Агнешка Ромашевская-Гузы: Это проявление террора к независимым СМИ

В суде Фрунзенского района Минска 9 февраля начался процесс над журналистками «Белсата» Екатериной Андреевой и Дарьей Чульцовой. Девушек обвиняют по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»). Екатерине Андреевой и Дарье Чульцовой грозит до трех лет лишения свободы. Директор телеканала Агнешка Ромашевская-Гузы говорит, что таким образом власти пытаются давить на всех журналистов в Беларуси.

Журналистки «Белсата» Екатерина Андреева и Дарья Чульцова попали под репрессии режима. Девушкам грозит до трех лет лишения свободы. Директор телеканала «Белсат» Агнешка Ромашевская-Гузы говорит, что власти стремятся наказать всех несогласных.

– Я думаю, что террор руководствуется своим законом, так как они иногда намеренно принимаются так, чтобы не до конца можно было понять, зачем их приняли. Здесь речь идет о том, чтобы люди боялись, чтобы боялся каждый.

Катя Андреева была лицом нашего телеканала и очень известной личностью. Из-за этого ударили по ней, а по Даше – чтобы каждый знал, каждый молодой оператор, молодой журналист, который придет на работу, что это может плохо для него закончиться. Это проявление террора к независимым СМИ.

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева в суде Фрунзенского района. Минск, Беларусь. 9 февраля 2021 году. Фото: АВ / Белсат

– Что в существующей ситуации можем сделать мы, журналисты и белорусское общество, можем ли мы повлиять на власти.

– Давление можно создавать. Это давление прежде всего проявление солидарности и информирования. Максимальное разглашение этого дела. Человек, погибающий в машине опасности, в машине КГБ – человек потерянный. А человек, который не погиб – это уже какая-то победа. Я думаю, что это можно делать, и мы очень стараемся так делать. Журналист за решеткой, его все время видно. Значит, дело не сделано до конца. Здесь речь идет о том, чтобы человек исчез, чтобы его не было. Главное – помешать работе СМИ. И если это не удастся, то все дело было безрезультатным и неудачным.

– По итогам суда нашим журналисткам могут дать реальный срок. И если это произойдет, что мы сделаем в этой ситуации?

– Боюсь, что мой ответ будет грустный. Ничего мы не можем сделать. Решение в руках властей. Я не думаю, что девушки получат максимальные приговоры, но независимо от решения, есть еще две возможности. Мажет так случиться, что Лукашенко не дождется этого приговора, или девушек могут освободить раньше по большому количества причин. Для моего отца прокурор требовал 8 лет тюрьмы. А отец говорил, что желание прокурора очень нереалистично, так как та система столько не выдержит. И был прав. Хотя, как оказалось, многие думали, что он так себе что-то говорил. Но так было.

– В Польше граждане пережили подобное. Но люди не простили судьям, силовикам, чиновникам. Как их наказали, когда система обрушилась?

– Самое главное, что, как мне кажется, та система изменилась. И хотя некоторые элементы остались, но это было непросто. Самое важное – полностью изменились СМИ. Это было непросто, это длилось несколько лет. Были и большие проблемы, которые будут и в Беларуси. Не сомневаюсь, что это судьи. Чтобы иметь возможность озвучивать справедливые приговоры бандитам, которые в эти минуты бесятся на улице (они бандиты и выполняют преступные приказы), должны быть судьи. И то, что они должны очиститься, независимо от того, что раньше поднимали трубку и получали информацию, предстоящий приговор, – это миф. У нас в Польше было мнение, что судьи сами очистятся, – нет, не очистятся. И эта проблема длится до сегодняшнего дня. Хотя большинство тогдашних судей уже на пенсии. Но таким образом система словно открывается, и это будет проблемой в Беларуси. Поэтому нужно собирать сведения об этих судьях. Должна быть личная ответственность этих людей.

«Почти три месяца за решеткой». Суд над журналистками «Белсата». Онлайн

СК/МВ belsat.eu

Новости