Правозащитники: Январский хапун – «новое дно». Но поддержку репрессированных не прекратят


В Варшавском Беларусском мододежном хабе 9 февраля правозащитники дали большую пресс-конференцию на тему политзаключенных в Беларуси и помощи их семьям после волны задержаний в конце января.

23-24 января по по всей Беларуси сотрудники Комитета государственной безопасности провели массовые обыски, допросы и задержания родственников и близких политзаключенных, а также бывших политзаключенных, которые недавно вышли из мест заключения и оставались жить в стране. Репрессии по этому делу продолжались и на текущей неделе. Вероятно, чаще всего цель репрессий – те люди, кто получал продовольственную помощь по инициативе INeedHelpBy.

Правозащитники проанализировали волну репрессий и пообещали не прекращать помощи людям в Беларуси, а также пересмотреть свои протоколы безопасности, чтобы оказывать помощь с меньшими рисками. В пресс-конференции приняли участие соучредитель DissidentBy Вячеслав Косинеров, правозащитница «Весны» Яна Галаган, руководитель фонда BYSOL Андрей Стрижак, представитель фонда «Страна для жизни» Ольга Зазулинская, соучредитель фондов BYSOL и By_help Алексей Леончик и представительница инициативы «Хрысціянская візія» Наталья Гаркович.

Сотни задержанных, десятки обвиняемых

Косинеров назвал недавнюю волну задержаний «кризисом 23-24 февраля» и «новым дном»: общество столкнулось с новым вызовом, когда массово задерживали просто за то, что люди получали или оказывали помощь.

Вячеслав Косинеров и Яна Галаган. Пресс-конференция по теме политзаключенных и помощи их семьям. Варшава, Польша. 9 февраля 2024 года.
Фото: Мира Леселишская / Белсат

Главное, что рассказали на пресс-конференции:

  • Задержали не менее 229 человек – это только те, о ком правозащитники знают точно. Общее число пострадавших может достигать и семи сотен.
  • Против 24 из них возбудили уголовные дела по «экстремистским» статьям.
  • По задержанным работали 174 следователя – похоже, что облаву готовили не неделю и не месяц.
  • Появилась новая практика наказания по административной статье 24.15 («Нарушение законодательства об иностранной безвозмездной помощи»).
  • Людей наказывали не только штрафами, но и держали в ужасных условиях в изоляторах и на допросах, против некоторых применяли физическое насилие.
  • Когда помощь была продуктами, силовики не могли изъять съеденное, поэтому решили требовать денежный эквивалент помощи, при этом суммы завышали в разы.
  • Незаконные «выкупы» за пожертвования фондом солидарности требуют уже не только переводами на «благотворительность», а и просто наличными деньгами.
  • У задержанных также отбирали телефоны – и уже используют эти телефоны для вскрытия каналов работы правозащитников, поэтому те заново верифицируют людей, которые просят о помощи.
  • Известны случаи, когда во время обыска у человека ничего не находили, но отбирали телефон, подписывали человека на бот INeedHelpBy и использовали это как «доказательство» для преследования.
  • Количество запросов на эвакуацию из Беларуси тех, кто попал под политическое преследование, достигли пика, после волны задержаний выросло втрое.
  • Помощь семьям политзаключенных пока приостановили, чтобы определить безопасные механизмы, пересмотреть протоколы безопасности и верификации запросов. Но помощь в целом не прекратят.

Как выбирали жертв этой волны

Леончик подчеркнул, что атака была на саму систему горизонтальной солидарности, а не просто на INeedHelpBy и или «Е-доставку», через которую инициатива высылала продукты репрессированным и их семьям. Возможно, в список для репрессий добавляли и тех, кому доставку продуктов оплачивали из-за границы. Арестовывали и тех, кто писал письма в тюрьмы или высылал деньги заключенным. Галаган добавила: волна репрессий затронула и тех, кто был на «химии» и «домашней химии» (ограничение свободы по направлению и без направления в исправительное учреждение) – уже наказанных снова задерживали и судили по административным делам.

Ольга Зазулинская и Алексей Леончик. Пресс-конференция по теме политзаключенных и помощи их семьям. Варшава, Польша. 9 февраля 2024 года.
Фото: Мира Леселишская / Белсат

По мнению Лявончика, наиболее вероятная схема выбора жертв была такой: силовики просто скомбинировали адреса «Е-доставки» с адресами политзаключенных и их семей. Возможно, так пытались выйти на другие каналы помощи, так как раз человек обращался за продовольственной помощью, мог обращаться и за другой. Атака пришлась по тем, кто был в самом уязвимом положении – за продовольственной помощью обращались те, у кого совсем не было денег.

Зазулинская рассказала, что известны и случаи, когда приходили и к никак не связанным с протестами, в том числе к пожилым людям, которым покупали продукты дети-эмигранты. Таким образом задержали одну 82-летнюю женщину, которую на допросе довели до госпитализации, рассказала Зазулинская. По данным Галаган, в общей сложности после допросов попали в больницу два человека.

По мнению Стрижака, такую атаку устроили, так как раньше пытались ломать каналы оказания помощи – и это не вышло, поэтому пошли за теми, кто помощь получает.

Цель была устрашить, а получилось наоборот

Целью волны задержаний, по словам Леончика, было максимально запугать, чтобы беларусы не помогали друг другу. Однако цели, говорит Леончик, не достигли, а получили обратный эффект: количество заявок на компенсацию правовых расходов только выросло, хотя правозащитники ожидали, что после хапуна люди будут бояться просить помочь им.

Средства на помощь есть, успокоил Леончик, как и активисты на территории Беларуси, которые помощь передают. Зазулинская призвала обращаться за юридическими консультациями в «Весну» и «Страну для жизни», так как административное наказание можно обжаловать, даже если кажется, что в Беларуси «законов нет». А Галаган просила общаться с правозащитниками в том числе чтобы те могли рассказать за границей, что репрессии в Беларуси не прекратились.

Косинеров же заметил: «Каждое действие рождает противодействие». Правозащитники объединяются и уже находят согласие там, где раньше не находили, учатся действовать более гибко.

Агляд
Як бяспечна і небяспечна падтрымліваць пацярпелых ад рэпрэсіяў
2024.01.24 18:14

Новые формы репрессий – также против верующих

Гаркович напомнила, что верующие (и даже десятки священников) и раньше попадали под политическое преследование, что людям в изоляторах и колониях отказывали в посещении священников и отбирали религиозную литературу.

Наталья Гаркович. Пресс-конференция по теме политзаключенных и помощи их семьям. Варшава, Польша. 9 февраля 2024 года.
Фото: Мира Леселишская / Белсат

А теперь появилась новая угроза: недавнее обновление закона «О свободе совести и религии» предусматривает перерегистрацию религиозных организаций, что позволит лишить регистрации нелояльных. По словам Гаркович, священников уже вызывали в идеологические отделы и под видом объяснений нового закона угрожали административным и уголовным преследованием.

Силовики только делают вид, что все знают

Косинеров отметил, что силовики только делают вид, что «им все известно», когда приходят за людьми. Но правозащитники проанализировали недавнюю волну репрессий и пришли к выводу, что новых данных силовики не добыли – просто устроили массовые задержания.

Стрижак и другие выступающие говорили, что утечек баз данных от правозащитников не было, а показанные по государственному телевидению таблицы не соответствуют базам данных. По словам Стрижака, «подполье уходит все глубже», совершенствует системы безопасности и работает на уровне банковской тайны, а также по-прежнему получает информацию от действующих силовиков.

Андрей Стрижак. Пресс-конференция по теме политзаключенных и помощи их семьям. На снимке – Андрей Стрижак, представитель BYSOL. Варшава, Польша. 9 февраля 2024 года.
Фото: Мира Леселишская / Белсат

Зазулинская рассуждала: система репрессий выстроена на том, что людям не задают вопросы, а озвучивают утверждения о виновности. От давления и внезапности (а облавы начинаются в 5 утра) люди просто теряются. По словам Зазулинской, 80% информации силовики получают из телефонов тех, кого задерживают.

Леончик добавил, что пользуется принципом кластеризации доступа к информации: даже если члена By_help задержат (а такое было последний раз в начале 2021 года), тот сможет выдать лишь небольшое количество людей. По его словам, после каждой облавы активисты анализируют данные, адаптируются и «затягивают» протоколы безопасности.

Одна из слушательниц на пресс-конференции напомнила о статье 27 Конституции Беларуси: человек имеет право не давать показания против себя и родственников. Это часто работает, когда стоят на своем, говорила она: когда угрожают, что «будем разговаривать на суде», можно просто согласиться, но не обговаривать себя и близких.

Всем помочь не смогут, так как нарушаются права миллионов

На пресс-конференции звучали вопросы относительно тех, кто не подпадает под определение «политзаключенный» или не может доказать политический характер преследования: садить могут и по экономическим статьям, но по политическим причинам.

Леончик рассказал, что его фонды за три года не отказали ни по одной заявке, которая соответствовала формальным критериям. И эти критерии трактуют достаточно широко: если есть за что «зацепиться», чтобы доказать, что преследование было политическим, то помогают.

Он напомнил об уголовном деле против редакторов «Нашай нівы» – явно политическом, хотя и начатом якобы за «неуплату коммуналки». Правозащитники адаптируют свои протоколы под новые виды репрессий, заверил Леончик. Это подтвердила Галаган: так, в число политзаключенных зачисляют уже и тех, кто из-за циклических «перезадержаний» месяцами был под административным арестом.

Пресс-конференция по теме политзаключенных и помощи их семьям. Варшава, Польша. 9 февраля 2024 года.
Фото: Мира Леселишская / Белсат

Но одна только программа реабилитации политзаключенных требует семизначные суммы, заметил Леончик: «Вынуждены быть узкими, чтобы быть эффективными». Стрижак же говорил, что в Беларуси нарушаются права миллионов людей – такое можно исправить только на государственном уровне, это шире возможностей гражданского общества. Поэтому активисты и правозащитники сосредотачиваются на тех, кому могут помочь.

Стрижак также подсказал: разные страны имеют разные критерии для предоставления международной защиты, а та же Польша довольно широко трактует понятие «политическое преследование». А репрессированные могут начинать через BYSOL персональные сборы даже в нетипичных случаях – например, когда беженцев-пенсионеров лишают пенсий на родине.

Зазулинская ж напомнила о проекте «акта справедливости» офиса Светланы Тихановской на переходный период после смены власти: там есть и градация репрессированных по разным категориям, и механизмы реабилитации – и не только тех, кто пробыл под арестом хоть один день, а даже детей политических беженцев.

Разбор
Как компенсировать беларусам репрессии и где на то взять деньги. Смотрим проект Офиса Тихановской
2023.09.25 20:47

Как иностранцы могут помочь беларусам

На пресс-конференцию пришла и польская активистка Эва Галушко – она была еще в коммунистические времена в движении Solidarność, была политической заключенной в начале 1980-х. Галушко спрашивала, чем могут помочь беларусам польские власти и активисты.

Стрижак заметил, что часть ответа зависит не от правозащитников, а от властей Польши. Пока после выборов в Польше идет трансфер власти, возникают различные проблемы, как то с выдачей виз, и Стрижак надеется на их скорейшее решение. Неправительственные же организации могут оказывать информационную поддержку сборам и компаниям беларусов, а также объяснять, что беларусы покидают родину не просто потому, что хотят заработать, а потому, что не могут вернуться.

Зазулинская отметила, что есть трудности с получением европейских виз для тех, кто эвакуировался в безвизовую Грузию: при обращении за польской визой таким отвечают, что «Грузия – безопасная страна», что не совсем является правдой для беларусов. Также есть проблема поддержки детей политзаключенных и политических эмигрантов: некоторые требуют лечения, проблемы – от расстройств аутичного спектра до онкологии и спинальной мышечной атрофии.

Разбор
Адкуль могуць дэпартаваць і экстрадаваць у Беларусь на палітычны запыт, а дзе бяспечна
2024.02.04 14:00

Спикер Беларусской ассоциации политзаключенных «Да волі» Олег Кулеша рассказал, что как раз с 23-го января проект визовой поддержки «Земля» заработал, визы возможно получить. Но он сетовал на то, что минское консульство делает визу от 3 до 5 дней, брестское – до 14 дней, а покидать Беларусь нужно быстрее, если есть угроза политического преследования. Он также упомянул о проблеме с визами в Грузии – люди там «попадают в ловушку».

Леончик подчеркнул, что визы – важная тема, так как на эвакуацию человека из Беларуси есть в лучшем случае день, и если не успеть, человека могут посадить на многие годы. Власти других стран, продолжил он, могут помочь санкциями, так как Александр Лукашенко «понимает только силу», а сила для Лукашенко – деньги. Когда Лукашенко перестанет зарабатывать на транзите товаров, силу почувствует.

Кулеша же напомнил, что собственными глазами видел, как руками политзаключенных делают и коробки для вооружений российской армии, и вагоны для «Беларуськалия», и гранулы для топки печей, которые потом продавались в Польше.

Также Леончик отметил, что нынешний погром гражданского общества в Беларуси куда сильнее того, что был в Польше во времена Solidarności: «Это уже Северная Корея-lite, и боюсь, чтобы не стала Северная Корея-full».

Разбор
Как уехать из Беларуси «неполитическим» эмигрантам
2024.02.06 07:10

Алесь Новоборский / ВК belsat.eu

Новостная лента