Черный день Владимира Макея. К чему может привести сокращение посольств?

Белорусские посольства сократят. Мол, зачем нам дипломатические площадки в странах, которые не являются дружественными – задались вопросом на заседании у Лукашенко, посвященном работе Министерства иностранных дел. И похоже, что это не пустые угрозы. Что означает сокращение посольств Беларуси в мире? Что Беларусь может предложить Западу? К чему могут привести антипольские заявления и репрессии против лидеров польского меньшинства в Беларуси? Есть ли шансы на изменения в системе Лукашенко? Когда режим прекратит репрессии?

Как может выглядеть заседание, что должно решать судьбы отечественной внешней политики? Кто они – эти серьезные дипломаты, которые собираются говорить о внешнеполитических вызовах? Вот они: генерал-майор и глава администрации Лукашенко Игорь Сергеенко, генпрокурор Андрей Швед, глава Совета безопасности Александр Вольфович, глава КГБ Иван Тертель, и все же не забыли пригласить и главу МИДа.

Верховный главнокомандующий, известный и своими дипломатическими достижениями, Александр Лукашенко дал оценку работе Владимира Макея:

«Наш многолетний опыт свидетельствует о том, что перспективы белорусского дипломатического присутствия там не просматриваются. Так зачем сохранять там свои посольства, тратить средства на их содержание?»

Владимир Макей потом пытался объяснять, мол, речь идет о Вьетнаме или Индии. Якобы белорусские посольства находятся далеко от местных промышленных центров. Вся эта ситуация должна была быть совершенно неприятной для лица, которое с 2012 года работало с целью исправления международного имиджа страны.

Валерия Костюгова, политолог, экспертное сообщество «Наше мнение»:

«Он очень успешно работал на белорусские интересы, когда они у нас были и, ну что тут сказать, хорошо справлялся и… ну что он может сделать в существующей ситуации?»

Европейские лидеры не скоро приедут с дружественным визитом в Минск. Даже соседи – Украина – не видят возможности продолжать переговоры о войне на Донбассе в Минске. Все достижения МИДа в течение последних 8 лет выброшены в мусорку. Достойными дипломатического присутствия Беларуси были признаны только дружественные государства. Там же дали и новое объяснение дружбе: это такие страны, где покупатель голосует рублем за белорусский товар – считают участники встречи. В некотором смысле это предложение окончательно закрывает вопрос отечественной дипломатии.

Владимир Остапенко: «Оптимизация» МИДа – тотальный крах белорусской дипломатии

Комментирует Сергей Николюк, политолог:

«Все, что мы можем предложить Западу в экономическом плане, отчасти сводится к нефтепродуктам и калийным удобрениям. И эта продукция продавалась и продается на Запад независимо от состояния политических отношений. Поэтому какой смысл их поддерживать?»

Но если на дипломатических отношениях с одними странами режим будет стараться экономить, с другими – прежде всего Польшей – Лукашенко готов к более решительным шагам. В таких случаях официальный Минск, по московскому образцу, вытягивает крупный калибр – Великую Отечественную войну.

Александр Лукашенко:

«Участие деструктивной группы этнических поляков под руководством отдельных деятелей так называемой польской эмиграции в Гродно. Брест-Гродно – известные события. Обращаю ваше внимание на то, что весь этот шабаш происходит в 80-летие с начала Великой Отечественной войны».

Речь о мероприятии в брестскйо – гродненские события пока известны только самому Лукашенко – польской школе в честь так называемых проклятых солдат. Из смутного обвинения известно, что белорусские власти пытаются обвинить деятелей Союза поляков в героизации Ромуальда Райса, по прозвищу Бурый. Антикоммунистический партизан в самой Польше считается ответственным за преступления с признаками геноцида и по словам местного МИДа, его фигуру не могли вспоминать на брестском мероприятии. В Варшаве же, когда говорят о Беларуси, то все меньше упоминают официальный Минск.

Лукаш Ясина, Польский Институт Международных Дел, Варшава:

«Это может быть эффект давления России, которая уже много лет только и мечтает о том, чтобы Беларусь не имела даже номинальной дипломатической службы, и чтобы эту роль на себя взяла российская дипломатия. На это пока ни одна страна СНГ не согласилась, а Беларусь вполне может быть первой».

Белорусские эксперты также замечают все меньше признаков независимости нашей страны. Так называемая оптимизация, хотя бы выборочная и частичная, от дипломатической службы – это фактически отказ от представительной функции власти. А если при этом ищем врагов среди соседей…

Беларусь – не приоритет для Евросоюза. Интервью с польским политологом Войцехом Кононьчуком

«Лукашенко постоянно жалуется России на то, что на него нападает Польша, что Польша несет военную угрозу. Это очень опасные слова, ведь у России вполне естественная реакция на них. Мол, так давайте мы введем войска и поддержим вас», – считает Валерия Костюгова.

История свидетельствует, что российские войска не скоро и не всегда добровольно покидают места своей дислокации. Если Лукашенко вновь захочет сделать разворот на 180 градусов и начать играть в многовекторность, с российской базой под боком, сделать это будет куда труднее. Но возможен ли такой поворот? Будет ли очередная торговля политзаключенными?

Сергей Николюк, политолог:

«Белорусская система окукливается, и в целом шансов на какие-то изменения, на какие-то потепления, в том числе освобождение политзаключенных, очень невелики. Беларусь уже полностью замкнулась на России, и вопрос, как долго Беларусь будет существовать в таком виде – это вопрос, как долго будет Россия существовать в таком виде».

А за этим идут и все российские проблемы. Варшава уже заявляла о подготовке ограничений для белорусских товаров в ответ на задержание деятелей Союза поляков. Когда их могут ввести?

«Не позднее решения кому-либо из деятелей Союза поляков, или даже и после какой-либо очередной волны репрессий против других белорусских граждан такие санкции будут введены. Беларусь о такой угрозе знает, но там считают, что это блеф. Но Польша вместе с другими странами Балтии ведет сильный лоббинг, для того, чтобы эти санкции были общеевропейскими», – считает Лукаш Ясина.

Международная изоляция, постепенная добровольная потеря суверенитета… Многие в последние месяцы задаются вопросом: когда эта самоуничтожающаяся политика закончится?

Комментирует Валерия Костюгова:

«Режим не может остановить репрессий, не увеличивать репрессии, пока он видит, что он не победил. Нет критериев, которые убедили бы его в том, что все закончилось, и что он может уже чувствовать себя спокойно. Плюс он ничего абсолютно не делает для того, чтобы что-то подобное произошло. Он делает все, чтобы ситуация не стабилизировалась».

В нашей стране в Слуцке был устроен самый настоящий концентрационный лагерь для протестующих. У нас сегодня 337 человек признаны узниками совести, цифра политических процессов перевалила за тысячу и за все время с августа режим не уступил ни на шаг. Действительно, зачем посольства стране с концлагерем.

Всеволод Шлыков для программы «ПроСвет» ад 08.04.2021

Коллаж из фото: Pyotr Sivkov / TASS / Forum; Nikolai Petrov / TASS / Forum; Russian Foreign Ministry / TASS / Forum

Новости