Результаты поиска:

«Ему пришлось очень быстро повзрослеть». В колонии Бобруйска за протесты сидит школьник из Бреста

Сергей Гацкевич. Фото предоставлено родственниками

Массовые репрессии после выборов 2020 года привели к появлению в Беларуси несовершеннолетних политзаключенных. Один из них – Сергей Гацкевич, 11-классник из Бреста, осужденный за протесты на три года исправительной колонии.

«Очень добрый и отзывчивый человек»

Сергей Гацкевич увлекался фотографией, с пятого класса занимался академической греблей, а в восьмом пошел в спортивный класс. После школы раздумывал над тремя вариантами – пробовать поступать на спортивный факультет, в колледж или идти в армию.

«Весёлый, активный, бойкий мальчик. Учились с ним вместе с 6 по 8 класс. Потом перевёлся, и больше мы не общались», – рассказала бывшая одноклассница Сергея.

Екатерина, с которой он познакомился в июне 2020 года, описывает его как хорошего, доброго, отзывчивого и приятного парня, «с которым очень легко найти общий язык».

«Никогда за ним грубого общения или некорректного я не замечала», – уточняет Екатерина.

«Мы с Сергеем друзья детства, мы дружим семьями. Может он высокий и большой, но очень добрый и отзывчивый человек!» – уточняет девушка, представившаяся как Екатерина Юрьевна, которая также дружит с Сергеем.

Хотел стать кинологом

По словам друзей, Сергей – фанат исполнителя Макса Коржа, состоял в фан-клубе «Движ-Брест» и посещал все его концерты, дружил с ребятами-поклонниками, ездил в походы.

Сергей Гацкевич. Фото предоставлено родственниками

Сергей очень любит животных всех без исключения, но особенно крупные породы собак. Общался с кинологом, в армии хотел попасть в кинологический отряд.

«Такую собаку, какую он хочет, в квартире держать нельзя. Поэтому Серёжа помогал кинологу, с техникой. Даже в тренировках участвовал. Мы говорили, чтобы он в будущем стал кинологом», – рассказывает подруга Екатерина Юрьевна.

Остался один у матери

Сергей рос единственным ребенком в семье, а не так давно стал и единственным мужчиной: в 2017 году умер отец, в 2018-м – дедушка. Уже после ареста Сергея умерли его бабушка и прабабушка. Из близких родственников у него осталась лишь мать, а у матери – только находящийся в заключении сын.

«У Серёжы не стало папы почти 5 лет назад. Ему пришлось очень быстро повзрослеть, чтобы поддерживать свою маму. Но, несмотря на это, он находил время для друзей и саморазвития. Если бы мне экстренно понадобилась помощь, первым человеком, которому я бы позвонила, был бы Серёжа», – говорит Екатерина Юрьевна.

«Вот и попал в ту заваруху»

По словам родственников, 10 августа 2020 года Сергей ехал на железнодорожный вокзал, чтобы купить билет в Минск на съемки, связанные с Максом Коржом. Движение в центре уже было перекрыто, поэтому пришлось выйти из общественного транспорта – «вот и попал в ту заваруху».

Его осудили 10 марта 2021 года вместе с еще восемью политзаключенными: отцом и сыном Егором и Виталием Прокопчуками, таксистом Тимуром Ризопуром, студентами Ильей Мигно и Денисом Хазеем, фермером Сергеем Салохом, отцом двух детей Сергеем Кривченем и Александром Дроздовым.

Судья Вера Филоник признала их виновными по ч. 2 ст. 293 УК («Массовые беспорядки»). Сергей получил три года лишения свободы в воспитательной колонии. До суда он как несовершеннолетний был под наблюдением. Его взяли под стражу после вынесения приговора.

Как писала «Комсомольская правда», потерпевшими по делу проходили 29 человек, в основном – милиционеры. В суде они называли измененные анкетные данные, выступали по громкой связи из соседнего помещения измененными голосами. Только шесть милиционеров сидели в зале, но и они не называли свои домашние адреса.

Сергей Гацкевич. Фото предоставлено родственниками

Согласно материалам дела, обвиняемые 10 августа 2020 года «грубо нарушили общественный порядок и совершили погромы, били милиционеров, применяли для этого «доски, палки, уличные урны для мусора, фрагменты скамеек, тротуарной плитки и асфальта, бутылки, камни, металлические болты, емкости с краской, пиротехнические изделия». Общая сумма ущерба была якобы превысила 27 тыс. рублей. У одного милиционера зафиксированы две раны на пальце, у другого – оторваны рация и погоны.

Вину полностью не признал никто из осужденных. По их словам, они присутствовали, участвовали, но насилия и погромов не совершали. Осужденные признаны правозащитниками политзаключенными.

«Будет уже совсем другим человеком»

Сейчас Сергей находится в воспитательной колонии №2 в Бобруйске. 19 декабря 2021 года ему исполнится 18 лет.

«Вы первый, кто написал мне не из родных». Фотограф из Сеницы создал проект «Письма политзаключенным»

Мать с ним созванивается два раза в неделю. Бывший одноклассник отправлял письмо, но Сергей его так и не получил. Но все же, родственники и друзья продолжают писать.

«Когда я узнала, что Серёжа попал не в то место и не в то время… Я была немного шокирована. Но поняла, что сейчас не до сантиментов! Моему другу необходима моя поддержка. Я пишу ему письма и буду продолжать писать. Серёжа писал, что, скорее всего, после того, как выйдет, он будет уже совсем другим человеком», – рассказывает подруга Екатерина Юрьевна.

Адрес для писем: Воспитательная колония №2. 213807, г. Бобруйск, ул. Генерала Батова, 4, Гацкевичу Сергею Сергеевичу.

Помочь семье можно переводом на карточку:

BELARUSBANK 4255 1901 2342 0864, карта до 07/24 NATALLIA HATSKEVICH

МГ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости