Дело о массовых беспорядках в Бресте, по которому проходят более 80 человек. Что нужно знать о деле

Судебный конвейер в Доме правосудия в Бресте не останавливается ни на день: по уголовной статье судят за граффити, за листовки, за наклейки, за чучело, за комментарий – по «пинскому делу», по «хороводному». А 7 апреля в суде Ленинского района Бреста начался уже второй процесс о так называемых массовых беспорядках, судят сразу 13 человек.

За что судят?

9-10 августа в Бресте был один из самых массовых протестов в стране, тысячи людей вышли на центральные улицы города, чтобы защитить украденные на выборах голоса. Силовики массово задерживали и избивали людей, некоторые пытались защитить себя и своих родных и знакомых. Сейчас за это их судят. Еще в августе было заведено уголовное дело по ч. 2 ст. 293 УК («Участие в массовых беспорядках»), сейчас в Бресте по нему проходит более 80 человек. Большинство обвиняемых остается в СИЗО, некоторые – с того самого августа. Подавляющая часть фигурантов дела – молодежь.

Силовики до сегодняшнего дня охотятся на тех, кто 9-11 августа был на улицах Бреста, многие протестующие вынуждены были уехать за границу. Согласно обвинению, 10 августа 2020 года во время несанкционированного массового мероприятия в центре Бреста – на улицах Советской и Нефтяной, бульварах Шевченко и Космонавтов, проспекте Машерова – люди «грубо нарушили общественный порядок и совершили погромы. В результате беспорядков один сотрудник милиции получил легкое телесное повреждение: два ранения в области первого пальца правой руки». У одного сотрудника сорвали рацию и оторвали погоны. Еще 25 человек, согласно следствию, получили «побои».

Родные обвиняемых пытаются попасть на судебное заседание. Фото: Белсат

«Хороводное дело» – одно из самых крупных политических дел в Беларуси. Что нужно о нем знать

Какие сроки получили первые осужденные по этому делу?

Дело рассматривал суд Московского района Бреста, процесс вела Вера Филоник, он длился с февраля по март. На суды не пускали родственников, правозащитников, журналистов, а представителя правозащитного центра «Весна» конвой избил прямо в помещении суда. После оглашения приговора отец одного из осужденных заявил в разговоре с «Белсатом»: это был не суд, а расправа над нашими детьми. В результате обвиняемые получили такие приговоры:

  • Тимур Ризапур – 4,5 года колонии усиленного режима;
  • Илья Мигно – 4,5 года колонии усиленного режима;
  • Егор и Виталий Прокопчуки – 4 года колонии усиленного режима каждому;
  • Александр Дроздов – 4 года колонии усиленного режима;
  • Сергей Солохо – 4 года колонии усиленного режима;
  • Сергей Кривченя – 3,5 года колонии усиленного режима;
  • Сергей Гацкевич (несовершеннолетний) – 3 года воспитательной колонии;
  • Денис Хазей (несовершеннолетний) – 3 года воспитательной колонии.
Фото: Белсат

Что на этот раз?

Сейчас процесс идет в суде Ленинского района Бреста, дело рассматривает Андрей Грушко.

На скамье подсудимых – тринадцать человек: Денис Марусевич, Владимир Рубашевский, Даниил Бондарук, Марк Солоников, Симон Концевич, Вячеслав Костючик, Максим Зиневич, Михаил Калищук, Андрей Грищук, Виктор Пантелеев, двое несовершеннолетних: Александр Винярский и Эдуард Кудынюк – и единственная девушка, Виталия Бондаренко. Большинство из этого списка признаны политзаключенными.

18-летнюю Виталию Бондаренко собирались судить в первой десятке, вместе с ее другом, 17-летним Денисом Хазеем, Но девушка успела уехать за границу, а потом вернулась… чтобы попрощаться со своим любимым, и оказалось в СИЗО. Об истории любви еще одного обвиняемого по этому делу, Виктора Пантелеева, «Белсат» уже писал.

«Во время свидания в СИЗО Виктор сказал – выходи за меня». Заключение вернуло и усилило любовь

На первое судебное заседание пришли более 80 человек, но лишь единицы смогли попасть в судебный зал. Конвой не пустил даже родителей, хотя некоторые из них не видели своих детей более полугода.

Мать обвиняемого: «Они просто озлобляют людей»

26-летний спортсмен Денис Марусевич очередной свой день рождения встретил 26 марта в СИЗО № 7, где его держат более полугода. 11 сентября Денис пошел на допрос в Следственный комитет и домой не вернулся. Он мастер спорта по карате, рукопашному бою и военному рукопашному бою, бывший член национальной сборной по карате. До 13 июля 2020 года служил по контракту в 38-й Брестской отдельной десантно-штурмовой бригаде. Но увидев, что происходит в стране, уволился. Сегодня матери Дениса снова не дали увидеть сына.

Людмила, мать обвиняемого Дениса Марусевича. Фото: Белсат

– Процесс, кажется, открытый, но не смогли пройти даже кто-то из родителей, только пять человек пропустили. А наших детей мы не видели уже семь месяцев. Есть люди, которые приехали из других городов, не смогли попасть на процесс, дают специально маленький зал. Мы даже не смогли увидеть сына, только немного в щелку. Они озлобляют людей, больше даже сказать нечего, только злость. И так людям тяжело, родителям тяжело, они не видят своих детей, которых судят ни за что. Мало того, что дают сроки, так еще не дают попасть на процесс, – говорит в беседе с «Белсатам» мать Дениса, Людмила Марусевич.

Отец обвиняемого: «Что нельзя ходить на мирный митинг, сын узнал только в СИЗО»

Виктору Бондаруку повезло больше, он смог увидеть своего старшего сына. В их семье – восемь детей, последний раз они встречались в августе. В этом процессе у Виктора судят сразу двоих: кроме сына, еще и племянника Марка. Парней задержали 22 августа в Минске, прямо на рабочем месте. По дороге в Брест их избивали, с тех пор они в СИЗО.

Виктор Бондарук, отец обвиняемого Даниила Бондарука. Фото: Белсат

– Даниил – старший сын в нашей многодетной семье, он всегда всем помогал, очень хороший человек. Где бы он ни был, у него всегда были только положительные характеристики. Марк – наш двоюродный брат, тоже из многодетной семьи из Могилева, очень способный, музыкальный. Как и Даниил, играл на пианино, – рассказывает Виктор.

То, что происходит с его родственниками и другими людьми, которые сейчас в СИЗО, Виктор Бондаренко считает несправедливостью.

– Люди первый раз попали в такую ситуацию, и сразу же такие сроки, никаких шансов. Все знают, что за распространение наркотиков дают большие сроки, но чтобы за мирный митинг, никто об этом не знал. Наши дети об этом узнали, когда попали в СИЗО, – возмущается Виктор Бондарук.

Правозащитник: «На суды не пускают, чтобы детали дел не попадали в СМИ в невыгодном для власти свете»

Правозащитник Роман Кисляк признает, что на политические процессы сейчас попасть очень сложно.

– Суды должны организовать открытый судебный процесс, на который должна попасть публика. Но постоянно сталкиваемся с теми фактами, что на суды не пускают людей. Мы требуем реально открытых судебных процессов, но пока родственников, правозащитников, журналистов не пускают в суды, чтобы они не мониторили, как проходят судебные дела, и чтобы обстоятельства этих дел не попадали в СМИ в невыгодном для власти свете, – считает Роман Кисляк.

Правозащитник Роман Кисляк. Фото: Белсат

Правозащитник объясняет, почему именно в Бресте так много судов.

– Очевидно, что власти максимально используют все возможности, чтобы посадить всех, кто выступает против них. Это работа для запугивания населения, чтобы не протестовали, не сопротивлялись властям и этому своеволию, что чинят правоохранительные органы. Замечу, что в Бресте были одни из самых сильных протестов, поэтому власти видят в этом угрозу. Они максимально выявляют тех людей, которые присутствовали на массовых мероприятиях, и привлекают их по разным делам, от «хороводного дела» до дела о так называемых массовых беспорядках, – говорит Роман Кисляк.

АС/АА, Белсат

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости