Результаты поиска:

Политзаключенный Максим Знак дал интервью из заключения

Французское издание «Le Courrier d’Europe centrale» опубликовало интервью с белорусским политзаключенным Максимом Знаком. Политзаключенный накануне суда дал интервью из заключения.

В Минске на закрытом судебном заседании судят Максима Знака и Марию Колесникову. Согласно обвинению, политзаключенным грозит до 12 лет тюремного заключения.

Мария Колесникова и Максим Знак в суде. Фото: Deutsche Welle/Telegram

Накануне суда Максим Знак дал из заключения интервью французскому изданию «Le Courrier dʼEurope centrale».

– Каковы ваши условия содержания? К чему вы смогли привыкнуть?

– Конечно, условия содержания сейчас лучше, но я точно знаю, что они могут ухудшиться каждый момент. Человек привыкает ко всему, а у белорусов привыкание к трудностям считается национальной особенностью!

В некотором смысле я привык к заключению, и дни идут, наполненные деятельностью, которая может показаться обычному человеку очень странной. Я пытаюсь отмечать эти абсурдные и трагикомические моменты.

Если подумать, есть некоторые вещи, к которым просто нельзя привыкнуть. Скажем, невозможность получить определенные мелочи: например, кефир, колу, бананы, малину, точилку для карандашей… Иногда отсутствует что-то абстрактное, чего я раньше не ценил и даже не замечал. Кроме очевидных вещей, которых, возможно, не хватает, самым трудным для меня было привыкнуть к отсутствию темноты и одиночества.

Хорошо, что мы – те, кто в такой же ситуации, как и я, – не привыкаем к этому полностью. Ведь привыкнуть к этому означает принять навязанную мысль: вы заслуживаете этого, вы преступники, и ничего страшного нет в том, что вы не можете сделать большую часть того, что могут сделать нормальные люди. Но мы не согласны, просто не привыкаем.

– Вы сам юрист. Какую роль вы играете во всем судебном деле?

– К сожалению, одного из моих адвокатов – Сергея Зикрацкого – лишили лицензии. Мою защиту обеспечивают специалисты по уголовному кодексу – Дмитрий Лаевский и Евгений Пыльченко, это не моя специальность. Юрист Надежда Знак помогает объединить оборону, внимательно относится к каждой детали дела, ищет полезные капли информации в океане сведений. Мои адвокаты фантастические! Наблюдая за делом извне, легче вести защиту, оставаться беспристрастным и, следовательно, лучше понимать, как можно интерпретировать документы в суде.

Но я не чужой в своем деле: вы не можете себе представить, с каким энтузиазмом готов работать адвокат, когда впервые за девять месяцев он получит возможность заниматься тем, что любит, и вся твоя жизнь, твоя дальнейшая жизнь – без преувеличения! – зависит от результата.

Я очень внимательно отношусь к собственному делу. Все время в течение месяца я ежедневно читал папки, делал заметки, рисовал диаграммы и показывал доказательства несоответствия обвинения фактам.

Иногда мне говорят, что надеяться на беспристрастный процесс или даже на правовую основу дела – наивно. Однако на протяжении всей избирательной кампании мы постоянно использовали юридические возможности для защиты своих прав, и я, конечно, на этот раз тоже их не пропущу.

«Буду в черном платье, красная помада обязательно». Начинается суд над Марией Колесниковой и Максимом Знаком

– Сожалеете ли вы, что присоединились к команде кандидата Виктора Бабарико на президентских выборах 2020 года?

– Я не хотел бы, чтобы мои слова «я ни о чем не жалею» звучали как бравада, поэтому я постараюсь объяснить прагматично. В жизни для того, чтобы в нашем настроении, этом эмоциональном коктейле, преобладали удовлетворение и осознание того, что сделал хорошо, а не сожаление и подавленность, достаточно действовать прилично и ради добра. Год назад я много работал ради добра и на основании закона. Поэтому у меня чистая совесть насчет ценности моих действий.

Но отойдем от эмоций ради логики. Сегодня как юрист я знаю, так как пережил сам, что произошло и чего не произошло во время избирательной кампании 2020 года. Проблемы, с которыми мы столкнулись, были глобальными, и они важны для всех членов общества.

Если метафорически задать себе вопрос: стоит ли жалеть, что ты пошел в подвал и обнаружил пожар, или лучше никогда не открывать двери и жить в спокойном неведении? Это не лучше, конечно. Я об этом не жалею.

Мария Колесникова и Максим Знак. Фото: Виктор Бабарико / Facebook

– Были ли вы готовы к последствиям своей вовлеченности?

– 8 тысяч человек, подписавшихся в мае 2020 года, чтобы присоединиться к инициативе Виктора Бабарико, в том числе и я, теоретически допускали возможность негативных последствий. Но вряд ли кто мог предсказать масштабы и асимметричность репрессий. Добровольцев в штабе нельзя считать комбатантами или революционерами. Мы просто пришли, чтобы участвовать в избирательной кампании с помощью законных методов и средств, так как в стране были объявлены выборы, и принять участие мог каждый. Как и в случае с огнем, спрятанным в подвале, хорошо, что мы все обнаружили, и что дальше иллюзий нет. Это хорошо, но чрезвычайно разочаровывает как тех, кто поддался давлению, так и тех, кто оказался в спирали падения, кто давно уже достиг дна и, кажется, продолжает падать.

– Как вы думаете, что должны сделать международные субъекты, чтобы повлиять на ситуацию в Беларуси?

– Уже несколько месяцев у меня нет доступа к полной информации о том, что происходит в Беларуси, в мире, поэтому я не могу комментировать – скорее, догадываться. Мне кажется, что главное при выборе действий – помнить, кто конечный бенефициар любой помощи, что во всех действиях, которые должны предпринимать сами белорусы, они являются целью, а не средством. Как ни странно, 2021 год объявлен Годом национального единства в Беларуси. Так что даже маленькие шаги к консенсусу, возвращению к закону и к истине – это уже много. Я не знаю, есть ли способ начать конструктивный диалог, а не имитационный диалог, смешанный с насилием. Но я думаю, что каждый день мы отдаляемся от того места, где должен был начаться наш путь к нормальности.

Марии Колесниковой предложили выступить на гостелевидении

СК/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости