Объектив 18.10.2018 Журналисты «Белсата» в Греции: Разбираемся с последствиями церковного раскола


Афон – это не просто святая земля для православных верующих со всего мира, это еще и два десятка монастырей, которые более тысячи лет живут в уединении и по своим правилам. Для многих поездка сюда все равно как паломничество мусульман в Мекку.

Каждая поездка на Афон начинается очень рано. Сейчас пять двадцать утра местного времени. Святая земля – ​​это отдельное государство. Чтобы попасть туда, нужно сначала получить визу.

Каждый день, с половины шестого утра, когда открывается центр выдачи разрешений, за «визой» сюда приходят сотни мужчин. Женщинам вход на Афонскую землю строго запрещен. Причины, по которым едут на Афон, у каждого свои.

Православный священник из России:

«Афон для каждого православного – центр православия, я считаю, что даже центр духовной жизни всей планеты. Душа каждого православного тянется туда».

Паломник из Сербии:

«Афон – это часть нашего культурного наследия. Один из наших святых был тем, кто построил там монастырь. Это часть нашей истории».

Паломник из Минска:

«Это кладезь большого духовного опыта людей, монахов, которые отреклись от жизни. Это все помогает человеку нести его жизненный крест».

Католический монах из Бельгии:

«Я укрепился в своей вере, когда мне было 18, благодаря православному святому. И, хотя я католик, с тех пор моей мечтой было попасть на Афон».

Наземной границы с Афонском анклавом нет. Единственная возможность попасть на Святую землю – по морю через небольшой городок Уранополис, ставший афонскими воротами для четверти миллиона паломников ежегодно. Именно здесь – упомянутый выше «визовый центр», а с местного пирса отплывает 99 из 100 посетителей Афона. Весь местный бизнес приноровился к ритму паломников и разговаривает на большинстве языков православных стран.

Григорий, официант:

«Здесь очень много паломников из России, Украины, Беларуси, Молдовы. Поэтому русский язык очень помогает. Тот, кто его знает, будет иметь работу круглый год».

Петрас, менеджер ресторана:

«Я говорю по-русски, так как здесь много туристов. Пожалуйста, проходите сюда, у нас есть морепродукты, кальмары, осьминоги, свежая барабулька, красивая девушка (смеется…)».

Раскол между Московским и Константинопольским патриархатом для местных предпринимателей – тема далекая и преувеличенная, по крайней мере пока. Хотя большинство встретившихся нам верующих говорит, что продолжит посещать Афон, несмотря на рекомендацию Московского патриархата этого не делать, поток паломников может сократиться. В первую очередь за счет священников, которых Москва может контролировать, и особенно преданных Церкви людей.

Паломник из Австрии:

«Мы были там и планировали остаться дольше, но уехали. Мы планируем придерживаться запрета РПЦ, ведь наша Церковь-мать этого не благославляет».

Если таких паломников станет значительно больше, это может стать проблемой для поселения, которое именно благодаря туризму в течение 50-ти лет превратилось из маленькой деревни в городок с кипучей жизнью.

Стато Адамопулю, президент культурного общества Уранополиса:

«70 процентов всего потока туристов это те, кто едет на Афон. Большинство из них, конечно, русскоязычные. Только треть – это туристы, которые приезжают сюда отдыхать. Но финансовый кризис, который царит в Греции, заставил нас искать альтернативу. Многие из местных имеют виноградники, оливковые поля, пасеки. Очень много приносит продажа рыбы и морепродуктов».

В конце концов, Уранополис дополнительно застрахован от церковного конфликта между Москвой и Константинополем кристально чистым морем, райскими пейзажами, сказочной погодой и французскими и немецкими туристами, готовыми платить за все это в евро.

Игорь Кулей, Денис Дзюба/АА, из Греции специально для belsat.eu

Смотрите также
Комментарии