Результаты поиска:

«Психологическая травма на уровне общества»: психиатр о том, что происходит с нами сейчас и как помочь себе

«Происходящие сейчас в Беларуси— это запредельный стресс, психологическая травма на уровне общества», – уверена Анна Савицкая, экзистенциальный психотерапевт и психиатр. То, как белорусы воспринимают реальность последние десять месяцев и реагируют на неё, определяет наше психологическое состояние. Но не все мы умеем справляться с таким количеством стрессовых факторов.

Что происходит с нами сейчас, как с обществом, и как мы можем помочь себе? Об этом мы и поговорили с Анной.

Анна Савицкая, экзистенциальный психотерапевт и психиатр. Фота: АК / Белсат

Анна рассказывает, что для понимания того, как белорусы переживают ситуацию в стране и динамику развития данных процессов, можно обратиться к перечисляемым в литературе источникам психоэмоционального стресса и травматических переживаний и начать загибать пальцы.

Для белорусов — это столкновение с насилием и ситуация беспомощности, нахождение в непосредственной близости от известного ранее объекта стресса и источника опасности. Дополнительным источником стресса является лишение свободы передвижения, которое актуально для всего мира с начала пандемии, а для белорусов принимает особенно драматические масштабы. Также на наше состояние влияет поступающая информация, причем ее избыток или дефицит переносится одинаково плохо.

То, что происходит сейчас в Беларуси и с белорусами – комбо. Причем комбо из текущей политической ситуации и последствий эпидемии коронавируса, изменивших привычный уклад жизни.

В последние месяцы актуальная тема для белорусов – это переживание по поводу того, что внешняя обстановка остается травматичной, а люди как будто бы все меньше реагируют на происходящее. Кто-то вовсе избегает чтения новостей или злится при попытке друзей развить политическую тему, а кто-то просто чувствует большую усталость и апатию.

Что с нами сейчас

Чтобы понять, что происходит сейчас с людьми, можно рассмотреть динамику развития психоэмоционального стресса и влияние его на организм. Это классическая теория Ганса Селье из первой половины XX века – хорошо исследованный и детально описанный на физиологическом уровне процесс.

Согласно теории, под действием стресса организм переживает три стадии. Первая – стадия напряжения или мобилизации, следующая сразу за воздействием стресса. Для нее характерна реакция «бей или беги»: организм мобилизуется, пытаясь устранить угрозу. Это та реакция, которую мы видели со стороны общества в начале пандемии, когда уровень гражданской и волонтерской активности необычайно возрос. Это то, что происходило с белорусами в конце лета и начале осени. И это очень энергозатратный процесс – выходить за пределы своей обычной жизни и противостоять стрессу. Особенно когда стрессогенные обстоятельства не удается устранить, что и произошло в Беларуси.

Далее, если не удалось устранить источник опасности или укрыться от него, возникает стадия резистентности. При ней организм сопротивляется стрессу, находясь в мобилизованном состоянии, и привлекает гораздо больше ресурсов для существования. Мы можем не замечать этого, но при внимательном взгляде эти процессы очень заметны.

Работая психотерапевтом, имеешь возможность сравнивать переживания разных людей и видеть в них сходство. В течение последнего года хорошо были заметны волны мобилизации, усталости и отчаяния, имевшие много общего у разных людей.

За мобилизацией следует стадия истощения нервной системы – источник стресса по-прежнему актуален, но у организма больше нет сил сопротивляться ему. В этом периоде высок риск возникновения проблем со здоровьем – нарушение сна, депрессия, тревожное расстройство. Также могут появляться и телесные симптомы – проблемы с сердцем, гастрит, язва, повышение артериального давления и т.п.

В ситуации затяжного стресса эти фазы могут повторяться по кругу, с убыванием адаптационного ресурса. То есть, истощение нервной системы на каждом новом круге будет усиливаться.

Анна Савицкая – экзистенциальный психотерапевт, психиатр. Минск, Беларусь. 3 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

Степени переживания событий

Применяя эти стадии к происходящему в нашем обществе, их стоит разделить на индивидуальную и групповую динамики, в каком-то соотношении накладывающиеся друг на друга.

В данный момент мы, как группа, балансируем между стадиями резистентности и истощения. Появляется очередная шокирующая безрадостная новость – и каждый раз наша нервная система мобилизуется, выходя на новый круг этого процесса. Вот только сил все меньше, ведь нужно еще как-то жить, работать и справляться с повседневными делами. Кроме того, в самом обществе витают чувства неопределенности и небезопасности, тревоги.

Что касается индивидуальной динамики переживания стресса – очень важно понимать, что мы устроены по-разному. Есть люди более и менее устойчивые к стрессу генетически. Быстрее истощаются люди чувствительные, тонкой душевной организации, наиболее эмпатичные. Их просто затапливает переживаниями собственными и чужими, они переживают чужую боль и известия о страданиях, как собственные.

Кроме того, есть люди экстровертного и интровертного склада.

Первые будут лучше себя чувствовать, проговаривая свои переживания, делясь ссылками на впечатлившие новости. Им становится легче от этого, появляется чувство общности. Вторые же привыкли в стрессе закрываться и переживать все самостоятельно. Поэтому временами они испытывают потребность «спрятаться», чтобы переварить происходящее. Они могут быть просто не в состоянии воспринимать дополнительную негативную информацию, участвовать в обсуждениях, что внешне может выглядеть как пассивность и безразличие.

Но как психотерапевт я знаю, что такие внешне спокойные люди зачастую очень ранимы и очень глубоко и небезразлично относятся к происходящему вокруг. Сейчас такая реакция часто встречается среди чувствительных, эмпатичных молодых мужчин, ведь они находятся еще и под давлением представлений о мужественности, ожиданий активных действий.

Осознавать происходящие

Сейчас наших сил требуют не только активные действия, но и осознавание происходящего и переживание чувств, которые это осознание вызывает. Это хорошо можно ощутить, читая новости или смотря эмоционально заряженные видео. У каждого из нас своя собственная «вместимость» психики. Кто-то может выдержать много, продолжая анализировать, сочувствовать, а кто-то настолько уязвим или незрел в силу, как правило, предшествовавших в жизни травм, что способен реагировать только отстранившись от происходящего. Это схоже с поведением детей, которые еще не выдерживают сложных переживаний, и в случае столкновения с ними замыкаются в своем маленьком мире.

Анна Савицкая – экзистенциальный психотерапевт, психиатр. Минск, Беларусь. 3 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

Также вокруг каждого из нас есть немало примеров людей, которых искренне не затрагивает происходящее, они живут как ни в чем не бывало. И к этому тоже стоит отнестись с пониманием: в существующих условиях каждый справляется, как может. Хороши любые психологические защиты, которые помогут человеку выжить и сохранить себя.

Пропаганда и другое мнение

Стоит понимать, что задача любой политической пропаганды – убедить людей, что они одиноки в своем несогласии с происходящим, дать им почувствовать себя в изоляции. Антидот – бороться с этими чувствами. Примите то, что есть люди других взглядов. Всегда нужно анализировать, насколько в том или ином случае дискуссия с ними может быть продуктивной, и беречь свои энергетические ресурсы в случае очевидно разных мировоззрений. Старайтесь формировать окружение из людей, близких по взглядам.

Научитесь дозировать информацию. Много – не значит хорошо. Часто это просто приводит к невротизации, потере связи с близкими и фиксации на чувстве бессилия. Стремитесь не сужать кругозор до политических вопросов и продолжайте интересоваться другими аспектами жизни, искусством. Творчество, кстати, хороший способ трансформации бессилия во что-то продуктивное, будь то ужин для семьи, эссе или картина о наболевшем.

«Вина выжившего»

Многие люди испытывают переживание из-за того, что не смогли разделить более тяжелую участь товарищей. В психологии это называется «вина выжившего». «Вина выжившего» является одним из симптомов посттравматического стрессового расстройства и описана у людей, участвовавших в боевых действиях, являвшихся свидетелями катастроф.

Есть большая разница между сочувствием другому человеку в беде, где мы можем анализировать возможные варианты помощи, находить способ выражения этого сочувствия, и токсическим чувством вины за то, что не пострадал так, как кто-то другой. Чаще это переживание связано с самовосприятием человека, с ощущением им своей малоценности и давлением жестких моральных установок.

В особо тяжелых случаях на этом фоне могут возникать даже суицидальные мысли и действия в этом направлении. Если чувство вины является мучительным – имеет смысл обратиться за помощью к психологу или психотерапевту.

Анна Савицкая – экзистенциальный психотерапевт, психиатр. Минск, Беларусь. 3 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

Как защитить себя

На самом деле, лучшее, что мы можем делать сейчас – относиться к себе и другим людям бережно и с пониманием. Даже члены одной семьи могут одновременно быть в очень разных состояниях. Важно слышать себя. Возможно, давать себе информационные передышки, переключаться на простые и понятные текущие дела, заботиться о здоровье и общаться с близкими. При этом не терять связь со своими чувствами, не забываться, не уходить в спячку.

При наличии сил – обсуждать волнующие вопросы с друзьями и близкими, делиться своими переживаниями и находить поддержку. Помните это правило безопасности в самолете: «Вначале наденьте кислородную маску на себя, потом – на ребенка». Так и в жизни – в состоянии депрессии и морального истощения мы никому не поможем.

АД belsat.eu

Новости