Результаты поиска:

«Второй раз было жестче». Экскурсовод Музея Великой Отечественной войны сменил работу и рассказал об Окрестина

Юрий Кувшинов. Минск, Беларусь. 9 сентября 2021 года. Фото: ПБ / Белсат

Юрий Кувшинов до июля работал в Музее Великой Отечественной войны. Однажды после работы ехал домой, а оказался в ИВС на Окрестина. Он рассказал belsat.eu, что произошло 21 марта этого года.

«В воскресенье вечером пришла группа из воинской части 3214. Известно, что это спецназ внутренних войск. Я ждал их в холле, а когда они пришли – увидел, что привели каких-то молодых людей, лет по 16-17, одетых не в форму. Даже спросил администратора, а она ответила, что это курсанты», – вспоминает Юрий.

Проведя посетителям полноценную обзорную экскурсию на белорусском языке, мужчина пошел домой, а в метро увидел группу своих экскурсантов.

«Даже другу сказал, что вот ребята, были в музее. Потом сел в поезд и поехал».

А на переходе с одной линии на другую Юрия начали задерживать:

«На эскалаторе меня кто-то дергает за рюкзак, и постепенно меня обступают. Это все было на ходу. Я оглянулся, мне один из них протягивает значок: мол, что это такое. А когда уже вниз на эскалаторе доехали, он вызвал наряд ОМОНа. Было видно, что они меня в маске не узнали. И на платформе я уже снял маску, самому стало интересно, как они отреагируют. Большинство начало смещаться в сторону, взгляд отводить».

Юрий Кувшинов. Минск, Беларусь. 9 сентября 2021 года. Фото: ПБ / Белсат

Юрий спросил главного силовика, который его задерживал, почему вызвали наряд, на что получил ответ: значок на рюкзаке – незарегистрированная символика:

«Я спрашивал, запрещена ли она. Мне ответили, что нет, не запрещена, но и не зарегистрирована, а сам он просто выполняет свою работу. И дальше меня уже завезли в Ленинский РУВД сотрудники ОМОНа. А в самом РУВД удивлялись, что меня задержали мои же экскурсанты».

У мужчины к тому уже были сутки административного наказания, поэтому он готовился к новому сроку, и вытягивание шнурков из сапог не стало новостью.

«Я ждал до ночи. Потом сотрудник милиции меня позвал в кабинет, дал протокол, а там написано, что я не подчинялся при задержании, дергал милиционера за форму, садился на землю и отказывался выходить из транспорта. И мне протягивает эту бумагу и сразу говорит: “Ну, вы же не согласны”», – рассказал экскурсовод.

Из РУВД Юрия вывезли на Окрестина, за значок с Погоней осудили на 15 суток, на следующий день перевели в Жодино. Мужчина отметил, что в ИВС условия были сравнительно нормальные: белья не было, досматривали не пристально. А вот у ЦИП произошла известная история про хлорку:

«Нас поместили в карцеры, 8 человек. Мы думали, что нас разведут по камерам, но не дождались. А там была одна откидная кровать деревянная и прибитый табурет в центре. Мы вокруг него и легли. Ночью привели Козлова (лидера ОГП Николая Козлова), а на утро у нас была проверка. Всех вывели, а милиционер два ведра такой концентрированной хлорки вылил в камеру, и нас там закрыли. Было очень тяжело, мы кашляли, все было белым, салфетками вымывали это, заливали водой».

Юрий Кувшинов. Минск, Беларусь. 9 сентября 2021 года. Фото: ПБ / Белсат

В Жодино Юрий встретил много людей, которых задерживали превентивно перед Днем Воли и наказывали арестом на 15 суток:

«Было много народу, духотень страшная. В нашей камере не открывались окна. И после 25-го было два раза, когда утром на поверке нас выводили, ставили на растяжку и по очереди били со спины. Не по почкам, чуть выше. Два раза со мной такое происходило, а было ли такое дальше, не знаю».

Собеседник отмечает: второе задержание и отбывание суток второй раз было жестче, чем первый раз.

После второго задержания Юрий Кувшинов доработал до конца контракта и сменил работу.

Избили за палочку в зубах. С Окрестина вышел активист Сергей Мацкойть

«Это Освенцим». После 20 дней на Окрестина у лидера «Молодого фронта» начались проблемы со здоровьем

«Система разрушается изнутри». Разговор с мужчиной, который выходит на марши, несмотря на аресты

МГМ/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости