«Рвали свою одежду на прокладки». В белорусских тюрьмах продолжаются истязания

С 7 января, то есть почти месяц, в ИВС и ЦИП на Окрестина не принимают передач. Что это значит для заключенных? Отсутствие сменной одежды, средств гигиены и даже нормальной еды и воды. Мы собрали свидетельства женщин, которые в январе прошли через арест. Как выяснилось, истязания в августе не закончились.

Минск, Беларусь. 9 августа 2020 г. Фото: Belsat.eu / Vot-tak.tv

Антисанитария и отсутствие туалетной бумаги

На Окрестина, как это было и летом, количество людей в камере превышает число кроватей. Девушка, которая отбывала арест в середине января, говорит, что в камере, рассчитанной на 5 человек, было 15. Матрасов не выдали. Как и туалетной бумаги.

«У девушки были месячные, прокладок не дали. Только немного туалетной бумаги и вату», – возмущается она.

Об ужасных санитарных условиях говорит и другая бывшая арестантка, Валентина:

«Девушки подмывались из бутылок, где грели воду. Если бутылки не было, то единственная возможность подмыться – воспользоваться тарелкой после завтрака, пока ее не забрали. Ни зубной щетки, ни пасты не давали. Не было даже мыла и туалетной бумаги. Туалетной бумаги нам принесли мизер, отмотали немного. А вот целый рулон дали только тогда, когда мы кричали, что в туалет не можем сходить».

Забор ИВС на Окрестина. Фото: TUT.by

Сложности с получением базовых предметов гигиены были только у «политических» арестованных. Бывшая арестантка Окрестина Мария рассказывает, что она сидела с девушкой, осужденной за нарушение правил безопасности полетов. Когда она попросила прокладки, ей принесли целую упаковку – 10 штук. Остальные такого «подарка» не получили.

Чтобы не испачкать трусов, женщины рвали свою одежду и пользовались ей вместо прокладок. Но кровь все равно протекала на матрасы. Они не обрабатываются. И приходилось лежать на них, покрытых кровавыми пятнами. Некоторые лгали сотрудникам Окрестина, что имеют месячные, чтобы получить прокладку и дать ее той, кому действительно было нужно.

«Мы выпрашивали туалетную бумагу. На утренней прогулке надсмотрщики делали вид, что не слышат нашей просьбы. Потом, после обеда, приносили целый рулон. Но днем приходилось стучать и просить по несколько раз».

Изолятор на Окрестина. Декабрь 2020 года. Фото: ТК / Белсат

Нормально помыться тоже не было возможности.

«К нам уже в Жодино поступила женщина, которая 10 дней была на Окрестина. Так ее ни разу в душ не водили!» – рассказывает Наталья.

В камерах было очень грязно, но убраться не было никакой возможности. Однажды во время обхода на пол вылили ведро с хлоркой. Одной девушке с больным сердцем и аллергией стало плохо от такой санитарной обработки. В туалетах плохо работал слив, смывать приходилось водой из бутылок.

«Нас травили перцовым газом»

Помимо антисанитарных условий женщины жаловались на плохое отношение со стороны персонала ЦИП. Валентина говорит, что у работников изолятора невозможно было чего-то допроситься:

«У одной из девушек была аллергия на пыль, так ей таблетки не передавали совсем. Только через несколько дней получила что-то от мужа. А вот женщине с алкогольной зависимостью в течение 15 минут принесли лекарства от желудка».

Мария, которая также сидела на Окрестина, говорит, что часто проводили унизительные досмотры.

«Было открыто окно, и было очень холодно даже снять с себя одежду. Но надо было раздеться догола и присесть несколько раз».

Люди приехали передать передачи из разных городов Беларуси. Фото: Ольга Васильева, «Белсат»

Холодно было не только в местах для досмотра, но и в камерах.

«Нас держали 13 человек в камере, рассчитанной на 6 человек. Без матрасов и белья. Было очень холодно, но окно за решеткой было открыто. Мы просили закрыть, но надзиратели только посмеялись в ответ. Спали по два человека, на деревянных нарах, сбоку – железные балки. Было очень холодно», – рассказывает Галина.

Другие арестованные женщины рассказывают о регулярных обысках. Каждое утро нужно было становиться лицом к стенке, с поднятыми кверху руками. Женщинам ощупывали руки, ноги и тело.

Доходило и до действительно жестких вещей. Однажды женщин травили перцовым газом.

«Все начали кашлять, резала в носу. Пробовали промыть нос и рот, стало только хуже. Повезло, что окно не закрывалось, и мы сумели проветрить помещение», – говорит одна из былых арестованных, пожелавшая сохранить анонимность.

5 лет усиленного режима за сломанную ногу милиционера дали мужчине, который прошел через пытки

В Жодинском СИЗО во всех камерах есть видеонаблюдение. Поэтому там следить за личной гигиеной было еще сложнее – женщины стеснялись подмываться и даже переодеваться в камере. Сделать это можно было только в туалете, где камер не было.

Кристина [имя изменено по просьбе героини. – belsat.eu] рассказывает, что с ней сидела девушка с рукой в гипсе. Ей нужно было делать рентген, и она пять дней подряд просила у начальника ЦИП посетить врача. Но никто ее просьбу так и не выполнил.

Волонтеры, с которыми говорила корреспондент «Белсата», отмечают, что силовики издеваются и над мужчинами. Правда, их меньше бьют – если сравнивать с августом. Но и сейчас случаются жестокие случаи.

Гигиенические условия одинаковы у женщин и у мужчин. Правда, как отмечал наш собеседник, мужчины менее болезненно переносят отсутствие туалетной бумаги и мыла.

«Это пытки, чтобы уничтожить как личность». Мама Яна Солоновича об аресте сына

***

  • По данным правозащитного центра «Вясна» в период с 9 августа 2020 по 1 февраля 2021 года арестовали 4680 человек на 61 962 суток. Общая сумма штрафов составила 64 422 базовые величины на 3455 человек.

    Правозащитникам известны имена 772 человек, которые столкнулись с уголовным преследованием с начала избирательной кампании.
  • На 1 февраля в Беларуси было 220 политических заключенных.
  • Более тысячи человек заявили об истязаниях, сообщает Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси. Но Следственный комитет не завел ни одного дела. Наоборот, люди, пережившие истязания, отправляются в тюрьмы.

Ксения Тарасевич/АА, belsat.eu

Новости