Как Лукашенко хотел стать Эрдоганом, а стал марионеткой Кремля

Началось с заявления разъяренного и загнанного в угол диктатора 26 мая: мол, Беларусь останавливала наркотики и мигрантов, а теперь Европа сама их будет есть. Сейчас стало крупнейшим международным кризисом с участием нашей страны в современной истории. По обе стороны белорусской западной границы стоят войска, над границей демонстративно и сейчас уже на регулярной основе летают российские стратегические бомбардировщики, а Лукашенко ждет европейской делегации, чтобы все закончилось, как с другим миграционным кризисом – в Турции шесть лет назад. Дождется ли?

На следующий день после отправки организованной тысячной толпы беженцев на польскую границу Лукашенко дал интервью редактору российского журнала «Национальная оборона» Игорю Коротченко. Он традиционно обвинил в мигрантском кризисе Польшу, рассказал о колоннах польских танков, ведущих войну с беженцами, и объяснил свою уверенность в собственной безнаказанности:

«Если мы оступимся, то это сразу же втянет в этом омут Россию. А это крупнейшее ядерное государство. Я не сумасшедший, я прекрасно понимаю, до чего это может привести».

Якобы в поддержку этих угроз в среду два российских стратегических бомбардировщика Ту-22М3 пролетели вдоль западных границ нашей страны. Белорусское Минобороны заявило, что такие авиапрогулки будут теперь иметь регулярный характер. По оценкам польской стороны, на границе только с этой страной в лагере собрались 2-4 тысячи беженцев. Еще с десять тысяч, говорят в Варшаве, остаются в Беларуси, и их только становится больше. Пока Европа декларирует непреклонность.

Шарль Мишель, председатель Европейского совета:

«Что касается строительства инфраструктуры для защиты границ: по оценке легальной службы Европейского совета, мы имеем все возможности и полномочия профинансировать такие действия. Такое решение должна принять Еврокомиссия, но наше мнение на этот счет позитивное».

То есть Брюссель уступать не собирается, но и Лукашенко с самого августа прошлого года не может себе позволить понизить ставки. Поэтому его депутаты, в частности Олег Гайдукевич, призывают к переговорам, но ни в коем случае не в политических вопросах. А глава российской дипломатии советует Европе найти выход, который уже, мол, когда-то сработал.

Сергей Лавров, министр иностранных дел Российской Федерации:

«А почему, когда из Турции шли беженцы в Евросоюз, то Евросоюз выделил финансирование, чтобы они оставались на турецкой территории? Почему нельзя помогать так же белорусам?»

Действительно, на первый взгляд можно заметить сходство сегодняшней ситуации с кризисом 2015 года. После целого ряда военных конфликтов на Ближнем Востоке, от одного где-то до двух миллионов беженцев из охваченных войной Сирии, Ирака, Йемена, Ливии и ряда африканских стран выбрали путь за лучшей жизнью в Европу через Турцию. Анкара фактически шантажировала Брюссель и даже способствовала миграции, пока не получила от объединенной Европы огромные – на данный момент они могут достигать даже десятка миллиардов евро – средства, собственно ради содержания лагерей беженцев.

Витольд Репетович, эксперт по вопросам Ближнего Востока, defence24.pl:

«С самого начала Лукашенко брал пример с турецкой ситуации и рассчитывал на то, что получит то же, что и Эрдоган. Тогда, кроме денег, Турция получила также и зеленый свет на уничтожение собственной оппозиции и курдов. Тогда там шла кровавая пацификация курдских городов и деревень – вместе с сожжением людей живьем. И об этом мечтает Лукашенко: зеленый свет на террор собственного народа от Евросоюза».

Лукашенко увеличивает миграционный прессинг на границах. Может ли Запад его задержать? Интервью с аналитиком Мареком Будзишем

Но различного в этих двух ситуациях куда больше, чем схожего. И речь не только о несравненном числе убегающих из зон боевых действий в Турцию людей и обманутых белорусским режимом тысяч мигрантов, застрявших между польскими и белорусскими силовиками. Турецкий руководитель Реджеп Эрдоган, хотя и является безусловно авторитарным лидером, но в мире его признают легитимным, и он не приглашал к себе беженцев и не провоцировал кризис в собственной стране. Ситуация же на белорусско-европейской границе пока, скорее, – политический, а не гуманитарный кризис. Удается ли Лукашенко давить на Евросоюз? Можно ли сказать, что он нашел слабое место Брюсселя?

«Это не слабость, а совсем наоборот. Тогда, в 2015 году, была слабая позиция. Тогда изначально решили, что можно пропустить несколько тысяч, а потом вдруг те тысячи превратились в миллионы, и только тогда Евросоюз проснулся и увидел, что это создает огромные проблемы. Между прочим, чем больше попадало в Европу, тем сильнее становились местные пророссийские силы», – считает Витольд Репетович.

На данный момент грезы Лукашенко о том, что кто-то из западных политиков сядет с ним за стол переговоров, мягко говоря, призрачны. В среду после встречи со Светланой Тихановской канцлер Германии Ангела Меркель позвонила Владимиру Путину с просьбой… повлиять на своего союзника. Тот пока собирался посоветовать ей набрать номер с кодом + 375. Разговоры с Кремлем без участия белорусской стороны могут быть именно тем, чего хочет Кремль, считает политолог Павел Усов:

«Для Путина, как и для Лукашенко, мигранты являются инструментом влияния на Европу, поэтому для Путина как раз Лукашенко и авторитарный режим является инструментом влияния на Европу – в большем масштабе. С целью прекратить изоляцию России, с целью ввести Россию и Путина в мировую политику».

Это означает, что Европа должна была бы закрыть глаза не только на действия российских спецслужб на ее территории, но и на аннексию Крыма и российскую агрессию на Донбассе. Пока кризис у европейских границ не вырос до таких размеров. Но имеет все возможности для этого, полагает польский эксперт.

Витольд Репетович, эксперт по вопросам Ближнего Востока, defence24.pl:

«Потенциал… Здесь начинаются полеты из Дамаска, из Бейрута. Миграционный потенциал здесь огромен. Россия может начать пускать самолеты из Душанбе, чтобы пустить афганских беженцев. Там открытие границы означает, что через неделю там будут не тысячи, а десятки тысяч».

А что же с Беларусью? Каким образом Владимир Путин мог бы решить проблему, которую создал Лукашенко? Ответ на это дал на прошлой неделе редактор издания «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, говоря о том, что Россия, «подкрадывается» к Беларуси, а на этом заявление с идентичными временными границами прозвучало в эфире «Russia Today». Канала, который, как следует из его собственного описания, «знакомит аудиторию с официальным мнением России».

Генерал США: «Россия должна заставить Лукашенко остановиться»

Антон Красовский, работник телеканала «Russia Today»:

«Александру Лукашенко, так сказать, человеку, который привык воспринимать шесть российских областей как свою собственность, нужно с этим смириться. Это дело не скорое, но мне кажется, что в 2023 году это дело должно увенчаться успехом».

Лукашенко настолько наивен, что не понимает, что его используют? Даже если и нет никакой тайной договоренности с Кремлем, то этому человеку то, что будет через год-два, сейчас не интересно. Ему бы неделю продержаться. После последних президентских выборов горизонт планирования хорошо если составляет неделю-другую.

Всеволод Шлыков для программы «ПроСвет»

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости