, как это было с обзором рынка труда в мае 2020 года.

Снимок иллюстративного характера. Фото: Белсат

«Такие ухищрения бывают, но их видно. Их можно учесть. Это лучше, чем откровенное вранье. Поэтому пока нет повода считать, что на уровне Белстата какие-то такие вещи происходят. Что, в общем-то, не значит, что они не начнут происходить в будущем», – полагает Катерина Борнукова.

Что засекретят следующим?

По мнению академического директора BEROC, в обозримом будущем можно ожидать и новых засекреченных данных. Например, ситуация с запретом транзита продукции «Беларуськалия» через Литву отразится не только на нем, но и, например, на БелЖД.

Литовская железная дорога раскрыла возможные «дыры» в прекращении транзита «Беларуськалия»

«И все возможные ответы в виде торговой войны с Литвой тоже будут бить по БелЖД, по транспортникам. Поэтому мы можем увидеть, например, засекречивание информации по транспорту. Кроме того, может быть засекречивание информации на уровне районов. Ее не так много, но та статистика, которая есть, теоретически может пролить косвенно свет на состояние таких градообразующих предприятий, как “Беларуськалий”, “Нафтан”, которые под санкциями. Поэтому тоже могут начать скрывать эти данные. Есть пока, что еще можно скрывать», – полагает Катерина Борнукова.

Как полагает экономист, прежде всего будут засекречены те данные, по которым у Беларуси нет обязанности подавать их в международные организации.

МГ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости