Немощь Евразийского Союза. Что потеряли белорусы?

Руслан
Шошин
Журналист польской газеты «Rzeczpospolita»

Солидарность в ЕС во время пандемии показывает, чего действительно стоит интеграция с Россией.

Пандемию считают самой большой катастрофой на свете со времен Второй мировой войны. Это важное время для каждой страны, чтобы переосмыслить внешнюю политику, надежность партнеров, международных политических и экономических соглашений. Страны Евросоюза в прошлом году решили образовать Фонд восстановления Европы с капиталом более 1,8 триллионов евро, чтобы поддержать экономику в ЕС после пандемии. Пришли к решению, что в такой чрезвычайной ситуации Евросоюз первый раз в истории часть денег одолжит на финансовых рынках. Средства фонда уже разделены по потребностям и экономическим показателям между странами-участницами. Польша получит более 60 миллиардов евро (более чем годовой ВВП Беларуси), из которых почти половина – это безвозвратные дотации, а остаток – дешевые кредиты.

Врачебный пункт на Подляшье, где делают вакцинацию от COVID-19. Фото: Michal Kosc / Forum

На что пойдут такие деньги? Прежде всего на здравоохранение, сектор энергетики, охрану окружающей среды, на поддержание предприятий, цифровизацию, развитие инфраструктуры и транспорта, а также поддержание инновационных проектов, общественных инициатив и местного самоуправления. Но это еще не все. В рамках бюджета ЕС на 2021-2027 гг. Варшава может рассчитывать в общей сложности на 137 миллиардов евро в виде безвозвратных дотаций и грантов. Благодаря этому польское правительство должно создать новые места работы, развивать сельское хозяйство, строить новые автострады, госпитали и школы. Чтобы получить средства из фонда восстановления, польские власти должны предложить местный план восстановления (KPO), но перед этим польский Сейм и Сенат должны его утвердить. Без активной дискуссии о том, куда назначить деньги в первую очередь, и без консенсуса здесь никак. Каждую очередную долгосрочную задолженность страны (а часть средств – это займы) должны утвердить 2/3 голосов парламенту. Правящего большинства не хватает, поэтому правительство разговаривает с оппозицией, дискутируют. Такие дискуссии идут и в других странах. Литва из фонда восстановления получит 14,5 миллиардов евро, Латвия – около 10 миллиардов. Общеевропейская программа начнет действовать, если ее ратифицируют все 27 стран ЕС.

А что во времена пандемии и мирового экономического кризиса происходит в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который создавала Россия как альтернативу ЕС? Где программы отстройки, где дотации? В пятницу в Казани состоялось заседание Евразийской межправительственной комиссии. Решили, что граждане Беларуси и фирмы смогут взять кредит в России, Кыргызстане, Армении или Казахстане. Вот такое «взаимодействие», как рапортует российский Первый Канал, позволит «сообща преодолеть трудности пандемии и торговых войн». Когда Европа борется с последствиями пандемии конкретными триллионными экономическими программами, дотациями и кредитами, Москва концентрирует внимание союзников на сотрудничестве в «космическом пространстве». А тем временем члены российского ЕАЭС по всем показателям переживают серьезные экономические проблемы – земные, не космические.

Фото: Mikhail Pochuyev / TASS / Forum

Немощь ЕАЭС особенно чувствует изолированный от мира режим в Минске. Кстати, из обещанного Путиным 1,5-миллиардного кредита в Беларусь пришло только лишь 500 миллионов долларов. На пару месяцев хватит на зарплаты омоновцам. На большее Лукашенко может не рассчитывать, у Москвы свои экономические проблемы и вызовы. Китаю изолированная от мира Беларусь совсем не интересна, Пекину хватает одной Северной Кореи. Повернуться на Запад уже нельзя. Вот так беларусы стали заложниками президента, которого не выбирали, и Союза, в который не вступали. А еще их тянут в неизвестное Союзное государство, которое встает за закрытыми дверями. Настоящий космос.

Руслан Шошин/ОГ, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы