Журналистка Дарья Чульцова вышла на свободу после двух лет колонии

3 сентября наша коллега, журналистка «Белсата» Дарья Чульцова вышла на свободу, полностью отбыв наказание – два года лишения свободы в Гомельской женской колонии. Дарью осудили вместе с журналисткой Екатериной Андреевой за стрим с площади Перемен в Минске, который они вели 15 ноября 2020 года. Рассказываем о Дарье и о том, как она жила эти два года.

Дарья Чульцова на суде в Минске, Беларусь. 9 февраля 2021 года. Фото: Белсат

В детстве любила рисовать и уже в 10 классе знала, что будет журналисткой

Дарья Чульцова родилась 20 февраля 1997 года в Шклове. Там она росла, училась в школе, взрослела. Родные Даши рассказывали, что в детстве она была очень активной, любопытной, все хотела успеть. Занималась танцами, пела, играла на гитаре. Очень любила рисовать. Рисовала Дарья и в колонии – различные плакаты. Работа у нее тоже была несколько связана с рисованием – девушка делала лекала для швей.

Еще в детстве Дарья увлекалась лошадьми. А больше всего, говорили родные журналистки, она любила писать:

«У нее всегда была какая-то тетрадь или блокнот с собой, и она все писала, писала, писала».

В школе Дарья училась хорошо, но отличницей не была. На учебе девушка сосредоточилась в старших классах, когда определилась с местом получения высшего образования. А учиться дальше Дарья хотела только журналистике, и говорить об этом начала еще в классе десятом.

Родные Дарьи рассказывали, что в семье всех удивил подобный выбор, ведь все «рабочие люди, все бабушки и дедушки где-то на заводах». Сестра Даши закончила банковское дело, работает бухгалтером.

В семье Дашу отговаривали от журналистики в том числе и потому, что в Беларуси это опасная профессия. Но девушка упорно стояла на своем выборе.

«Можно сказать, что Даша – исследовательница. В ней сочетаются такие черты, как спокойствие и наблюдательность, и в тоже время любопытство к самым разным сферам жизни. Она всегда очень любила слушать, читать и рисовать. И вот настал момент, когда эти склонности определяли ее профессию», – говорили о Даше друзья.

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева: что нужно знать о заключенных журналистках «Белсата» и их преследовании

Преследование не оттолкнуло Дашу от журналистской работы

После школы Дарья поехала учиться в Могилевский университет имени Кулешова на историко-филологический факультет, специальность – «журналистика». Жила в общежитии, стремилась к самостоятельности. На старших курсах она перевелась на заочное обучение и пошла работать на сайт «Могилев. Онлайн».

«Вместе с Дашей мы начали делать сюжеты для проекта «Могилев. Онлайн». Это было самое крутое время, ведь у нас была просто как миссия – показывать социальные проблемы Могилева. И мы это делали. В то время я увидела, что у Даши есть огромный интерес и талант не только журналиста, который пишет, но также оператора», – рассказывала одногруппница Даши.

С 2019 года Чульцова начала сотрудничать с телеканалом «Белсат». В качестве журналистки она работала в паре с оператором Михаилом Оршинским.

«Мы ездили по разным городам Могилевской области, снимали репортажи о проблемах обычных людей. Показывали, как меняется жизнь человека, когда он сталкивается с бюрократической системой», – говорил Михаил Оршинский о своей работе с Дашей.

Михаил как опытный журналист учил ее быть универсалом в своей профессии, чтобы одинаково хорошо и написать текст, и снять и смонтировать видео.

Как диктатор Лукашенко украл у Даши два года жизни. Вышел комикс о журналистке «Белсата»

Репрессии против Даши за журналистскую деятельность начались еще в Могилеве. Дважды могилевские суды штрафовали ее по ч. 2 ст. 22.9 КоАП РБ за сотрудничество с «Белсатом». Но это не оттолкнуло девушку от профессии.

«Даша из тех людей, которые сознательно и без страха развиваются и через эти испытания делаются профессионалами. Я вижу, что за очень короткое время Даша сильно подняла свой профессиональный уровень. И я просто уверен, что она выйдет и продолжит путь в журналистике», – говорил Михаил Оршинский.

«Идешь на свой страх, надеясь, что ты девушка, а значит, тебя могут пожалеть»

Дарью задержали 9 августа 2020 года, когда она выходила из дома. Она понимала, какая опасность ей угрожает, но это, как ни просила мама, не заставило уйти из журналистики.

«Даша просто очень любила свою работу. Иначе она бы этим не занималась. Она могла и ночами сидеть писать», – рассказывали родственники.

В конце сентября 2020 года Дарья переехала в Минск, где начала работать на митингах и мирных шествиях в качестве оператора. Последние несколько недель перед арестом Дарья Чульцова во время воскресных акций протеста в Минске работала на стримах вместе с Екатериной Андреевой.

Подруга Даши передала ее ответ на вопрос, не боится ли ареста:

«Этого сложно не бояться, морально себя каждый раз готовишь к такому, все равно берешь в руки камеру и идешь на съемки. О чем говорить, если даже мужчины-операторы просто отказываются выходить на репортажи, потому что их избивали, не жалея?! Кто тогда это будет освещать? Вот и идешь на свой страх, надеясь, что ты девочка, а значит, тебя могут пожалеть».

15 ноября 2020 года Дарья Чульцова и Екатерина Андреева вели стрим с акции памяти Романа Бондаренко на площади Перемен. Журналистки были в квартире на 14-м этаже дома на Сморговском тракте. После окончания акции спецназовцы с оружием выломали дверь в квартиру и задержали девушек.

«Хотел уговорить их уйти». Воспоминания таксиста, который подвозил журналисток «Белсата» на площадь Перемен

Сначала на Катю и Дашу составили административные протоколы по ст. 23.34 и 23.4 КоАП – их обвинили в том, что они участвовали в несанкционированной акции протеста и не подчинялись милиции. 17 ноября суд Октябрьского района Минска наказал журналисток за профессиональную деятельность семью сутками административного ареста.

Два года колонии за работу

Одновременно было возбуждено уголовное дело. 20 ноября 2020 года журналисткам предъявили обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок») и избрали меру пресечения в виде ареста, направив в жодинскую тюрьму.

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева на суде. Минск, Беларусь. 18 февраля 2021 года. Фото: Белсат

Катю и Дашу обвинили в том, что они принимали активное участие и даже руководили «групповыми действиями, грубо нарушающими общественный порядок», повлекшими за собой нарушение работы общественного транспорта. Следствие утверждало, что стрим Екатерины и Дарьи остановил движение 13 автобусных маршрутов, трех троллейбусных и трех трамвайных (хотя большинство из этих маршрутов вообще не имеют отношения к площади Перемен). Ущерб «Минсктрансу» был оценен в 11 562 руб. 14 коп.

Екатерина и Дарья своей вины не признали.

Беларусские правозащитники признали журналисток политзаключенными уже через четыре дня после предъявленного им обвинения. А в декабре 2020 года девушки стали лауреатами премии правозащитного сообщества Беларуси «Журналист года».

В защиту журналисток выступила Беларусская ассоциация журналистов, Беларусский ПЕН-центр, Ассоциация польских журналистов, Национальный союз журналистов Украины и Европейская федерация журналистов, российские неправительственные организации «Свободное слово» и ПЕН-Москва. Союз журналистов Литвы наградил журналисток премией «Надежда свободы».

Следствие продолжалось три месяца. 18 февраля 2021 года судья Наталья Бугук наказала Дарью и Екатерину двумя годами заключения в колонии общего режима.

Наказание Даша отбывала в Гомельской женской колонии.

Даже в заключении всегда старалась держаться бодро, улыбаться

26 октября 2021 года Даше впервые дали длительное свидание с родными. С их слов мы знаем, как Даша жила в колонии.

Дарья Чульцова. Фото: Личный архив

День у политзаключенной журналистки начинался в 6:00. Рабочая смена могла быть первой или второй. Работала Даша на швейной фабрике. В заключении журналистка выучилась на лекальщицу, рисовала мелком на ткани лекала. Ей нравилось, что у нее есть какое-то занятие – так время пролетало быстрее. По словам родных, работа в колонии Дашу не слишком напрягала. Однако она почти не оплачивалась: когда Чульцова была ученицей, ее зарплата составляла 41 рубль в месяц.

Если на фабрике была вторая смена, утром заключенным часто приходилось перебирать мешок-полтора картофеля.

Кроме работы Дарья принимала участие в культурных и спортивных мероприятиях колонии, в конкурсе «Мисс Осень», вела мероприятия, читала стихи Короткевича – старалась заполнить каждую минутку. Кроме этого журналистике приходилось дежурить, убирать территорию.

«Падает в постель в 22 вечером. Пришла с работы, помылась и в 22 упала в постель», – рассказывали родные Даши.

В неволе Дарью поставили на профилактический учет как «склонную к экстремизму и другим деструктивным действиям». Такой статус предусматривал усиленный контроль со стороны администрации. Девушка должна была носить желтую бирку – таким цветом обозначают людей, якобы «склонных к экстремизму».

Родные Даши говорили, что она даже в заключении всегда старалась держаться бодро, оптимистично, улыбаться, не провоцировать конфликтов. За все время у нее не было наказаний, не попадала она и в штрафной изолятор.

О чем Даша писала в письмах из колонии

Весь день был обычно распланирован, поэтому у Даши было не так много времени почитать книгу или написать письмо, но она старалась делать это в любую свободную минуту. В письмах наша коллега рассказывала о жизни в колонии, о том, как чувствует себя, о мечтах и планах на будущее. Приводим некоторые отрывки:

«…Я застряла в 2020 году, для меня время стоит на месте, изменилась только цифра (2022), которую я пишу на заявлениях там, где ставится дата. В остальном мне все так же 23, а не скоро 25. Это странно и, думаю, сложно понять, если не почувствовать на себе… Я уверена, что все восстановится, когда я буду дома. Просто здесь не реальный мир, время идет иначе».

«Здесь не реальный мир, время идет по-другому». Даше Чульцовой сегодня 25 лет

«Есть письма, на которые хочется отвечать, в которых завязывается разговор, и ждешь ответа на такие письма, ты летишь с того места, не думаешь о происходящем здесь, что еще нужно сделать, где подежурить, куда пойти (куда совсем не хочется). Вы не правы, когда говорите, что не стоит благодарить за письма. Я в свое время так ничего и не отправила. Говорила себе:»Сделаю завтра, сейчас нет времени»».

«Как я тебе уже сегодня сказала, у меня все хорошо. У меня в жизни всегда было ощущение, что мне что-то нужно обязательно делать. Когда я брала выходной на работе, мне было неловко, что я не работаю. Здесь то же ощущение, что мне постоянно что-то нужно делать. Отвечать на письма людей, например. Если я этого не делаю, меня мучает совесть. Рисовать что-то для кого-то, написать что-то и т.д. и т.п. Постоянно на какой-то панике что ли. Теперь стараюсь отогнать от себя это. Я же в тюрьме, я имею право расслабиться, ха-ха».

Тюрьма не заставила Дашу усомниться в своем жизненном выборе. В письмах домой девушка писала, что, если бы она знала, к чему приведет ее журналистская работа, она бы все равно выбрала именно этот путь. И всегда подчеркивала, что после освобождения хочет вернуться в журналистику.

Анна Гончар / Герон belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости