«В Европе немного устают от вопроса Беларуси». Интервью со Светланой Тихановской

Не представители режима, а Светлана Тихановская должна участвовать в Генеральной Ассамблее ООН. Как разрешить миграционный кризис, что против Евросоюза организовал Лукашенко? Поддастся ли Запад на шантаж, и признают ли диктатора легитимным? Интервью Алины Ковшик с демократическим лидером Беларуси записали во время конференции белорусов мира в Вильнюсе.

А.К. Мы встречаемся в Вильнюсе. В 35 километрах отсюда, на белорусско-литовской границе, происходит мигрантский кризис, гибридная атака. Каковы ваши впечатления от того ада, что там сейчас происходит? Люди в дождь и холод остаются между небом и землей, никому не нужные.

С.Т. К сожалению, режим показал себя во всей красе не только по отношению к своему собственному народу. Он делает жертвами людей разных национальностей. Люди не виноватые, попавшие в эту политическую игру, стали оружием в руках диктатора. Ситуация ужасает. Жаль женщин, детей, тех, кто потерял жизнь на границе только потому, что стал игрушкой в руках этого человека, скажем так. Этот вопрос нужно решать. Я считаю, что только построением стен этого вопроса не решить. Это физическое ограждение остановит поток, но с моральной точки зрения между нашими государствами никогда не было стены. Миграционный кризис закончится, а стены останутся. Я считаю, задача Евросоюза – прежде всего, помочь Литве, Польше, Латвии в этот сложный период, но не строить каких-то глобальных стен.

Что вы предлагаете? В Беларуси сейчас чуть ли не 10 тысяч мигрантов, которые очень скоро будут на границе. В Польше ежедневно задерживают около 300 человек, пытающихся перейти границу. Что вы рекомендуете Евросоюзу в этой ситуации?

Во-первых, принимать не всех людей, а тех, кто нуждается в медицинской помощи. Нельзя принимать эти правила игры. Это шантаж чистой воды. Помогать Польше и Литве справляться с потоком, все-таки не терять фокуса. Понимать, кто –причина этого миграционного кризиса. Продолжать давить на режим, но, естественно, помогая людям. Сейчас какой-то небольшой раскол в Евросоюзе: одни считают, что надо принимать всех мигрантов, другие понимают, что это шантаж Евросоюза. Нам тоже иногда немного обидно, что много говорят о правах мигрантов и почему-то забывают о правах беларусов, которые сейчас страдают в тюрьмах. Может быть, это одна из целей режима – расколоть европейское общество. Нам нельзя ни в коем случае этого допустить. На каждой встрече мы делимся видением ситуации, что мигранты – тоже заложники этой системы. Но смотреть в корень, с кем нужно бороться. Не с мигрантами. Надо бороться с причиной.

Александр Азаров: «Дана команда прекратить пропуск мигрантов в Беларусь». Завезут ли новые группы?

То есть пятый пакет санкций как можно скорее?

Это продолжение давления. Санкции – это не единственный способ давления. Он, конечно, самый действенный и очевидный, но непризнание режима Лукашенко, говорить о том, что режим терроризирует всю страну, – значит признать режим террористическим. Помогать гражданскому обществу, это тоже огромная проблема. Иногда за санкциями мы забываем, что наш самый главный ресурс – люди, которые выехали, люди в Беларуси. Им прежде всего нужна помощь, чтобы выстоять. Сейчас мы в Беларуси в стадии выживания. Поэтому давление, помощь гражданского сообщества и, конечно, поиск правосудия.

В то время как вам открываются все двери в мире, вас не пригласили на Генеральную Ассамблею ООН. Но там были представители режима. Почему так случилось и пытались ли вы туда попасть?

Мы, естественно, ставили вопрос, что представители демократических сил должны присутствовать на Генеральной Ассамблее ООН. И здесь мы видим недоразумение: что же значит непризнание режима. Ведь государство есть, кто-то должен быть от государства. Понятно, что это не Лукашенко, но государственный аппарат относится к государству.

Это представители режима.

Это понятно. И тут возникает вопрос: Что такое нелегитимный режим? Где заканчиваются его полномочия, где граница этого? Почему нельзя пригласить представителей демократических сил? Ведь они не государственная структура. И мы должны менять эту точку зрения. Мы думали, декларация о том, что режим не легитимен. Для нас есть ответы на все вопросы, что это значит. Этот вопрос нужно прорабатывать.

Вы даете какие-то рекомендации, пытаетесь как-то стену разрушить? Мы понимаем, что такие мировые крупные организации, как ООН, закостенелые, работать с ними сложно.

Сложно. Они консервативны, но ситуация в Беларуси нестандартная, нетривиальная. Ищите нестандартные подходы. Почему поехал представитель режима туда? Может, это было условием для чего-то. Там тоже могут работать лоббисты, какие проводят сделки, о которых мы не знаем. У нас есть своя позиция, мы ее везде доносим, но это политика.

То, что нужно действовать нешаблонно, показывает заявление «Талибана», который хотел, чтобы их представителей выслушали в Совбезе ООН. Этого не случилось, но это показывает, что не каждая власть должна иметь голос, если она не законна?

Вот именно. Этот вопрос нужно понимать, ведь впереди другие встречи и события. То же «Восточное партнерство», где каким образом будет присутствовать Беларусь? Режим заявил, что они выходят. На словах только, никаких документов подписано не было. Беларусы не хотят выходить, кто-то должен присутствовать. И теперь предстоит это решить.

Тихановская в ООН

Что может дать вам эту легитимность? Что-то может усилить этот уровень?

Я считаю, что беларусов уже признали – в моем лице представителя белорусов, демократических сил. Но физически власть удерживает человек. Благодаря чему? Что народ выбрал или что у него оружие и насилие? Никому не хочется особо разбираться. Мы все понимаем, что в Европе немного устают от вопроса Беларуси. 600 или 700 политзаключенных для них – такое себе событие. Это для нас боль каждый день. Нужно выводить их из этого закостеневшего состояния. Под другим углом смотреть на ситуацию.

На минуту вернусь к Генеральной Ассамблее ООН. Владимир Макей пытался гнуть свою политику. Он туда не пришел раскаяться, сказать, что, мол, мы плохие. Он пришел доказать, что они – власть. Это признание сейчас возможно? Западный мир скажет, что все же будет с ними общаться?

Я думаю, что повернуть процесс вспять уже невозможно. Может, будут какие-то контакты, но не в сторону признания режима легитимным, а в сторону переговоров. Ведь мы также говорим о переговорах между режимом и беларусами. То, что сейчас режиму хочется признания, и миграционный кризис тоже, возможно, как одна из целей, чтобы со мной начали говорить о прекращении кризиса. Такого случиться не должно. Я думаю, что Европа и США это прекрасно понимают. Это будет шаг назад.

Вы говорили о переговорном процессе. В Нью-Йорке Владимир Макей также встретился с министром иностранных дел Финляндии. Европейские страны как-то консультируют с вами свою позицию? Этот разговор был достаточно жесткий. Мы знаем, что была поднята тема прав человека и политзаключенных. Они каким-то образом консультируют то, о чем разговаривают с режимом, или нет?

Это случается очень редко, об этом разговоре мы не знали до его факта. Мы свяжемся, нужно уточнить, что это было, для чего было сделано, каковы результаты разговора.

Ангела Меркель, канцлер Германии, уходит с поста. Вы имели возможность с нею встретиться. Что бы вы сказали новому канцлеру, который заступит на ее место?

Независимо от того, кто выиграет выборы, я знаю, что в Германии все партии имеют очень принципиальную позицию по Беларуси. Конечно, с новым представительством предстоит налаживать связи. Мы в свое время встречались с каждой партией. Мы знаем, что это будет технический процесс. Встречи, проговаривание ситуации. Не придет к власти человек, который будет за того, кто насильно удерживает власть в Беларуси. Возможно, в начале карьеры и решения будут более серьезные, более жесткие и принципиальные. И позиция у Германии, вероятно, будет другая, сильнее.

Было ли в последнее время что-то, что вас приятно удивило, доставило позитивные эмоции?

Позитивные эмоции мне доставляет каждая встреча с белорусской диаспорой. Это что касается политических вопросов. Прошла встреча диаспор из 27 стран. Я видела, как рождаются идеи, как люди не сдаются. Есть долгосрочные проекты. Есть краткосрочные, но не менее важные. Люди делились опытом и взаимодействовали, поддерживали друг друга. Видят, что устали, но двигаемся вперед. Это позитивная новость. В негативе нужно искать позитив, на одном негативе далеко не заедешь. Надо это доносить до беларусов, несмотря на то, что ситуация очень сложная. Я получаю сотни сообщений от людей каждый день, что им трудно, но они не сдаются, они в нас верят – в диаспоры и тех, кто выехал.

Интервью из программы «ПроСвет»

Коллаж на превью: JANIS LAIZANS / Reuters / Forum; Maxim Blinov / TASS / Forum

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости