Запугивают, судят, увольняют… Истории медсестер, которым не легче, чем врачам

В Беларуси звучит много новостей о врачах: их задерживают за протесты и увольняют по политическим причинам, в пандемию им не хватает средств индивидуальной защиты. Но за их спинами – так называемый средний врачебный персонал, который страдает от тех же проблем. В Международный День медсестер «Белсат» публикует рассказы трех белорусских медработниц. Две из них попросили не называть их настоящих имен.

Медсестра. Фото: АК / Белсат

С 1965 году в мире отмечают Международный День медсестер. Его отменят 12 мая – в день рождения сестры милосердия Флоренс Найтингейл (Florence Nightingale), которая во время Крымской войны внесла в досмотр за раненым принципы санитарии и в разы уменьшила их смертность, а в 1860 году основала первую в мире сестринскую школу. Найтингейл считается основательницей сестринского дела.

«Ради пациентов, а не ради начальства»

Медсестра Мария (имя изменено) говорит «Белсату»: сожалеет о том, что не может назвать место своей работы. Она продолжает работать, хотя ее судили по «народной «статье 23.34 КоАП – за «несанкционированную акцию». На суд над собой она не пошла, в это время она дежурила.

Иллюстративное изображение. Фото: ТК / Белсат

Формально ее клиника не работает с коронавирусом, поэтому персонал не носит специальных средств индивидуальной защиты – работают прямо в масках. Как дополнительную защиту можно надеть специальный комбинезон, «но никто уже не хочет». При том клиника все равно сталкивается с больными коронавирусной инфекцией – их просто переводят в другие клиники, когда выявляют болезнь. Несколько врачей переболели на COVID-19, но каким-то чудом никто из медсестер не заразился.

«Наша клиника не переводилась под ковид, но принимала удвоенный объем пациентов – за себя и за переведенную под него клинику, – объясняет Мария. – В первую волну мы были обеспечены средствами индивидуальной защиты, были и респираторы, и камбезы. Мы их кварцевали пару смен, потом можно было взять новый.

Конечно, мы уставали очень от бесконечного потока пациентов. Время шло, первая волна отступила, клинику, за которую мы работали, отмыли – и можно было вздохнуть с облегчением. А потом случился август. Это был неописуемый ужас».

Иллюстративное фото, акция солидарности медиков в Минске, 13 августа 2020 года. Фото: Белсат

Она говорит, что «коронавирус померк на фоне политической обстановки». Медики выходили на марши протеста, становилась в «цепи солидарности»: «В августе-сентябре медики очень объединились, остро реагировали на происходящее». Сама Мария не ходила на акции, только когда они приходились на время дежурства – и во время дежурства медики следили за трансляциями «Белсата», так как «душа болела за тех, кто на марше» – там были близкие и коллеги.

«Если ты не на марше, тебе страшнее, чем когда ты на нем», – добавляет Мария.

Медиков ее клиники и штрафовали, и арестовывали. Коллеги старались поддержать, ездили встречать с судов и изоляторов. А потом «началось давление, запугивание и прочее», Да, «конечно, от этого думать иначе никто не стал», говорит она. Из клиники ушло много людей, но «вы же понимаете: все пишут» по собственному желанию», а насколько это собственное желание, мы можем только догадываться».

Тотальные увольнения несогласных с режимом. К чему это приведет?

Тех, кто остался, в ее клинике получают «мизерные» доплаты в связи с коронавирусом: только за ту смену, когда у работника был контакт с инфицированным. Мария отмечает: хотя известно, что персонал рискует заболеть, но «главное, чтобы платили тем, кто целыми изменениями работает в среде в средствах индивидуальной защиты», ведь «это очень тяжело, они просто герои».

Возможно ли любить такую работу, как работа медсестры в Беларуси? Мария отмечает, что не может ответить за всех сестер, но сама очень любит профессию. Хотя работа тяжелая и физически, и эмоционально, и оплата этой работы должна быть на порядок выше, ей повезло с коллективом: говорит, в такой команде все невзгоды преодолимы.

«Слова благодарности от пациентов дают понимание потребности и важности. Работаю ради них, не ради начальства», – заявляет медсестра.

«Медсестер, которые пойдут за врачей, больше, чем врачей, которые пойдут за врачей»

Анна (имя изменено) – уроженка Солигорска, работает медсестрой в Минске в отделении платных услуг. Она вспоминает, что «стала медсестрой» еще в 12 лет, когда пришлось мерить давление матери и делать инъекции отцу. У Анны была возможность работать в санатории, но она не хотела – довольна тем, что попала в больницу по распределению после учебы.

Фото: АК / Белсат

Когда началась эпидемия коронавируса, вспоминает она, у медиков ее больницы «ничего не было – выдавалась одна маска в день, иногда не выдавали и ее». Выдавать перчатки людям на ее посту вообще не положено. Чтобы не выпрашивать, маски и перчатки пришлось покупать самой. В ее кабинете нет даже умывальника – она писала служебные записки, чтобы ей поставили по крайней мере аппарат кварцевания (ультрафиолетовое излучение может убивать вирусы, однако эффективность против коронавируса до сих пор не доказана), но его до сих пор нет. По словам Анны, ситуация со средствами защиты за год практически не изменилась.

«Смотрите: у меня платный отдел, и чтобы мне выдали маску, ее нужно включить в счет тому больному, который пришел на прием, – объясняет она. – Сказали, что бюрократически это не возможно».

Никаких денежных стимулов в связи с коронавирусом, говорит Анна, ей и ее коллегам не было – доплаты были только в «ковидных» отделениях или почасово за работу с больными с подтвержденным коронавирусом. В целом же доплаты сняли, зарплаты медиков за год стали ниже.

Сейчас, говорит Анна, медиков постоянно увольняют по политическим причинам, некоторым выносят предупреждения. Многие «видят, что невозможно работать», поэтому сами увольняются, «пока их не попросили». Но многие и боятся менять работу. Сама она готова к тому, что ее уволят в любой момент: «Я сегодня работаю, а завтра может и нет».

«Беда не медсестер, а больше врачей в том, что нет солидарности, – говорит Анна. – Они должны были друг за друга выступить на стадии увольнений, чтобы был резонанс. Не знаю, что должно произойти, чтобы врачи были за врачей. Медсестер, которые пойдут за врачей, больше, чем врачей, которые пойдут за врачей».

Пациенты же, говорит она, из-за экономического кризиса стали более озлобленными, но их можно понять. С пациентами медсестре приходится разговаривать как психологу, и если с ними правильно разговаривать, конфликты исчезают и возникает признательность. Около 90 % пациентов поддерживают медиков, считает она.

Фото: АК / Белсат

От событий в августе у Анны был нервный срыв. Она ходила на акции протеста и солидарности, столкнулась с насилием силовиков и угрозами дочери, дважды платила большие штрафы, обращалась в Фонд медицинской солидарности.

Она вспоминает, как ходила подписываться за альтернативных кандидатов на президентство и как участвовала в протестах. Говорит, «на тысячу процентов уверена, что делаю это не ради себя, а ради дочери». В том, что власть не изменилась, она обвиняет рабочих, которые не пошли на забастовки.

Но сейчас, думает Анна, все само идет к обвалу экономики, и произойти тот обвал может даже быстрее, чем за год. Она допускает, что ее жизнь может от этого ухудшиться, может даже «придется и стоять с протянутой рукой». Но она уверена: что хуже для властей, то в итоге будет хорошо для людей. Анна считает, что «второй День Победы» может быть уже в июле и что все делается нелепо, надеется рассказывать детям, что «хоть капельку» приложила руку к той победе.

«Я не девочка для битья»

Бывшая медсестра и уволенная из БГМУ преподаватель Юлия Матусевич рассказывает «Белсату», что гордилась своей работой: когда ее называли доктором, поправляла: она медсестра. Она не работает медсестрой с 2018 года, но пересказывает то, что узнала от знакомых медсестер. В университете она не работает после того, как снялась в видеообращении преподавателей против насилия и вступилась за студентов перед ректором.

Юлия Матусевич в видеообращении. Фото: «Честные люди»

Медики тяжело пережили 2020 год, говорит она: по неофициальным данным, от коронавирусной инфекции умерли свыше 160 медиков, активных увольняют «по согласию сторон» или не продлевают контракты, некоторые сами уезжают работать за границу. По ее мнению, переболеть на COVID-19 могли уже около 90 % медиков, «некоторые по несколько раз».

«На данный момент ситуация в здравоохранении ухудшилась: упали зарплаты, снизились доплаты, не хватает средств индивидуальной охраны, в некоторых больницах не открывают ковидных отделений и палат, – перечисляет Юлия Матусевич. – Больным, умирающим в таких отделениях с явным ковидом, ставят другие диагнозы, например, онкологические заболевания. Медсестрам, которым осуществляют визиты на дом, тоже не доплачивают за ковид, так как его как бы нет».

Вакансии в медицинских учреждениях были всегда, отмечает она, и это давало возможность медикам работать на не одну ставку. Но Матусевич сетует: новые люди, которых сейчас нанимают, не всегда соответствуют профессиональным требованиям. Часть персонала не делает больше необходимого – «какая зарплата, так и работаю».

«Большинство же боится потерять работу и готово молча работать и делать все, лишь бы их не трогали», – считает Матусевич. Но адаптироваться к тому, что так будет всегда, медики не готовы, говорит она.

Нынешняя система организации работы медиков ей сильно не нравится: говорит, что не хочет работать в этой системе, «так как она не девочка для битья, не персонал обслуги», а квалифицированный специалист и хочет приносить пользу, а не «зашиваться в журналах и бумагах».

Выставку «Машина дышит, а я – нет», посвященную белорусским медикам, все-таки отменили

Сухая статистика

По данным Национального статистического комитета, в Беларуси в конце 2020 года было 40,4 тыс. врачей-практиков и 117,4 тыс. «средних медицинских работников» – медсестер и медбратьев, акушеров, фельдшеров, лаборантов, регистраторов. Конкретно медсестер – 80,4 тыс.

Средние зарплаты медиков в Беларуси чуть ниже средних по стране. Так, в марте средняя начисленная зарплата (до изъятия налогов и сборов) всех работников страны равнялась 1384,7 руб., а в здравоохранении – 1275,5 руб. (для сравнения – в образовании – 926,1 руб., в гражданском строительстве – 1271,2 руб., в IT – 7301,4 руб.). На сайтах вакансий медсестер ищут на зарплату от 600-700 руб. в Минске, а в Чаусах Могилевской области хотят нанять медсестру на полный день за 298 рублей до изъятия налогов. Многие медсестры, как и врачи, работают на более чем одну ставку.

Беларуси нужно начинать с признания проблем. Всемирный день здоровья и пробелы в нашей системе

В рейтингах качества здравоохранения различные организации и исследователи обычно ставят Беларусь на средние позиции в мире: слабее Польши и стран Балтии, лучше Украины и России. В сборном «Рейтинге благосостояния-2020» британского «Legatum Institute» Беларусь по параметру «здоровье» на 79-м из 167 мест – на уровне Албании и Ирана, даже выше Литвы и Латвии. Однако на сайте Numbeo, где рейтинги формируют сами пользователи, Беларусь по здравоохранению За последние полгода упала с 59-го на 90-е место из 93-х возможных.

АА/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости