Результаты поиска:

Опекунка политзаключенного: Мы никогда не виделись, но сейчас мы близкие люди

Анна выбрала на сайте politzek.me незнакомого человека и сейчас поддерживает контакт с его матерью, носит передачи и переписывается. Мы расспросили, почему она так делает и насколько сложно помогать случайному лицу.

«Я ходила на суды к Саше Потрясаевой и думала стать ее опекункой, на постоянной основе что-то для нее делать, деньги собирать или вещи передавать ей. У меня не много ресурсов, но я решила так ее поддержать. Но когда я нажала на сайте кнопку и прислала свою информацию, со мной связались и сказали, что у Саши все есть, ей помогают, и предложили мне выбрать кого-то другого», – рассказала Анна.

21-летнюю девушку избили на Окрестина, а потом приговорили к сроку «домашней химии»

 

Анне предложили опекать Александра Резника, о котором она раньше даже не слышала. Но девушка решила, что нет разницы, кому помогать:

«Меня связали с его мамой. Мы обсудили, какие у него потребности. Потребностей было больше, чем моих ресурсов, поэтому я обозначила, что могу себе позволить. И мы договорились, что я буду во вторники носить передачи, так как его родственники в будни работают».

Уже несколько месяцев у Анны своеобразный ритуал: в понедельники она приобретает необходимое, а во вторник идет в СИЗО на Володарского.

Александр Резник был задержан 29 сентября в Минске. Ему было предъявлено обвинение в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. Согласно ст. 293 Уголовного кодекса).

«Первый раз было очень волнительно. Я даже попросила подругу со мной съездить. А там оказалось все довольно просто. Я ожидала грубого обращения, но оказалось, что там довольно приятные женщины. Одна мне помогала и пыталась пару слов по-белорусски сказать. Это меня порадовало. Но в этой каморке на Володарке все равно морально довольно трудно», – вспоминает опекунша.

Сейчас Анна в отъезде, но собирается продолжить поддерживать Александра, когда вернется:

«Мы с его матерью в контакте. Мы и с Сашей стали переписываться тоже. И это единственная переписка, которая получается. Не то чтобы писем много, но с первого послания все доходило. Что меня на самом деле удивляет, ведь редко такое бывает».

В скором времени у Александра будет суд, и Анна думает, что если он остается в Минске, то она продолжит собирать ему передачи. Она отметила, что знакомство с матерью политического узника было очень трогательным:

«Она очень скромная женщина и была очень благодарна за то, что я, незнакомый человек, поддерживаю ее сына. Она очень удивилась, когда узнала, что я делаю это за свои деньги. Может, она думала, что я это делаю от какой-то инициативы, которая собирает помощь политзаключенным. И я почувствовала, что ей очень важно не только, что это финансовое послабление, но и потому, что есть такая внешняя поддержка, что она не одна в своем тяжелом положении. Семьям заключенных нужно это знать».

Снимок носит иллюстративный характер. Жодино, Беларусь. 19 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Александр в письмах к Анне тоже очень удивлялся, что она собирает ему передачи за свой счет. Однако для опекунки даже не стоит вопроса, помогать ли таким образом:

«У меня бюджет очень ограниченный и довольно малый заработок. Но мне очень важно помогать. И лучше я не куплю себе какой-то ерунды, но поддержу Сашу. На неделю у меня уходит где-то 30-50 рублей. Для меня это серьезная сумма. Но в нынешней ситуации, когда у нас очень мало пространства для действий, то поддержка заключенных и их семей – одно из самых важных действий. Ведь эти люди будут сидеть еще некоторое время, может, и долгое время. И нам нужно помочь им и их семьям сохранить себя, не разочароваться. Ведь разочарование – одна из худших вещей. Это будет значить, что мы проиграли, а этого нельзя допустить».

Со временем коммуникация у Александра и Анны перешла с общих тем на более личные. Она рассказывает о своей автошколе и стихотворениях, он – о своем опыте водителя, родителях, семье.

«Он всегда очень позитивный и даже поддерживает меня, хотя это он заключенный и я стараюсь его поддерживать. Какие-то белорусские словечки цепляет у меня, хотя сам пишет по-русски», – поделилась опекунка.

Снимок имеет иллюстративный характер. Минск, Беларусь. 2 июня 2021 года. Фото: АВ / Белсат

В переписке политический заключенный обещал, выйдя на свободу, также сделать Анне что-то приятное и существенное. Она же считает, что у них установились необыкновенные отношения:

«Я почувствовала, что у меня словно появился новый родственник. И это как часть внутреннего взросления, когда ты берешь ответственность за другого человека не тогда, когда тебе самому просто и легко, а когда ты и сам чем-то жертвуешь. Конечно, я бы хотела с ним встретиться когда-нибудь. Мы никогда не видели друг друга, но теперь мы стали близкими людьми. Даже если потом, в его свободной жизни мы не будем плотно дружить, то эта близость все равно останется с нами».

  • На 5 июля в Беларуси правозащитники признали политическими заключенными 529 человек.

МГМ/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости