«Пропаганда переступает границы приличия». Как режим использует тему Холокоста в борьбе с протестующими

Тема Холокоста – уничтожения нацистами еврейского населения – еще никогда не упоминалась в государственной пропаганде столь часто, как в последние месяцы, считает историк, ассоциированный сотрудник Центра антропологических исследований музеев и наследия Института европейской этнологии Берлинского университета имени Гумбольдта, доктор Александр Фридман. При этом государственные пропагандисты и сами часто не скрывают антисемитских настроений, отмечает он.

Александр Фридман рассказал «Белсату», как и с какими целями режим использует тему Холокоста.

Александр Фридман. Фото: «Радио Свобода»

– 80 лет назад на территории современной Беларуси начался Холокост. Можно ли сказать, что за время правления Александра Лукашенко отношение к этой теме менялось в официальной риторике, в пропаганде, в учебниках истории?

– До последнего времени темы Холокоста в официальном дискурсе почти не было. Да, катастрофа евреев упоминается в белорусских учебниках истории, в Беларуси установлены памятники жертвам геноцида, государственные СМИ и раньше то и дело обращались к этой теме, а государство в принципе не препятствовало изучению истории Холокоста. Однако импульсы шли преимущественно из-за границы (Германия, Израиль и США) и от местной еврейской общины. Позицию белорусского государства можно было бы обозначить следующим образом: «Нас эта тема особо не интересует, но если кто-то хочет работать в этом направлении, то мы в общем не против».

День памяти жертв Холокоста

Лукашенко и его окружение только в конце 2000-х поняли, что «еврейская тема» имеет определенный пропагандистский потенциал. В 2008 году он посетил мемориал «Яма» на территории бывшего гетто в Минске, а в 2018 году открылся мемориальный комплекс на территории бывшего лагеря смерти Малый Тростенец. Последний появился на свет в первую очередь по инициативе Германии и Австрии, но был использован государственной пропагандой, чтобы улучшить Лукашенко имидж за границей.

Открытие памятника жертвам Холокоста на месте Минского гетто. Фото: president.gov.by

– Тема контактов части белорусских националистов 1940-х годов с Германией – традиционная в официальной пропаганде для диффамации современного демократического движения. Можно ли сказать, что тема Холокоста выполняет такую же роль?

– Да, это часть пропагандистского нарратива. Пропагандисты стараются показать, что националисты не только сотрудничали с нацистами, но и принимали активное участие в преступлениях против гражданского населения (как белорусского, так и еврейского). Если бы бело-красно-белый флаг и гимн «Могучий Боже» не стали символами белорусских протестов, то темы Холокоста в государственной пропаганде скорее всего вообще бы не было.

«Это позорно». Как в Беларуси забыли о жертвах минского гетто

Второй момент – внешнеполитический компонент. Режим Лукашенко не видит в Беларуси евреев. Официальные высказывания о евреях и Холокосте рассчитаны отчасти на иностранную (главным образом израильскую) аудиторию. Кто делает эти высказывания? Лукашенко сам, а прежде всего министр иностранных дел Владимир Макей. И это понятный месседж: Холокост – не наша тема, Холокост – это ваша тема. И мы говорим вам то, что вы наверняка хотите услышать.

– Можно ли сказать, что за последние несколько месяцев, когда поднялась волна массового сопротивления лукашенковской диктатуре, тема Холокоста стала в белорусском информационном пространстве обсуждаться или упоминаться громче?

– Мне кажется, что еще никогда теме Холокоста не уделялось в Беларуси столько внимания, как сегодня. И в принципе, это положительно, так как многие белорусы начинают интересоваться этой темой и все больше понимают, что трагедия белорусских евреев является частью трагедии Беларуси во Второй мировой войне. С другой стороны, государственная пропаганда, в которой хватает людей, особенно не скрывающих антисемитских настроений, бессовестно использует Холокост в борьбе с демократическим движением. Это аморально и заслуживает осуждения.

Запрет бело-красно-белого? Спекуляция на крови жертв войны даст нулевой результат

Вопрос отношения протестующих к Холокосту намного сложнее. Драматические события 2020 года, систематическое насилие и продолжающиеся репрессии уже нанесли и продолжают наносить белорусскому обществу огромную психологическую травму. В таком состоянии многие люди пытаются осмыслить события в стране и ищут исторических аналогий. Поскольку белорусская официальная культура памяти пропитана темой Второй мировой войны, то общество обращается именно к этой эпохе.

Большинство белорусов знакомо с темой Холокоста очень фрагментарно и поверхностно, а потому определенная часть населения склонна ассоциировать себя с жертвами Холокоста. По-человечески это понятно, и мне очевидно, что люди, которые это делают, не хотят унизить память жертв, а стараются обратить внимание на ужасную ситуацию в Беларуси. Однако эта особенность вызывает очень опасную и критическую реакцию среди еврейской общины, а также в Израиле или в Германии. И это тоже нужно учитывать.

– Как это сочетается с другими трендами в лукашенковской пропаганде?

– Государственная сторона стремится представить события в Беларуси как борьбу между «антифашистами» (лукашенковцы) и «фашистами» (протестующие) или, как говорит Владимир Макей, сторонниками «фашистской демократии». В этом «фашистском» контексте и упоминается Холокост.

Обращение с еврейско-израильской темой – вообще интересный пример противоречивости и абсурдности государственной пропаганды: здесь и конспирологические теории об «израильском гражданстве» Светланы Тихановской и ее «иностранных (еврейских) кукловодов» Джорджа Сороса и Бернара-Анри Леви, и нападки на лиц еврейского происхождения (в частности, на Максима Каца или Евгения Липковича), участвующих в протесте или его поддерживающих, а также одновременно определенная произральская риторика со стороны Лукашенко и Макея, а кроме того, циничные заявления о толерантности и борьбе с антисемитизмом.

– Вы упомянули противоречивый характер пропаганды. В ней тема Холокоста сосуществует с пропагандой шовинизма, антисемитизма, дискриминацией белорусского языка и культуры. Каковы причины такой противоречивости?

– Знаете, белорусские пропагандисты не отличаются скромностью, искренне называя себя «интеллектуальной элитой белорусского общества». Так вот, у этой «элиты» элементарно не хватает исторических знаний, ограниченное (как у обычных любителей конспирологии) мировоззрение, сильные проблемы с креативностью, а стратегия вообще отсутствует. Уже некоторое время я вместе с израильскими и российскими коллегами занимаюсь «интеллектуальными упражнениями»: мы пытаемся предсказать, к каким историческим темам и в какой момент обратятся белорусские пропагандисты. И, к большому сожалению, мы достаточно редко ошибаемся. И это плохо для пропагандистов, ведь предсказуемый пропагандист, с научной точки зрения, совсем не интересный пропагандист.

И еще одно, как мне кажется, интересное наблюдение.

Как исследователь пропаганды в диктатурах могу сказать, что противоречивость и абсурдность пропаганды, которая сегодня в Беларуси преступает все границы порядочности и здравого смысла, обычно является признаком неизбежного краха режима. В качестве примера можно упомянуть ГДР в 1989 году.

– Имеет ли это корни еще в советской пропаганде? Что общего и отличающегося здесь с советской пропагандой?

– Конечно. И тематически, и языково. Однако в СССР существовала очень сильная (в том числе и интеллектуально) внутренняя цензура, которая контролировала пропагандистов и обычно не позволяла им переходить определенные красные черты. В Беларуси этого нет. Иначе трудно объяснить, почему в государственном медиапространстве появляются сторонники нацистских методов вроде Алексея Голикова или подстрекатели к насилию вроде Андрея Муковозчика или его коллег из Telegram-канала «Желтые сливы», чье «творчество» напоминает самые грустные примеры из европейской истории ХХ века.

Приведу пример: в то время, когда в СССР тема нацистских преступлений против евреев почти не упоминалась, а пропаганда (особенно после арабско-израильской Шестидневной войны 1967 года) начала разъяренную антиизраильскую (на самом деле антисемитскую) кампанию, в БССР взошла звезда публициста Владимира Бегуна (1929-1989), в 1980-е годы старшего научного сотрудника Института философии АН БССР и автора многочисленных антиизраильских, антимасонских и конспирологических публикаций.

А начинал Бегун с публикаций против белорусских националистов на Западе, которых этот антисемит цинично в целом обвинял в уничтожении евреев во время войны. Не исключаю, кстати, что произведения Бегуна и до сегодняшнего дня вдохновляют Муковозчика и других провластных публицистов: тематическое, языковое и стилистическое сходство очевидно.

Пропаганда ненависти на государственном телевидении

– Насколько эффективна, на ваш взгляд, властная пропаганда, использующая тему Холокоста? На кого она влияет?

– Сегодня в Беларуси наблюдается поляризация общества, по линии за Лукашенко или против него. Количество людей, занимающих так называемую нейтральную позицию, уменьшается, так как радикальный характер репрессий вынуждает «нейтральных обывателей» определиться и занять место на той или иной стороне. Агрессивная властная пропаганда не может или не желает, а скорее всего, просто и не знает как, работать с «нейтральными обывателями», не говоря уже о противниках Лукашенко.

Их целевая группа – одержимые сторонники Лукашенко, желающие оставаться в приятном информационном пузыре. И в этой среде, включая сторонников Лукашенко еврейского происхождения в Беларуси и за ее пределами, пропаганда работает. Противники Лукашенко (как евреи, так и неевреи), а также и иностранная (западная) аудитория ее не воспринимают. Подавляющему большинству демократически настроенной западной публики, интересующейся белорусскими делами, все давно понятно. Эти люди прекрасно понимают суть белорусского режима.

Ну и вообще: как может человек, анализирующий события, серьезно относится к размышлениям о Холокосте, исходящим от антисемитов, представляющих режим, часть которого – лица вроде известных своими ужасающими заявлениями и действиями Николай Карпенков или Юрий Караев?

– О чем свидетельствует именно такое использование лукашенковской пропагандой темы Холокоста в последние месяцы? На кого рассчитано? Какой эффект ожидается?

– Это еще одно свидетельство, что для режима больше не существует красных черт. Полагаю, что тема Холокоста в ближайшее время не исчезнет из информационного пространства и может быть использована для создания благоприятной почвы, чтобы запретить бело-красно-белый флаг.

В пропаганде уже прослеживается тенденция создания образа «фашистского флага». Следующий шаг – объявить этот флаг «флагом Холокоста» в Беларуси, флагом, под которым уничтожали еврейское население и происходили другие преступления.

– Насколько властная пропаганда согласуется с исторической действительностью? Какие наиболее грубые манипуляции со стороны пропаганды можно вспомнить?

– Бело-красно-белый флаг использовался лицами, которые во время войны сотрудничали с нацистами. Да, определенная часть белорусского населения принимала участие в преследовании и убийстве евреев. В прежние времена изучение этой темы в Беларуси не было особо желательным. Главные исследования (как пример упомяну работы немца Бернхарда Кьяри и израильтянина Леонида Рейна) появились за пределами Беларуси. И в этих исследованиях (кстати, изданных в Беларуси на белорусском языке) можно найти много примеров сотрудничества. Но пропагандистов не интересуют работы историков, они отдают предпочтение собственным историческим фейкам. Резонно говорит российский историк Игорь Баринов: «В отличие от ученого-историка, пропагандист всегда наперед знает, чем закончилась история».

Так, фейком являются заявления о массовых уничтожениях евреев под бело-красно-белыми флагами или намеки на то, что в минской Яме евреев убивали белорусы под национальными флагами.

Также все больше внимания уделяется и теме польского антисемитизма в межвоенный период, которая особенно нравится главе белорусского союза журналистов Андрею Кривошееву – рупору антипольской пропаганды в Беларуси. Изображая образ Польши как извечного врага Беларуси (образ, кстати, заимствованный еще из сталинской пропаганды), Кривошеев часто вспоминает сотрудничество Варшавы и Берлина во второй половине 1930-х годов, распространенные в Польше антисемитские тенденции и даже ведет речь об «этноциде» евреев в Польше, явно не понимая смысла этого термина. Польшу таким образом фактически ставят на одну доску с гитлеровской Германией.

Историки о том, почему Путин назвал Польшу сообщницей Гитлера

Это белорусский креатив? Нет! Тему польского антисемитизма ввел в пропагандистский оборот еще в 2019 году лично российский президент Путин, и с тех пор она постоянно используется в антипольской пропаганде в России. Теперь же российский нарратив подхватили Кривошеев и остальные не очень знающие историю белорусские ученики Владимира Соловьева.

РЛ/ИР belsat.eu

Новости