Почему Владимир Путин просчитался с войной против Украины? Интервью с Евгением Киселевым

Россия надолго преобразуется в Северную Корею или Путин закончит так как Гитлер? Интервью с Евгением Киселевым, украинским журналистом и политическим комментатором.

Сергей Пелеса: Как вы в целом оцениваете ситуацию через месяц после начала войны России против Украины?

Евгений Киселев: Для меня самое главное, что Украина уже одержала моральную победу в этой войне. Путин собирался устроить легкую, победную, максимум пятидневную прогулку, которая должна была завершиться триумфальным взятием Киева, изгнанием Владимира Зеленского с поста президента Украины, сменой правительства и установлением там марионеточного руководства, послушного Москве. Ничего этого не случилось. Украинская армия и народ дали Путину достойный отпор. Моральную победу уже одержали, а Путин в этой войне проиграл.

Война – это продолжение политики, только другими методами. Ни одна из политических целей, которые ставил перед собой Путин, не выполнена. Путин хотел войти в историю как современный Иван Калита, собиратель русских земель вокруг Москвы. Ничего у него не вышло. И в историю он войдет как военный преступник, который будет в одном семантическом ряду с Гитлером, Муссолини и другими несимпатичными персонажами мировой истории.

Кроме того, Путин – ужасным для него образом, а для нас хорошим – поспособствовал тому, что Запад сплотился, что союзники Украины выступили в ее поддержку практически единым фронтом. Там есть разногласия, кто-то более решительный, кто-то менее, но очевидно, что расчеты Путина на раскол Запада, НАТО, ЕС закончились крахом.

Одна из главных интриг войны – почему Лукашенко до сих пор не отправил белорусскую армию против Украины. Сейчас, когда меняется ситуация на полях битвы, можно говорить, что Лукашенко уже не отправит белорусских солдат воевать против украинцев?

Почему Лукашенко не хочет отправлять своих солдат в Украину? Мне ответ кажется очевидным. Лукашенко понимает колоссальные риски, что его собственные вооруженные силы могут повернуться против него самого.

Война против Украины будет ужасно непопулярной в белорусском обществе. Белорусские солдаты и офицеры не имеют никакой мотивации воевать и гибнуть за Путина на украинской земле.

Украинофобские настроения присущи части российского населения. В России есть это, увы. Это отчасти вскормлено реакционной частью российской культуры. Такое «пойдем сейчас и накажем хохлов». Я не большой специалист в белорусском национальном психологическом менталитете, но мне кажется, что эта украинофобская тема практически полностью отсутствует. Нет такого дискурса в белорусском обществе. Если кто-то в России, насмотревшись фильмов «Брат» и «Брат-2», собирается отомстить хохлам за Севастополь, и минимальная мотивация присутствует, у кого-то из этих так называемых добровольцев, воевавших за отдельные районы Луганской и Донецкой областей, мог приятель или собутыльник погибнуть на этой войне, у них есть тема мести, которая касается 2014-2015 годов, в Беларуси этого нет. Может, за исключением отдельных фанатиков режима Лукашенко, если они вообще существуют.

Лукашенко, как бы мы к нему ни относились, не самоубийца. Он многими нитями обязательств связан с Путиным, так как Путин помог ему удержаться у власти два года назад, в 2020-м.

Но мы же знаем, что Лукашенко постоянно норовит спрыгнуть, отказаться и не выполнить какие-то закулисные обязательства, которые Путин с него берет. И мы знаем, что не любит Путин за это Лукашенко. У Лукашенко сверхзадача – удержаться у власти. Эта сверхзадача вступает в драматическое противоречие с началом прямого участия в войне против Украины. Но Беларусь уже участвует в войне – с белорусской территории запускаются ракеты и вылетают самолеты.

Последний гвоздь в гроб Лукашенко. Сколько военных он может отправить против Украины?

Беларусь – агрессор, Россия – агрессор, или режимы Путина и Лукашенко – агрессоры? Очень сложный вопрос для беларусов и россиян, которые оказались за границей. Имеют ли право украинцы обвинять беларусов и россиян, что агрессоры мы, а не режимы Путина и Лукашенко?

Тема коллективной ответственности имеет право на существование. Определяется она каждым человеком индивидуально. Но степень вины разная. Я не готов говорить за всех россиян. Точно не готов говорить за беларусов. Я готов рассуждать на тему, стоило ли беларусам в августе 2020-го так мирно протестовать, стоило ли устраивать Майдан по образу украинского 2013-2014 годов. Но я беларусам не судья. Говорить, что беларусы виноваты, что Лукашенко и его генералы оказывают логистическую пока что помощь, дают базы и военные объекты, позволяющие колоннам российской техники проходить через белорусскую территорию, – отдельный вопрос.

Что касается России – тоже отдельная тема. Прежде всего просвещённая часть общества, интеллектуалы, те люди, которые провозглашают себя критиками, оппозиционерами, претендуют на внутреннюю свободу, несут ответственность за все произошедшее. Надо было бороться с путинским режимом с самого начала. Надо было трезво оценивать ситуацию, которая начала складываться в 1999 году.

Надо было понимать, что мы больше не та страна, которая победила Гитлера в 1945 году. Любые пустые разговоры, что мы наследники победы, изначально были засадой для российского общества.

Путин пришел к власти благодаря взрывам жилых домов в Москве, спровоцированным Второй чеченской войной. И стремительно раздул свой рейтинг на волне страха и военной истерии, посеянной в обществе в августе-сентябре 1999 года. И тогда отдельные люди говорили: господа, вы действительно верите, что эти взрывы произошли случайно? Так как фсбшные уши торчат из всех щелей. Очень часто был ответ: в наших спецслужбах служат потомки тех, кто воевал с фашизмом, они неспособны. Я с самого начала предполагал, что способны.

Я был уверен, что были специально организованы эти чудовищные преступления и эта кровопролитная Вторая чеченская война для того, чтобы привести Путина к власти. Мне крутили у виска пальцем и говорили, что я экстремист и несу конспирологическую чушь. Теперь посмотрим, кто был прав.

Если говорить о России, то это частично затронет и Беларусь. Обе страны сейчас в какой-то исторической точке перелома.

Уже никогда ни Россия, ни Беларусь не будут жить так, как жили раньше. Это война, страшнее которой ничего не было после Второй мировой.

Всякое бывало – война на руинах бывшей Югославии, где совершались преступления и жестокости, но таких одномоментных ужасных разрушений, ковровых бомбардировок отдельных городов, разрушенных, как Мариуполь, дотла, не было в Югославии. СССР совершал преступления, как вторжение в Чехословакию, подавление восстания венгерского народа, но по масштабам кровопролития и жестокости, убийств нынешняя война превзошла все. Если говорить о россиянах, то да, виноваты.

Почему путинские стратеги просчитались с Украиной? Как сопротивляются украинцы, мы видим. Но что происходит за кулисами бункера Путина, откуда гигантские просчеты что касается стойкости Украины?

Какие стратеги? У них в голове две извилины и те прямые. Как с такими пропитыми мозгами можно решать какие-то стратегические проблемы? Какие там стратеги? Там правит серость, неспособная на какой-то анализ.

Что не так с армией Владимира Путина?

Почитайте, что писал Патрушев, секретарь Совета Безопасности, которого Путин держит при себе третий десяток лет. Он же просто дурак, если называть вещи своими именами. Путин принимает многие решения в режиме совершенно секретной специальной операции. Этот режим предполагает, что его тайну знают всего лишь несколько человек. Вот в кругу Патрушева, Шойгу и еще пары адмиралов и генералов принимается решение вторгнуться в Украину. И вот на заседании Совета Безопасности РФ было видно, что большинство членов этого ареопага кремлевских стратегов вообще не знало, зачем их позвали и какое решение должно быть принято. Они пытались угадать, чего от них хочет их всесильный лидер. Невозможно втроем принять решение, влекущее за собой колоссальные последствия независимо от сценария, последствия политические, дипломатические, экономические, социальные, экологические, культурные. Для этого нужно собирать экспертные группы, обсуждать сценарии.

Они принимали решение по принципу: эти украинцы разбегутся, мирное население будет нам радоваться.

Это самоуверенность, самолюбование, неспособность к критическому мышлению, опирающаяся на чудовищное невежество.

Сложно избавиться от ассоциаций Путина в бункере с Гитлером в бункере. Насколько реально в будущем завершение судьбы Путина подобным образом, как завершил его Гитлер в бункере?

Я скептик. Я бы хотел верить, что путинский режим рухнет в кратчайший срок, но боюсь, что наиболее реальный сценарий развития ситуации – это превращение России в такое северокорейского образца закрытое общество и страну, которая продолжает на каких-то условиях продавать нефть и газ, от которой все шарахаются. Такое сочетание Северной Кореи и Кубы на российской почве. Огромная страна-изгой, черная дыра на карте человечества.

Я сейчас не вижу никаких политических сил ни в элитах, ни в обществе, которые могли бы совершить революцию или переворот. Я был бы рад ошибиться. Есть один человек, Навальный, но он сидит в тюрьме. И его явно не собираются выпускать. В Зимбабве диктатор был у власти почти до ста лет. Я не исключаю такого сценария для Путина, но все зависит от здоровья. Поддерживать жизнь в человеческом организме медициной, особенно если вся государственная медицина поставлена на решение одной задачи, вполне возможно.

Интервью из программы «ПроСвет» от 31.03.2022

Коллаж из фото: belsat.eu, SPUTNIK / Reuters / Forum; Peter Kovalev / Forum

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости