Результаты поиска:

Запугать и пытать. Почему во время зачистки от КГБ появилась статья о терроризме

В Беларуси второй день зачищают журналистов и активистов по всей стране. Обыски, задержания, конфискация техники. При этом людей начинают обвинять даже в терроризме. Разбираемся, почему это так.

За 8-9 июля в Беларуси разгромили издание «Наша ніва», обыски проводятся в других изданиях, дома у журналистов и активистов по всей стране: в Бобруйске, Барановичах, Бресте, Витебске, Орше, Ганцевичах, Глубоком, Гомеле, Докшицах, Лунинце, Новополоцке, Пинске и Светлогорске. Все это происходит за месяц до годовщины якобы победы Александра Лукашенко на президентских выборах 2020 года с официальным результатом 80 %.

День Независимости. 3 июля 2021 года. Фото: Белсат

Как проходят обыски и задержания

По словам родственников задержанных, обыски происходят «как в страшном сне»:

«Между нашей молоденькой сливой и песочницей, мимо лужайки с ромашками (в этом году Андрей сделал луг для Томаша вместо своих любимых картофельных грядок) к нашему дому несется толпа с закрытыми лицами и автоматом. Это напоминало сон и страшные фильмы про Африку. И как во сне я заревела со всей силы: «Андрейка, обыск! Андрей, у нас обыск!!!», – пишет в Facebook Паулина, жена руководителя отдела маркетинга и рекламы «Нашай нівы» Андрея Скурко.

При этом некоторых, как, например, главного редактора издания Егора Мартиновича, сильно избивали.

«Я не знаю, что с ним сделали, потому что еще утром это был здоровый человек. Но и на обыске в редакции, и на обыске дома он выглядел плохо, вел себя нехарактерно», – отмечает жена задержанного Адарья Гуштын.

Иногда обыски проводятся до глубокой ночи, как в случае с журналисткой «Белсата» Марией Малевич. На квартиру, где она прописана, 8 июля приехали представители КГБ. В рамках уголовного дела о создании экстремистских группировок.

«Искали экстремистские материалы, перевернули весь дом», – рассказала Мария в комментарии belsat.eu. На ее сестру, которая в то время была дома, составили протокол за якобы неповиновение. Сегодня ее судили по «Skype» и оштрафовали на 10 базовых величин.

КГБ заявил о «широкомасштабной зачистке от радикально настроенных». Результаты нападения на прессу и активистов

Второй день облавы: пришли к журналистке Onliner и региональным журналистам

Что происходит

Официально власти долго не комментировали нападения на СМИ. Только вечером 8 июля, хотя обыски начались с самого утра, заместитель следственного управления КГБ Константин Бычек в эфире телеканала «Беларусь 1» рассказал, что в стране продолжается «широкомасштабная операция по зачистке от радикально настроенных лиц».

При этом часто уголовные дела заводятся якобы за терроризм. В этом, по ст. 289 УК, обвиняют, например, администратора Facebook-сообщества «Письма солидарности» Сергея Борисова и бывшего председателя Объединенной гражданской партии Василия Полякова. По ч. 2 ст. 289 УК обыск проходил в Барановичском издании «Intex-press». Искали терроризм и в Пинском издании «Медиа-Полесье».

Статья 289 УК («Акт терроризма») делится на три части. Первая предусматривает наказание от 8 до 15 лет заключения, вторая – от 8 до 20, а третья – от 10 и вплоть до смертной казни.

Иллюстративный снимок. Минск, 29 ноября 2020 года. Фото: Белсат

Почему терроризм?!

Комментируя для belsat.eu начало уголовных дел за терроризм, юрист, представитель Народного антикризисного управления Михаил Кирилюк упомянул случай из своей адвокатской практики в Беларуси. Он в частности защищал задержанного, который с помощью лазерных указок якобы хотел ослепить омоновцев, хотя никаких пострадавших не было.

Тогда ему сказали, что если подзащитный не признает вины, то получит обвинение в государственной измене.

«Там статья такая, что все что угодно под состав преступления будет подходить. Суд будет закрытым, и никто ничего не увидит и не услышит. И сидеть он будет восемь лет», – заявил тогда следователь адвокату.

Юрист считает, что такие статьи применяются тогда, когда вину доказать невозможно, но решено дать большой срок:

«Со статьей о терроризме, думаю, примерно то же самое. Тем более ведет дело и там, и там КГБ. Это их статья – тяжкая и предусматривает длительный срок».

По словам Михаила Кирилюка, использование террористической статьи дает КГБ следующие возможности:

  • арестовать и держать под стражей;
  • напугать длительным сроком заключения и склонить к сотрудничеству;
  • применять пытки.

А объяснить это, считает юрист, можно будет принципом заместителя главы МВД Николая Карпенкова: Уголовный кодекс в отношении задержанных не работает, так как «они же террористы».

Забытые миллионы. Сколько денег Беларусь получила от Евросоюза на укрепление границы?

ПС/АА belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости