От штрафов и суток до 8 лет тюрьмы. Как власти карают за дело Романа Бондаренко

Более трех месяцев понадобилось Генпрокуратуре Беларуси, чтобы возбудить уголовное дело по факту гибели Романа Бондаренко. За стрим с площади Перемен, откуда похитили минчанина, посадили корреспондентов «Белсата» Екатерину Андрееву и Дарью Чульцову. За опровержение информации Следственного комитета и Лукашенко, что в крови убитого был алкоголь, сейчас судят журналистку TUT.by Екатерину Борисевич и врача Артема Сорокина. По гибели на площади Перемен возбуждено не одно дело. Государство карает тех, кто сочувствовал и не был равнодушен к Роману и его семье. Тем временем неизвестные убийцы – до сих пор на свободе.

Два года колонии за стрим с площади Перемен

18 февраля судья Наталья Бугук приговорила журналисток «Белсата» Екатерину Андрееву и Дарью Чульцову к двум годам колонии. Девушек задержали 15 ноября за трансляцию жестокого разгона акции, стихийно устроенной в память Романа Бондаренко на площади Перемен. Силовики в касках и балаклавах с оружием в руках вытащили девушек из квартиры на 14-м этаже, окна которой выходят во двор на улице Червякова, выломав дверь. Екатерину и Дарью обвинили в организации массовых беспорядков.

Екатерине Андреевой и Дарье Чульцовой вынесли приговор. Их приговорили к двум годам в колонии общего режима. Минск, Беларусь. 18 февраля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Государственный обвинитель Алина Касьянчик утверждала, что журналистки во время трансляции из корыстных побуждений совершили «сбор активных участников с целью создания массовости». По ее словам, трансляция привела к нарушению работы общественного транспорта – остановке 19 маршрутов. Убытки «Минсктранса» оценили более чем в 11 000 рублей. Сумму полностью выплатили родственники девушек. Преступление, по словам прокурора, Екатерина и Дарья совершали при помощи мобильных телефонов, видеокамер, штативов и жилетов с надписью «Пресса».

«Наверное, было за что, раз суд так решил», – прокомментировал громкий приговор журналисткам министр информации Игорь Луцкий.

26 февраля адвокаты Екатерины Андреевой и Дарьи Чульцовой обжаловали приговор журналисткам. Правозащитники признали Екатерину и Дарью политзаключенными.

До трех лет тюрьмы за «разглашение тайны»

Процесс над журналисткой TUT.by Екатериной Борисевич и врачом Артемом Сорокиным, который начался 19 февраля, успели назвать делом «ноль промилле». Генпрокуратура, начавшая уголовное дело, обвинила журналистку и медика в разглашении врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия, а именно – «повышение напряженности в обществе и создание атмосферы недоверия к компетентным государственным органам».

Екатерина Борисевич в суде, 19 февраля 2021 г. Фото: «Радио Свобода» / Reuters

Анестезиолога и журналистку задержали 19 ноября. Артем Сорокин – врач высшей категории больницы скорой медицинской помощи, Екатерина Борисевич – журналистка TUT.by с 15-летним стажем. В своей статье о смерти Романа Бондаренко со ссылкой на медицинские документы, слова врача и разрешение родителей убитого Романа Екатерина написала о том, что молодой человек был трезв.

Статья «Разглашение врачебной тайны» должна защищать пациента или его родственников от страданий. Мать же Романа Елена Бондаренко неоднократно публично заявляла, что никаких претензий к журналисту и врачу не имеет, а семья давала разрешение на публикацию документа, что и сделали в интересах общества и Романа.

Сегодня Екатерине и Артему огласили приговор. Им грозило до трех лет тюрьмы. В результате журналистка получила 6 месяцев колонии и штраф в размере 100 базовых величин (2900 рублей), врач – 2 года лишения свободы с отсрочкой на год. Обоих правозащитники признали политзаключенными.

Суд над журналисткой TUT.BY Екатериной Борисевич и врачом Артемом Сорокиным. Артем Сорокин вышел из зала суда. Дом Правосудия, Минск. 2 марта 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Сутки за фотографии

21 декабря судья Анастасия Ляйковская заочно признала фотографа газеты «Наша Ніва» Шуру Пилипович-Сущиц виновной в участии в «несанкционированном мероприятии» и приговорила к 7-дневному аресту. 20-летняя девушка отбывала срок в изоляторах на Окрестина и в Жодино.

Шура Пилипович-Сущиц идет отсиживать 7 суток на Окрестина. Фото: «Наша Ніва»

15 ноября Шура освещала Марш памяти Романа Бондаренко. Девушку задержали на Пушкинской и отвезли в Первомайское РУВД. То, что у Шуры был на поясе бейдж журналиста, ей не помогло. Фотографа отпустили только утром на следующий день, забрав всю технику. Согласно протоколу, Шура шла вместе с участниками уличного шествия, которые держали в руках бело-красно-белые флаги и выкрикивали «Жыве Беларусь». Девушку арестовали примерно через месяц после задержания. На Окрестина Шуру и участкового, который пришел ее задерживать, отвез отец девушки.

До 8 лет за акцию на площади Перемен

Минский архитектор Вадим Дмитренок также 15 ноября принимал участие в акции памяти в честь Романа Бондаренко на площади Перемен. В тот день его задержали. По БТ рассказали, что у мужчины обнаружили «немирный арсенал». В сюжете показали якобы его рюкзак, в котором нашли армейскую дымовую шашку, самодельные петарды, рогатку и железные шарики к ней, самодельную дубинку, балаклаву. Подчеркивалось, что мужчина 35 раз привлекался к административной ответственности. Во время задержания Вадима сильно избили, он лежал в больнице скорой помощи с закрытой черепно-мозговой травмой.

43-летний Вадим Дмитренок остается под стражей с 15 ноября. Он был членом инициативной группы Виктора Бабарико, собирал подписи за его выдвижение кандидатом в президенты. Позже Дмитренок вошел в расширенный состав Координационного совета.

Вадима Дмитренка начали судить 12 января сразу по четырем статьям. За участие в мирном протесте на площади Перемен ему грозит до восьми лет. Единственный свидетель на процессе – сотрудник ГУБОПиК в балаклаве. Дмитренок вины не признал. На суде Вадим рассказывал, как его били и заливали глаза газовым баллончиком. «Кровь с лица вытирали бело-красно-белым флагом», который, по словам Дмитренка, ему не принадлежит, но фигурирует в деле как его собственность.

Суд над архитектором Вадимом Дмитренком. Ему грозит до 8 лет тюрьмы. Фото: АК/Белсат

После событий 15 ноября жена видела Вадима лишь однажды – в приемном покое больницы, куда приехала после обыска в квартире. Мужчина сидел в инвалидной коляске, не мог пошевелиться, а когда санитарка попыталась перевезти его в отделение, не в состоянии был даже поднять ноги на подставку.

2 марта в Центральном суде Минска состоялось второе заседание. Судья объявил перерыв до 15 марта.

Крупный штраф за «циничные рисунки»

17 февраля художницу Кристину Полтавец оштрафовали на 4350 рублей (150 б. в.) за то, что в течение нескольких месяцев в разных местах Скиделя, а также на остановках и мостах Гродненского района и в нескольких деревнях она рисовала.

Рисунки Кристины Полтавец. Скриншот МВД

Художница ездила на велосипеде и зарисовывала нецензурные слова аистами, гербом Погоня, бело-красно-белыми елочками, портретами Романа Бондаренко, надписями «Я выхожу», «Жыве Беларусь». Ее обвинили в осквернении зданий и порче имущества.

Андрей Апанасович и Кристина Полтавец. Фото: «Гарадзенская вясна»

Вместе с Кристиной за «осквернение» судили Андрея Апанасовича, знакомого девушки, который три раза подвозил девушку к месту, но сам никогда не рисовал. Мужчину оштрафовали на 2900 рублей. У девушки конфисковали велосипед – как средство совершения преступления.

1,5 года колонии за запененные двери

16 февраля 55-летнего военного пенсионера Игоря Конопайко приговорили к 1,5 годам колонии общего режима и обязали выплатить Татьяне Обозной, пресс-офицеру Центрального РУВД Минска, 7000 рублей возмещения ущерба. Гражданина России осудили за хулиганство и оскорбление представителя власти.

Военный пенсионер возмутился ложью пресс-офицера об алкоголе у Бондаренко и за это запенил ей дверь

13 ноября Конопайко залил монтажной пеной входную дверь квартиры сотрудницы органов внутренних дел. Также он запенил механизм замка дверей и почтовый ящик. На ящике написал фразу «Мент убийца», чем, по словам прокурора, «понизил авторитет потерпевшей и подорвал престиж управленческой деятельности в государстве».

На суде Игорь Конопайко рассказал, что прочитал статью с комментариями Обозной о смерти Романа Бондаренко, что он был пьян. Его возмутило, что в словах пресс-офицера не было сочувствия к семье погибшего. Надпись на почтовый ящик, по его словам, нанес, чтобы донести Обозной, что у людей другое мнение о причинах смерти Романа Бондаренко.

3 года «химии» за свечи

После выборов активистку «Страны для жизни» и члена инициативной группы Светланы Тихановской Ольгу Павлову задерживали четыре раза, последний – 15 ноября, в день акции памяти Романа Бондаренко. Девушка с другом направились на площадь Перемен, чтобы поставить свечи. Приехали, поставили и уже собирались уехать, как вдруг площадь окружили силовики, и начался хапун, под который попал друг. Ольга не смогла оставаться в стороне, поэтому снова попала в автозак. Ее не отпустили, а через несколько дней предъявили обвинение по ст. 342, ч. 1 УК («Организация массовых беспорядков»).

Ольга Павлова после приговора в суде Ленинского района Минска. 19 февраля 2021 года. Фото: «Белсат»

В заключении Ольга несколько раз попадала в карцер и объявляла там голодовку. 11 января 2021 года женщину признали политзаключенной.

19 февраля Павлову приговорили к 3 годам «химии» без направления в исправительное учреждение. У Ольги есть 6-летний сын.

25 суток для «беременной»

16 ноября судья Фрунзенского района Андрей Млечко рассматривал дело минчанки Виктории, которую вместе с мамой задержали 15 ноября на площади Перемен. Девушка заявила, что не участвовала в митинге и не сопротивлялась милиционерам, как написано в протоколе. По словам задержанной, она беременна – накануне сделала тест, который оказался положительным. Судья, однако, назначил девушке административный арест на 25 суток.

17 ноября пресс-служба Верховного Суда сообщила, что факт беременности минчанки не подтвердился.

ДР/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости