Как кошельки Лукашенко убегают от санкций

Одной из новинок нынешних санкций стало включение в список некоторых белорусских IT-специалистов.

Соучредитель компании «Synesis» Александр Шатров нашумел своими политическими комментариями. Например, после Дня Воли 2017 года он раскритиковал демонстрантов, которые были задержаны милицией. А позже он вообще сравнил протесты с торговлей наркотиками. Вот как высказывался Александр Шатров:

«Будет странно, если вы начнете кричать, что если в Америке легализованы наркотики, то вы не понимаете, почему здесь с вами так обращаются. То есть вы понимаете последствиям, к которым вы идете и делаете. Если последствия наступят внезапно, не примите этого. Здесь то же самое. Люди шли на демонстрацию. Им ее не санкционировали. Есть закон, в котором говорится, что можно, а что нет. На что они рассчитывали?»

Кроме того, компания запретила использовать белорусский язык во внутренних рабочих чатах. Вот что сказал сооснователь компании «Synesis» Александр Шатров:

«Он знает русский язык, но использует белорусский. Я категорически против таких моментов. То есть он создает неудобства всем, кто не знает этого языка».

Продукт, за который компания попала под ограничения, называется «Kipod» – облачная платформа для мониторинга общественной безопасности. Техническим оператором Республиканской системы мониторинга общественной безопасности «Synesis» стала в 2018 году.

Результаты закупок

Как это произошло, неизвестно. Открытый конкурс был отменен в связи с тем, что на него подал заявку только один претендент – компания «24×7 Паноптес», владельцем которой является «Synesis». Дальнейшая процедура отбора была закрыта для общественности.

Затем Совет Министров распорядился подключить ряд объектов к системе «Synesis» и в дополнение – платить «Synesis» по очень высокому тарифу – 100 рублей в месяц за каждую камеру.

Сейчас «Synesis» на 100% принадлежит Александру Шатрову. Но произошло это совсем недавно – через две недели после введения очередного раунда санкций Евросоюза против этой компании. До этого акции компании принадлежали «Энерго-Оил-Инвест» и жене основного бенефициара «Энерго-Оил» – Инне Олексиной.

Сейчас «Synesis» на 100% принадлежит Александру Шатрову

В долю к «Synesis» они вошли в 2016 году – за семь месяцев до принятия указа о Республиканской системе мониторинга. То есть может показаться, что целью инвестиции было получение заказа на создание республиканской системы наблюдения. Эксперт ИТ-сектора Сергей Лавриненко считает, что «Synesis» является исключением:

«Белорусский IT-сектор отличается тем, что в своем большинстве работает на экспорт. Более 95% всех оказываемых им услуг идет в страны за пределами Беларуси. Белорусские проекты в компаниях – большая редкость. Поэтому действительно, компании, у которых есть крупные белорусские заказчики, крупные белорусские заказы, скорее, выделяются из общей массы. Но для тех, кто работает на белорусский рынок, это, можно сказать, существенная преференция».

Александр Шатров. Фото: Александр Глебов / probusiness.io

Александр Шатров говорит, что его компания получает деньги не от МВД, а от абонентов, и на этом основании планирует обжаловать санкции ЕС. И камер пока подключено очень мало. Вероятно, для того, чтобы облегчить себе обжалование санкций, Шатров на бумаге отказался и от партнерства со структурами Алексея Олексина.

Широкой публике Олексин стал известен благодаря «Табакерке», единственной частной сети столичных киосков.

Десять лет назад власти Минска запретили в городе киоски, в том числе сославшись на их неприглядный вид, мол, это неэстетично. Компания, которой впоследствии была предоставлена монополия на них, называется «Энерго-Оил». Теперь – «Энерго-Оил-Инвест». Это та же компания, которая владела «Synesis» до введения санкций. Анатолий Шумченко, председатель ГО «Перспектива», объединяющей индивидуальных предпринимателей, отметил странное поведение государства:

«Странно ведет себя государство, которое в данном случае должно предоставить всем равные возможности, но вместо этого, исходя из ответов о том, что киоски неуместны для предпринимателей, мы делаем вывод, что для государства есть предприниматели – простые смертные и не простые, у которых есть особые преференции».

На чем держится бизнес-империя Лукашенко?

Компания «Энерго-Ойл-Инвест» в начале 2021 года также внезапно сменила собственника. Им 12 января стал Алексей Олексин.

Провопредшественником «Энерго-Оил-Инвеста» государственный реестр юридических лиц называет компанию «Энерго-Оил», которая ранее называлась «Трайпл-Энерго» и входила в холдинг Юрия Чижа. Олексин возглавил «Трайпл-Энерго» в 2001 году. До этого он был куратором торговли нефтепродуктами в «Белвнешторгинвесте» – структуре Управления делами президента.

Фото: ИА / Belsat.eu

«Трайпл-Энерго» при Олексине была одной из немногих частных компаний, которой власти разрешили перерабатывать дешевую российскую нефть на белорусских НПЗ, а затем экспортировать произведенные из нее нефтепродукты. В начале прошлого десятилетия эта компания, по сообщениям СМИ, также незаконно реэкспортировала российские нефтепродукты, выдавая их за растворители, разбавители и биодизель. Этим же, по данным издания, занимались и другие компании, входившие в то время в «Трайпл»: «Неонафта» и «Белнефтегаз».

После распада бизнес-империи Чижа эти компании тоже отошли к Олексину.

В очередной скандал «Неонафта» попала два года назад. СМИ утверждали, что компания реэкспортировала в Украину российский мазут, выдавая его за белорусский. Однако супруги Олексины на тот момент официально уже не владели компанией.

С 2016 года половина «Неонафты» принадлежит некой Лидии Ушаковой. А вторая половина поделена между Олегом Петровым и Олегом Герасимом.

Первый из них работает директором ресторанно-гостиничного комплекса «Друзья» – филиала олексиновского «Энерго-Оил». Второй Олег работает заместителем первого в том же ресторане. То есть оба совладельца «Неонафты» одновременно являются активными сотрудниками ресторана Олексина. Это подтверждает журналист naviny.by Александр Ярошевич:

«После того как Олексин стал фигурировать в санкционном списке ЕС, он некоторые свои активы переписал на этих людей, своих менеджеров. Возможно, таким образом он хочет избежать санкций со стороны ЕС».

Еще одна компания Олексина – «Белнефтегаз» – защищает Таможенный союз от контрабанды. Именно от того, в чем СМИ обвиняли компанию в начале десятилетия. Сейчас «Белнефтегаз» – национальный оператор системы мониторинга транзитных перевозок под брендом «БНгарант». Вот что рассказывает об этом журналист naviny.by Александр Ярошевич:

«Эта система позволяет отслеживать движение товаров в режиме реального времени. На фуры или машины ставится пломба, и через компьютерные системы можно увидеть, где находится груз, проследить, была ли сломана пломба, были ли отклонения от маршрута. Оператором этой системы является «Белнефтегаз», подконтрольный бизнесмену Алексею Олексину».

Иллюстративный снимок. Фото: Emica Elvedji / PIXSELL / Forum

Система мониторинга транзитных перевозок создана по распоряжению Лукашенко в феврале 2019 года. А разработали ее наши давние знакомые из «Synesis» – той самой, которая попала под санкции Евросоюза за систему видеонаблюдения. Конкретным юридическим лицом в этом контракте была фирма «Synesis Stigma». Миноритарными долями владеют Александр Шатров, его брат Евгений и партнер из России. А 75% принадлежит олексиновскому «Белнефтегазу».Алексея Олексина в числе владельцев «Белнефтегаза» больше нет. После введения санкций Евросоюза он передал свою долю сыновьям – Дмитрию и Виталию. Еще одним акционером стала его жена Инна.

Владельцами «Влате Логистик» Петров и Герасим стали совсем недавно. Опять же – после введения санкций Евросоюза.

Графика «Белсата»

Любимые бизнесмены Лукашенко

До этого компания принадлежала «Бремино групп», которой Олексин владеет вместе с двумя другими бизнесменами из окружения Лукашенко – Александром Зайцевым и Николаем Воробьем. Вот что о них рассказал журналист naviny.by Александр Ярошевич:

«Зайцев и Воробей – два крупных белорусских бизнесмена, весьма влиятельных. Их часто называют кошельками Лукашенко. У Александра Зайцева многоотраслевой бизнес, его интересы сосредоточены в торговле белорусской техникой на Ближнем Востоке. Также добывает полезные ископаемые. Например, у него есть проекты по добыче золота в Африке, в Гане, в Судане. Интересы Николая Воробья в основном сосредоточены в нефтяном секторе. Он давно владеет крупным частным нефтетрейдером «Интер-сервис». А уже «Интер-сервису» принадлежит ряд активов в нефтяной сфере: нефтебитумный завод, который поставляет битум в Украину. Николай Воробей попал в третий санкционный пакет ЕС».

«Бремино групп» – владелец трех огромных логистических центров на белорусских границах, в непосредственной близости от таможенных пунктов пропуска. У них есть право растамаживать товары, а головной офис компании зарегистрирован в маленьком поселке Балбасово. Там свободная экономическая зона, которую Лукашенко специально создал под эту компанию.

«Бремино групп» владеет складскими помещениями, а перевозками занимается через другие фирмы. Раньше – через «Транспетролбалтик». Затем – через «Газ Венчуре».

СМИ неоднократно обвиняли обе компании в контрабанде. Юридически они были зарегистрированы в здании Олексина, но их офиса там не было. А фактические контакты на сайте Мингорисполкома отсылали в «Бремино групп».

Директором компаний «Газ Венчуре» и «Транспетролбалтик» работала Ольга Половец.

Ольга Половец

На ее страницах в социальных сетях есть фотоотчет с корпоративной вечеринки, где она в футболке «Трайпл-энерго»: компания, напомним, принадлежала Алексею Олексину.

Формально «Газ Венчуре», возглавляемая Половец, принадлежала двум кипрским офшорам, которыми, в свою очередь, управляла литовская компания «Любен».

Наше расследование совместно с литовским порталом «Siena» показало, что эта «Любен» обслуживала не только «Газ Венчуре», но и личные финансы ее предполагаемых бенефициаров – Алексея Олексина и Александра Зайцева.

Еще одно наше расследование совместно с интернет-порталом naviny.by показало, что «Газ Венчуре» вошла в число избранных компаний, которым белорусские власти предоставили льготу на импорт цветов – освобождение от НДС.

Графика «Белсата»

Из Беларуси они вывозят цветы в Россию, занижая при этом реальную стоимость в 10 раз и, соответственно, платя там всего 1/10 налога на добавленную стоимость. Это позволило белорусским реэкспортерам, во-первых, наводнить дешевыми цветами российский рынок. А во-вторых, эти же цветы, по словам участников рынка, часто затем реимпортируются обратно в Беларусь. Председатель правления Национальной ассоциации цветоводов России Алексей Антипов высказал свое мнение.

«В Беларуси существует около 200 компаний, которые президентом освобождены от уплаты НДС. Они были созданы в помощь белорусским предприятиям. Но начали злоупотреблять. И, судя по всему, пошлина уплачивается в пределах 5%, а от НДС освобождены».

После серии журналистских расследований, доказавших связи «Газ Венчуре» с «Бремино» и лично с его владельцами – бизнесменами из окружения Лукашенко, «Бремино Групп» начала использовать нового перевозчика – «Влате Логистик», который принадлежал непосредственно «Бремино». Но после санкций формальными владельцами «Влате» стали 6 человек. Среди них сотрудники олексинского ресторана Петров и Герасим.

Еще один из шестерки – Дмитрий Замулевич – бывший директор компании «Интерсервис», конечный бенефициар которой – Николай Воробей. После санкций Евросоюза Воробей назначил директором «Интерсервиса» Алесю Бережную и оформил на нее долю в своей основной компании «Красный бор», которой и принадлежит «Интерсервис».

Уход от санкций

Воробей хоть сам и попал под санкции, но увел из-под удара свой главный актив. Благодаря специальным указам Лукашенко структуры Олексина получили ряд эксклюзивных торговых привилегий, огромные льготы на импорт и логистические перевозки. Также благодаря непрозрачной процедуре закупок Олексин стал конечным бенефициаром национальной системы отслеживания. Еще в его активы входят «МТБанк», две гигантские свинофермы «Велес Мит», пивоварня в Латвии.

И, конечно же, табак. Во-первых, Олексин построил новую табачную фабрику, под которую власти Минска специально расширили черту города.

Во-вторых, олексиновским компаниям было разрешено импортировать сигареты, хотя раньше это могли делать только госструктуры. И, наконец, «Энерго-Оил», согласно информации на их сайте, стала эксклюзивным белорусским дилером государственной гродненской табачной фабрики «Неман» – крупнейшего производителя сигарет в Беларуси.

Контрабанда сигарет на польско-белорусской границе. Источник: strazgraniczna.pl

А сигареты этой фабрики являются лидерами среди табачной контрабанды в ряде стран Евросоюза и в России. При этом, напомним, Лукашенко назначил олексиновскую компанию контролером за контрабандой.

И последний штрих. Один из сотрудников Олексина владеет компанией «Мото Ивент». Она зарегистрирована по адресу, где расположены другие компании Олексина.

Графика «Белсата»

Эта компания организовывает байкерский фестиваль «H.O.G Ralli», в котором приняли участие Александр и Виктор Лукашенко.

Создание этого спрута монополий стало возможным исключительно благодаря льготам и преференциям со стороны властей.

Одна из версий, которые звучали в СМИ, это то, что, например, олексиновскому «МТБанку» была предоставлена возможность завершить сделку по выкупу белорусского «Идея Банка» у польской компании «Getin Holdings». Олексин же, как показало наше расследование, воспользовался этой отсрочкой, чтобы экстренно вывести из-под возможного санкцилгглшл удара максимальную часть своей бизнес-империи, переписав свои компании на детей, жену и сотрудников своего ресторана. Этим же занимается и его партнер по «Бремино групп» Николай Воробей.

Полный текст расследования доступен в форматах pdf, mobi, epub.

belsat.eu

Новости