Витебчан осудили по наркотическим статьям, но правозащитники надеются признать их политзаключенными

Олег Борозна. Фото предоставлено редакции

Витебских активистов «Страны для жизни» Александра Мацеюка и Олега Борозну осудили на 9 и 2,3 года колонии по наркотическим статьям – 328 и 332 УК РБ. По ст. 328 мужчины полностью отрицают вину. Правозащитники считают дела политически мотивированными и добиваются признания активистов политзаключенными.

5 октября судья суда Железнодорожного района Витебска Денис Алексеенко признал Олега Борозну виновным по ч. 1 ст. 328 УК РБ («Незаконный оборот наркотических средств») и осудил на 2,3 года колонии общего режима. Александра Мацеюка осудили по ч. 3 ст. 328 УК РБ и ч. 2 ст. 332 УК РБ («Организация либо содержание притонов для употребления наркотиков») на 9 лет колонии усиленного режима. По ст. 328 мужчины полностью отрицают вину, а по ст. 332 Александр Мацеюк признал себя виновным частично.

Во время избирательной кампании 2020 года Александр Мацеюк и Олег Борозна были активистами «Страны для жизни» и команды Светланы Тихановской, за что их неоднократно наказывали штрафами и сутками. Витебчане были задержаны вечером 9 февраля 2021 года накануне Всебелорусского народного собрания. Правозащитники полагают, что судебное преследование и решения относительно Александра Мацеюка и Олега Борозны носят политический характер.

Очередь, чтобы подписаться за Светлану Тихановскую. Фото: Белсат

«Уже в первые дни после задержания правозащитники были уверены, что оно было политически мотивированным, так как сразу после задержания Борозны и Мацеюка начался ряд обысков в Витебске и районе. Постановления на обыски были выданы в рамках ст. 328 УК РБ. То есть приходили ко всем гражданским активистам, которых ранее уже судили по 23.34 ст. КоАП РБ, было очень много ночных обысков, и это продолжалось несколько дней», – комментирует ситуацию правозащитница Ирина Третьякова.

Александр Мацеюк. Фото: «Витебская весна»

15 апреля на telegram-канале «Ваши сливы» появился видеоролик, на котором задержанный Олег Борозна рассказывает об участии в предвыборном штабе Светланы Тихановской. Правозащитник считает, что запись сделали из-за давления на активиста.

«Мы видели еще в прошлом году, как людей задерживали и снимали какие-то видео с признаниями. И у всех этих людей, которые рассказывали на видео какие-то вещи о себе или других лицах, были какие-то слабые места: несовершеннолетние дети, дети-студенты, ответственная работа, с которой могли уволить. То же самое произошло и с Олегом Борозной: появилось видео, в котором говорится о Сергее и Светлане Тихановской. То есть все имело политический мотив».

По этой же причине с осени 2020 года сотрудники милиции следили за мужчинами.

«Мужчин задержали в гараже Александра Мацеюка, в котором еще с осени, как оказалось, была установлена видеокамера. Гараж его был взломан, он обращался к правозащитникам с вопросом, как привлечь к ответственности тех, кто взломал гараж, так как не было ничего украдено, ничего не повреждено, кроме замка. Правоохранительные органы отказали в возбуждении уголовного дела и даже в проверке, так как имущество не трогали. На самом деле гараж был взломан, чтобы установить видеокамеру, и с октября велось наблюдение в гараже, прослушивались телефоны. Они были в разработке из-за своей слабости – употребления конопли».

Для признания человека политзаключенным необходимы конкретные основания, и правозащитники уверены, что в ситуации с Александром Мацеюком и Олегом Борозной они есть.

Олег Борозна. Фото: «Витебская весна»

«Есть определенный алгоритм признания коалицией правозащитных организаций человека политзаключенным. Это было и есть. И я так понимаю, что следственные органы решили играть в свою игру: зная этот алгоритм, они убирают политические статьи из кейсов гражданских активистов. Но пока мы видим, что витебчан разрабатывали, за ними следили и их слушали по политическим мотивам. И даже если они и употребляли наркотики, делали они это уже долгое время, и столько бы и продолжали – если бы не сложилась такая политическая ситуация в стране, если бы они не были активистами “Страны для жизни”, если бы они не были в команде Сергея Тихановского».

Ирина Третьякова отмечает, что уже были случаи, когда активистов судили по неполитическим статьям, чтобы их не признали политзаключенными.

«Сейчас есть ситуации, когда мы видим неполитические статьи в делах людей, отбывающих наказание, но этих людей изначально преследовали по политическим мотивам, приговоры выносили политически мотивированные, они более суровые. Второй момент, который сейчас получил распространение в Беларуси, и в Витебской области в частности, уже третий такой кейс, когда по 369-й статье приходят домой с обыском, а находят или патроны, или порох, или следы пороха, то есть судить начинают по более суровой статье, которая в совокупности с 369-й дает реальное лишение свободы. Это совокупность двух статей, одна из которых не является политической, но толчком для уголовного преследования становится именно 369-я статья».

«Каждый вечер играли в тетрис» – так мы называли укладывание спать четырнадцати человек в двухместной камере»

Правозащитница уверена, что в ситуации с Александром Мацеюком и Олегом Борозной толчком к прослушиванию и наблюдению стала именно политическая 293 статья, которая потом убрала, чтобы гражданские активисты стали «обычными наркоманами» и не были признаны политзаключенными.

«В процессе досудебного следствия после предъявления обвинений по 328 статье практически сразу была подписка о неразглашении. Это делалось, чтобы правозащитники не смогли своевременно реагировать на нарушения, которые происходили до и в процессе следствия, чтобы информация не оглашалась, и заключенные оставались в своеобразном вакууме. И когда уже вышло видео с Олегом Борозной на исключительно политические темы, появился пресс-релиз Следственного комитета, в котором упоминается обвинение по ст. 293 – “Массовые беспорядки”. Но на самом деле мужчинам так и не предъявили обвинения по этой статье, так как силовые структуры быстро убрали его, чтобы политических статей в кейсе Борозны и Мацеюка не было».

Теперь правозащитница Ирина Третьякова будет добиваться признания активистов Александра Мацеюка и Олега Борозны политзаключенными.

«Я наблюдала процесс преследования Олега Борозны и Александра Мацеюка с середины прошлого года, я слушала каждое судебное заседание, я разговаривала с адвокатами – и я понимаю, что передо мной стоит сложная задача обоснования того, что этих людей надо признать политзаключенными».

«Весна» составила топ-7 репрессивных судей Минска

ВК/МВ Belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости