Результаты поиска:

«Изучает теорию малых социальных групп на практике». Дочь Настасья – о политзаключенной Валерии Костюговой

«Вот она приходит – и вокруг нее реально как будто светлеет. И спокойней становится, не так страшно. Она очень веселая. И этот позитив распространяет даже в тюрьме», – говорит о политзаключенной Валерии Костюговой ее дочь Настасья. Признается, что ей сейчас очень не хватает матери. Ее присутствия и голоса. К сожалению, на прямые письма в СИЗО дочь ответов не получает. Что-то удается узнать через адвоката или из писем родственникам. А еще – заочно «увидеться» через госТВ…

Настасья Костюгова работает в Офисе Светланы Тихановской. Вильнюс, Литва. 28 октября 2021 года. Фото: Белсат

«Смешно, что видимся через госканалы»

«Мама и в СИЗО устраивает анализ госпропаганды, которой их там пичкают. И недавно она меня увидела в каком-то очередном пропагандистском ролике, в котором “поливали” офис Тихановской… И она написала, что очень рада была наконец-то меня увидеть. И это так смешно, что мы с ней видимся через госканалы. Она говорит, что до тех пор, пока по телеку не прекращается истерия по поводу протеста и демсил, мы все делаем правильно. Мол, я спокойна – вы там молодцы!» – говорит Настасья Костюгова.

Поясняет, что свежей информации о маме нет. Известно только, что она проходит по уголовному делу в качестве обвиняемой. Валерии Костюговой «шьют» участие в заговоре с целью захвата государственной власти (ст. 357 УК) и призывы к действиям, направленным в ущерб национальной безопасности (ст. 361 УК). Идут допросы, другие следственные действия, но детали неизвестны: адвокат находится под подпиской о неразглашении.

«Выбрала не убегать от проблемы, а встретиться лицом к лицу»

Политический аналитик Валерия Костюгова была задержана 30 июня 2021 года, почти 4 месяца находится в заключении на Володарке (СИЗО №1). Дочь политзаключенной Настасья утверждает, что остаться в Беларуси было осознанным выбором матери.

«Она прекрасно понимала, что это не тот случай, когда ее посадят на месяц, к примеру, а после выпустят. Понимала, что посадят на год, а может, и больше, в зависимости от того, как повернется ситуация в ту или иную сторону. И она как бы с готовностью отправилась в этот опыт», – говорит Настасья Костюгова.

Политтехнолог и политический аналитик Валерия Костюгова. Фото: «Радио Свобода»

Признается, что имела с матерью разговоры по поводу ее отъезда из страны. И возможность уехать была. Почему же не уехала?

«Как понимаю, было несколько причин. И первая – это такая принципиальность: вот хрен им – не уеду, я ничего плохого не сделала, и пошли они подальше – пусть приходят. Это проскальзывало в наших разговорах. А второе, думаю, это уже чисто человеческая, бытовая причина. Когда ты взрослый, поживший человек, а тебе нужно все бросить и куда-то уехать, то уже нет такой готовности к движению. Тем более, мама недавно переехала в новую квартиру с мужем, начали там обживаться… Понимаю, что прозвучит странно, но, видимо, уехать было для нее в той ситуации морально сложнее даже, чем остаться и рискнуть свободой», – полагает дочь политзаключенной.

«Я уважаю этот выбор и понимаю, что она выбрала не убегать от проблемы, а встретиться с ней лицом к лицу. Оценивать этот выбор не наше с вами дело. Это ее выбор», – добавляет Настасья.

«Смеялись все: и менты, и сокамерницы»

«Если вы что-то знаете о моей маме, то наверняка о том, что она очень жизнеутверждающий человек. Она остается такой даже в тюрьме. Сохраняет чувство юмора. Говорит, что переживает для себя новый опыт. Пишет, что у нее замечательная компания и что она ни о чем не жалеет, что все сделала правильно», – рассказывает Настасья Костюгова.

По информации дочери, ее мать находится в одной камере с гендиректором TUT.BY Людмилой Чекиной и «другими приятными женщинами» («У всех – интересный бэкграунд»). Сокамерницы делятся знаниями и опытом между собой. Валерия Костюгова передала дочери, что теперь изучает теорию малых социальных групп – на практике.

«Они там устраивают какие-то образовательные ивенты. Недавно сообщила, что у нее был политический стэндап. Признается, что смеялись все: и менты, и сокамерницы», – делится Настасья.

«Теперь у мамы есть фонарик, прикрепляющийся к очкам»

Настасья сообщила, что со здоровьем у матери все более-менее в порядке, насколько это возможно в тюрьме. Она привита от COVID-19. А недавно, после многих попыток, ей удалось передать специальный фонарик для чтения.

«Это очень популярная в тюрьме вещь – фонарик, который на очки прикрепляется. В камере очень плохой свет, и, если ты хочешь читать и не посадить зрение, без него никак. Мы несколько раз пытались уговорить тюремщиков взять этот фонарик, который наконец приняли. Так что у мамы теперь есть фонарик, прикрепляющийся к очкам», – рассказывает Настасья Костюгова.

Говорит, что мама иногда просит передать определенные вещи – хороший крем, шелковую маечку, одежду. Дочь политзаключенной предполагает, что («если судить по одежде»), скорее всего, у них есть какие-то «специальные поводы принарядиться, которые они себе сами придумывают в рамках той реальности, в которой оказались».

«Отвечала маминым голосом – и учителя велись»

Настасья Костюгова – одна из организаторок женских протестов в 2020 году, была вынуждена в сентябре того же года выехать из Беларуси. Говорит, что, по сути, ей просто повезло.

Настасья Костюгова на акции протеста в Минске. Фото: the-village.me

«Проснулась от звонков коллег, соседей и моего деда, который прописан там, где я не живу уже 10 лет. Сообщил, что у него обыск, что на работу пришел ГУБОПиК, что на место моего жительства тоже пришел ГУБОПиК. Ищут меня. К счастью, я ночевала не дома – предчувствовала уже. И в течение нескольких часов – без визы, без вещей, без ничего! – я покинула страну. Думаю, только скорость, с которой я это сделала, меня спасла. И – моральная готовность к тому, что это может случиться, а значит, не нужно делать из этого драму, а нужно просто рвать тапки, а там уже задумываться о ситуации, в которой оказалась», – вспоминает Настасья.

Жена Валентина Стефановича: «Дочери говорю, что папа в командировке, откуда можно только письма писать»

В новой ситуации Настасья Костюгова руки не опустила. Сейчас работает в офисе Тихановской. Но признается, что мамы очень не хватает.

«Мне в принципе ее не хватает уже больше года, потому что после того, как я уехала, мы с ней уже не виделись. Созванивались, переписывались, советовались, но это не личные встречи. Их не хватало. А сейчас уже и поговорить-то никак нельзя. Но знаете, это опыт, который показывает, что очень большая ее часть во мне есть. Потому что в моменты, когда думаю, а чтобы сейчас сказала мама, что бы посоветовала – я, в общем-то, могу собрать модель мамы. И понимаю, что бы она сказала. И сама, в общем-то, думаю примерно так же», – признается Настасья.

Настасья Костюгова. Фото: Белсат

«Но вы же и внешне похожи…» – отмечаю. Настасья смеется: «Нет, я, скорее, больше в папу. Но вот что однозначно мамино – это голос». И рассказывает историю:

«Когда я была подростком, нам звонила учительница и спрашивала, почему я прогуливаю школу, а я поднимала трубку и отвечала маминым голосом. И все верили! В 14-15 лет у меня был уже достаточно низкий голос, похожий на мамин, могла теми же интонациями говорить – и учителя велись. Так что я немного шалила», – рассказывает Настасья.

Политтехнолог и политический аналитик Валерия Костюгова. Фото: «Радио Свобода»

«Просто мне повезло родиться у мамы, которая так ко мне относилась»

На вопрос, получала ли за подобные шалости и прогулы взбучку от мамы, Настасья отвечает, что «это никогда не была история криков и наказаний».

«Когда мне говорят, что у меня хороший характер, я отвечаю, что мне просто очень повезло с родителями и очень повезло с мамой. То есть это не мое достижение, а просто мне повезло родиться у мамы, которая вот так ко мне относилась. Она всегда относилась ко мне как ко взрослой. И ко всем так относится. У нее нет этого ощущения превосходства, что остальные люди какие-то глупые и им надо, как маленьким, все объяснять и нужно их контролировать. Она ко всем относится как к равным, свободным людям, которые несут ответственность за свои решения», – говорит дочь политзаключенной.

«Обвинения нет, но суть его пребывания в тюрьме всем понятна». Жена Саши Василевича – о заключении мужа

Настасья отмечает, что со всеми своими проблемами обычно разбиралась сама. Но когда дело было «совсем-совсем швах» – шла к маме («Она очень умная женщина»). И всегда получала дельный совет. При этом мама никогда не строила из себя непогрешимого родителя. С ней можно было спорить, не соглашаться.

«У нее очень позитивный характер и прекрасное чувство юмора. Она очень подвижная и молодая душой, она всегда создавала впечатление человека, который умеет наслаждаться жизнью, которому нескучно и который не чувствует себя состаривающимся. То есть она умеет получать удовольствие от каждого периода жизни, который с ней происходит», – говорит Настасья Костюгова.

Даже в тюрьме, уверена дочь Валерии Костюговой.

«Может, кто-то не сломается, потому что она с ним поговорит»

Люди, которые пересеклись с ее матерью на Окрестино или на Володарке, говорят о ней как о спокойном, уравновешенном, очень светлом человеке, с которым «уже не так страшно».

«У всех есть какая-то миссия, а вот ее, наверное, сейчас миссия – это помочь людям, которые оказались в тюрьме и переносят это гораздо хуже. Может, кто-то не сломается, потому что она там с ним поговорит. Может, скажет нужные слова – и он додержится до конца этого всего испытания. Так она действует на людей», – утверждает дочь Валерии Костюговой.

Фрагмент письма Валерии Костюговой из СИЗО. Фото предоставлено редакции

Уже в конце беседы спрашиваю у Настасьи, как она держится сама. На вопрос отвечает вопросом: «А как держатся все остальные? Так у меня еще не самая плохая ситуация из возможных!» И ее голос в этот момент уже и вправду не отличишь от голоса ее мамы Валерии Костюговой.

«Я в принципе тоже достаточно позитивный человек. Я просто не считаю конструктивным и полезным страдать и рвать на себе волосы. И потом я нашла место, где, как мне кажется, я могу принести максимальную пользу – собственно, офис. И думаю, что моя задача такая же – помогать людям держаться и идти дальше. В общем, это одна из главнейших задач в принципе офиса Светланы Тихановской – поддерживать этот огонь и не давать людям потерять веру и опустить руки», – подытоживает Настасья Костюгова.

Настасья Костюгова. Фото: Белсат

Помочь проектам и писать письма

Настасья считает, что лучшей поддержкой для ее матери в сложившейся ситуации была бы помощь аналитическим проектам, с которыми была связана Валерия Костюгова. Напомним, она основатель и редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение», редактор и автор «Белорусского ежегодника», руководитель группы экспертов по мониторингу «Беларусь в фокусе».

По мнению Настасьи, помощь, в том числе и финансовая, командам этих проектов, участие в них – была бы сейчас идеальной поддержкой для ее матери.

Ну и письма, конечно.

«Многие говорят, что стараются, пишут, но ничего не доходит. Но даже если это добавит работы цензорам, то все рано стоит писать», – считает Настасья Костюгова.

Политзаключенной Валерии Костюговой можно написать по адресу: СИЗО-1. 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

ЗК belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости