Результаты поиска:

От демонтажа тарелок до «экстремизма». Как власти более 13 лет воюют с «Белсатом»

Телеканал «Белсат» начал свое вещание 10 декабря 2007 года. Еще до выхода в эфир, в апреле 2007-го, Александр Лукашенко озвучил свое отношение к «Белсату», назвав его «бестолковым и враждебным» проектом. Поэтому с самого начала власти видели в журналистах телеканала врагов. Belsat.eu рассказывает историю преследования нашего телеканала.

Начало вещания студии информационных программ Белсата из новой студии. 12 апреля 2021 года. Фото: Белсат

Первые обыски и борьба с тарелками

Уже в первые месяцы вещания «Белсата» спецслужбы начали приходить к журналистам, которые сотрудничали с телеканалом, – вызывали на «беседы», проводили обыски, забирали технику. Наиболее масштабной атакой тогда стала серия обысков, устроенная КГБ 27-28 марта 2008 года.

Параллельно местные власти начали кампанию по демонтажу спутниковых тарелок на том основании, что они якобы портят внешний вид зданий и вообще расположены без разрешения. В дальнейшем борьба с тарелками периодически активизировалась, а периодически затухала – в зависимости от общественно-политической ситуации в стране.

Спутниковая антенна. Иллюстративный снимок Pixaby

Несмотря на это, «Белсат» стремился работать в соответствии с белорусским законодательством: в 2008 году телеканал впервые передал в МИД пакет документов на регистрацию своего представительства. Это и все остальные попытки оказались безрезультатными. Каждый раз власти отказывались не только регистрировать представительство, но и давать аккредитацию отдельным журналистам.

Белсатаўцаў вучыў аператар, які выжыў пасля абстрэлу ў Іраку

От предупреждений до гигантских штрафов

В первые годы существования телеканала самым популярным инструментом давления на журналистов были предупреждения от прокуратуры за сотрудничество с иностранным СМИ без аккредитации. К более жестким формам давления власти перешли в 2010-2011 гг., после президентских выборов и разгона Площади, когда в стране начались масштабные репрессии. Белсатовцев били и задерживали, вызывали на допросы и «беседы», в квартирах проводили обыски. Некоторые журналисты, сотрудничавшие с телеканалом, прошли через административные аресты.

В последующие годы уровень репрессий снизился, но давление при этом не прекращалось. В 2014-м белсатовцев впервые начали штрафовать за работу без аккредитации. Тогда же Верховный суд запретил использование польским телевидением названия BELSAT при трансляции на территорию Беларуси. Основанием для этого решения стала жалоба предпринимателя Андрея Белякова против канала якобы за нарушение авторских прав, так как его фирма называется «БелсатПлюс».

Мы можам заклеіць лагатып. Але закрыць нам рот у вас не атрымаецца

Об этой истории забыли вплоть до весны 2017 года, когда по Беларуси прокатилась новая волна репрессий в связи протестами нетунеядцев. Именно дело о товарном знаке «Белсат» стало формальным основанием для обысков в двух минских офисах телеканала 31 марта 2017 года. Люди в штатском вынесли всю технику и погрузили в автомобиль без номеров.

В 2017 году было зафиксировано около трех десятков случаев задержаний белсатовцев во время выполнения профессиональных обязанностей, в том числе в прямом эфире.

Оператор Алесь Борозенко, которого задержали во время освещения протестов на День Воли, был наказан 15 сутками ареста якобы за «мелкое хулиганство». По тем временам случай был исключительный: чаще все преследование белсатовцев ограничивалось краткосрочными задержаниями и штрафами.

Александр Борозенко. Фото: Белсат

Именно с 2017 года власти начали массово использовать против белсатовцев ст. 22.9 КоАП («Незаконное изготовление и распространение продукции СМИ»). По этой статье журналистов систематически задерживали во время исполнения профессиональных обязанностей и штрафовали. В 2017-м общее количество штрафов превысило 50 тысяч рублей, в 2018-м – превысило 100 тысяч.

В апреле 2019 года снова был атакован офис «Белсата»: в рамках уголовного дела по ч. 2 ст. 188 («Клевета») прошел обыск и изъята вся техника. Формальным поводом для этого стала ошибка в тексте одного из сюжетов телеканала, которая касалась Андрея Шведа (будущего генпрокурора). Хотя эту ошибочную информацию «Белсат» на момент обыска уже давно опроверг и принес свои извинения.

«Гэта вэрхал»: як выглядае офіс «Белсату» па ператрусе Следчага камітэту

То уголовное дело развития не получило, а во второй половине 2019 года общий уровень давления даже снизился, власти реже стали использовать ст. 22.9 КоАП. Однако это было затишье перед бурей: в следующем году репрессии вышли на абсолютно новый уровень, беспрецедентный для белорусского медиапространства.

Насилие и конвейер арестов

Преследование журналистов «Белсата» в 2020-2021 гг. условно можно разделить на несколько этапов. Первый – это кровавые события 9-12 августа, когда журналистам приходилось буквально рисковать своей жизнью во время жестокого разгона протестов. Минимум трое наших корреспонденток получили травмы в результате использования силовиками спецсредств: Ирина Ареховская – от резиновой пули, Екатерина Андреева и Татьяна Капитонова – от взрыва светошумовых гранат.

Ст. м. «Пушкинская». Минск, Беларусь. 10 августа 2020 года. Фото: Vot Tak TV / Белсат

Журналисты, попавшие в руки силовиков в те дни, прошли через очень жестокое обращение и избиение. Елену Дубовик сначала избили сразу после задержания, а потом – после того как журналистка отказалась подписывать сфабрикованный протокол. Блондинка-надзирательница била Елену в том числе коленом в живот. В результате журналистку госпитализировали в больницу с подозрением на разрыв яичника.

Несмотря на жестокое обращение, в большинстве случаев задержанных 9-12 августа белсатовцев отпускали без суда, а иногда и без составления протоколов.

Второй этап послевыборного преследования белсатовцев начался в конце августа. Уровень физического насилия явно снизился, однако сейчас вырос риск оказаться за решеткой в результате выполнения своих профессиональных обязанностей. Фабрикация административных протоколов, где журналистов обвиняли в участии в массовых мероприятиях или в неповиновении милиции, стала массовым явлением.

Журналистку Елену Довнар освободили с Окрестина после 30 суток ареста

Случаи административных арестов белсатовцев фиксировались и в предыдущие годы, но это было скорее исключением из правил. Осенью 2020 года ситуация изменилась: в лучшем случае белсатовцев оставляли за решеткой до суда, в худшем – давали 15 «суток» ареста или даже больше.

Задержания, избиения, аресты. Как преследуют журналистов «Белсата» после выборов

Если сначала силовики преимущественно охотились на тех репортеров, которые освещали акции протеста, то с течением времени арестовывать начали за сам факт журналистской работы. Например, в феврале 2021 года журналисты «Белсата» Любовь Лунева и Дмитрий Солтан получили 10 и 15 суток соответственно просто за попытку сделать на улицах Минска vox populi (опрос).

Потом вне закона оказалось вообще любое сотрудничество с каналом. В конце мая по 15 суток ареста получили звукорежиссер и четыре оператора, а также администратор студии, где снимается программа «Каждый из нас». Однако административные аресты не стали наивысшей точкой преследования журналистов «Белсата».

Сутки и штрафы: в Минске прошли суды над задержанными сотрудниками «Белсата»

Два года за стрим

«Раньше моя работа также была связана с давлением и задержаниями, но сейчас мы с коллегами на каждый репортаж идем, как на войну: с собой всегда комплект чистой одежды, аптечка с медикаментами и средствами первой помощи, вода и платок на случай слезоточивого газа, функция SOS-сообщения на телефоне», – рассказывала журналистка «Белсата» Екатерина Андреева в конце сентября 2020 года.

Через полтора месяца, 15 ноября, Екатерина Андреева и Дарья Чульцова были за стрим с жестокого разгона во время акции памяти Романа Бондаренко и разрушения силовиками народного мемориала.

Четвертый день суда над журналистками Белсата. Екатерине Андреевой и Дарье Чульцовой вынесли приговор. Им присудили два года в колонии общего режима. Минск, Беларусь. 18 февраля 2021 года. Фото: Белсат

Стрим они вели из квартиры на 14-м этаже дома по улице Сморговский тракт, куда их пригласили хозяева. После завершения акции спецназовцы с оружием выломали дверь в квартиру и задержали девушек. Силовики вели себя с журналистками очень грубо.

«Когда меня задерживал спецназ, они кричали: „Поедешь на зону на 7 лет, будешь ментам форму шить“. Заместитель начальника в РУВД называл „теткой“, „малой“, толкая в спину с лестницы. Кричали менты: „Ты больше не будешь вести своих стримов! Никогда!“» – рассказывала потом Екатерина.

Сначала на Катю и Дашу составили административные протоколы по ст. 23.34 и 23.4 КоАП – их обвинили в том, что они якобы участвовали в несанкционированной акции протеста и не подчинялись при этом милиции. Им дали по 7 суток административного ареста.

Однако одновременно против журналисток было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»), их взяли под стражу. 18 февраля 2021 года судья Фрунзенского районного суда Минска Наталья Бугук наказала Екатерину и Дарью 2 годами лишения свободы в колонии общего режима. Это самый жестокий приговор журналистам за все время существования диктатуры Лукашенко.

Прокурор перед процессом над журналистками «Белсата» Екатериной Андреевой и Дарьей Чульцовой в суде Фрунзенского района Минска. 9 февраля 2021 года. Фото: Белсат

Следствие не скрывало, что Екатерина и Дарья преследуются именно за журналистский стрим. В обвинительном акте говорилось, что преступление совершалось с помощью видеокамеры, микрофона и жилета с надписью «Пресса». Суд постановил, что Екатерина и Дарья якобы руководили протестами при помощи своего репортажа. Наши коллеги не признали своей вины и считают преследование местью спецслужб за профессиональную деятельность.

«Такие действия не должны наказываться ни в одной стране мира». «Белсат» требует освободить Екатерину Андрееву и Дарью Чульцову

В заключении Дарью и Екатерину поставили на профилактический учет как лиц, «склонных к экстремизму и другим деструктивным действиям». Такой статус предусматривает усиленный контроль со стороны администрации. В колонии они теперь должны носить желтые бирки – таким цветом обозначают лиц, якобы «склонных к экстремизму».

Массовые обыски и «экстремизм»

Запугивание белстовцев, включая линию уголовных дел, не прекращается. 16 июля силовики провели обыски в домах как минимум 16-ти журналистов, которые сотрудничают с «Белсатом». Среди них – ведущий «Белсата» Глеб Лободенко, журналисты Кристина Чернявская, Евгений Меркис, Любовь Лунева и Милана Харитонова, которая сейчас находится за границей.

Спецслужбы пытаются уничтожить «Белсат»

Обыски происходили в рамках уголовного дела по статьям 293 («Массовые беспорядки») и 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок») УК. Большинство журналистов проходят по делу в качестве свидетелей. Но двое – Игорь Ильяш и Анна Галета – были задержаны и провели в ИВС на Окрестина 10 и 7 суток соответственно. Они остаются в статусе подозреваемых по ч. 1 ст. 342 УК.

Вместе с персональным преследованием журналистов власти пытаются давить на аудиторию «Белсата». Доступ к нашей странице belsat.eu белорусское государство ограничило еще в августе, а потом блокировало доступ и к «зеркалам» сайта. А 27 июля суд Железнодорожного района Гомеля постановил признать сайт «Белсата», его соцсети, а также логотип и даже слово «Белсат» экстремистскими. Основанием стали материалы проверки управления ГУБОПиК МВД по Гомельской области. «Белсат» внесли в республиканский список экстремистских материалов.

Фото: Белсат

«На самом деле, экстремистами надо назвать тех, кто тысячами берет в плен своих граждан, бросает в тюрьмы, вынуждает покинуть родину, – заявил заместитель директора «Белсата» Алексей Диковицкий, комментируя это решение. – В ситуации тотального правового дефолта в Беларуси, когда не работают законы, трудно назвать это решение легитимным. Тем более нет смысла его обжаловать.

«Белсат» будет продолжать работать, мы будем продолжать нести независимую информацию по-белорусски и без цензуры нашим уважаемым зрителям и читателям. И никакой суд нам этого не запретит».

Решение Железнодорожного суда Гомеля дает формальные основания для преследования за репосты белсатовских материалов. Согласно законодательству, за распространение или изготовление или издание экстремистской информации предусматривает наказание в виде административного ареста сроком до 15 суток, штрафа до 30 базовых или общественных работ. Также может быть изъят предмет правонарушения – например, компьютер или телефон.

Это тоже «экстремизм»? Пытаемся понять, что нам и вам запретили белорусские власти (и не можем)

На этой неделе был зафиксирован и первый случай наказания за распространение материалов «Белсата»: в Могилеве судья Виктория Полякова отправила экскурсовода Олега Дьячкова на 15 суток ареста за две старые ссылки в социальной сети «Вконтакте».

При этом за просмотр эфира, посещение сайта, подписку на наши аккаунты и группы ответственности нет. Поэтому редакция просит оставаться вместе с «Белсатом» через социальные сети, мобильную программу, сайт или спутник.

Как безопасно оставаться с «Белсатом»

ИИ/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости