Объектив 10.09.2018 Вторая смерть в белорусской армии за три дня


Вторая смерть в белорусской армии практически за три дня. Снова официальная версия о самоубийстве по личным причинам. Министерство обороны и Следственный комитет проводят проверку по делу гибели Сергея Ясюкевича – военного из Гродненского гарнизона, найденного мертвым в лесу. И это на фоне суда по другому громкому делу – гибели в военной части Печи солдата Александра Коржича. Вопроса два: каковы причины, и когда в мирное время перестанут гибнуть военные?!

По информации Министерства обороны, 8 сентября около 18 часов в лесном массиве нашли тело военнослужащего одной из частей Гродненского гарнизона, который 5 сентября покинул часть и был в розыске. Сергей Ясюкевич – так звали погибшего – оставил предсмертную записку, из которой стало ясно, что он совершил самоубийство по личным причинам. Игорь Дрозд, двоюродный брат Сергея Ясюкевича:

«Два месяца ему оставалось, я не верю в самоубийство. Я с ним переписывался, общался. Ничего такого он не говорил. Он спокойный был. Не знаю, что его… То, что говорят на девушку, – не в девушке дело».

Сергей Ясюкевич дважды был под судом за кражу, наказание отбывал на вольном поселении. В 25 лет решил пойти служить в армию, чтобы остаться там по контракту. Прослужить успел только 16 месяцев срочной службы. Ранее сестра погибшего сообщила, что он просил ее переводить различные суммы денег на карточки неизвестных людей.

«Дедовщина. Мне кажется, что его там просто унижали. Человек просто так не пойдет вешаться. Мне кажется, что его там унижали, и он ушел», – рассказывает двоюродный брат Сергея Ясюкевича Игорь Дрозд.

По данным специалистов, борьба с неуставными отношениями в армии напоминает ситуацию в борьбе с коррупцией – не обращая внимания на громкие дела и разносы среди государственных чиновников, ситуация практически не меняется.

Военное руководство страны акцентирует внимание на необходимости улучшить психологическую и идеологическую работу с личным составом. Однако, по мнению специалистов, военным психологам сложно уделить внимание отдельно каждому из служащих – как вследствие их большого количества, так и из необходимости серии встреч, чтобы найти индивидуальный подход. Поэтому чаще всего работа военного психолога превращается исключительно в формальность – нет объективных критериев ее оценки.

«Почему не признаются в дедовщине солдаты психологу, к которому их приводят? Потому что стесняются, потому что не умеют обратиться за психологической помощью, так как не могут помощь принять – этому в школе не научили? Или потому что не верят военному психологу? Ведь военный психолог – это прежде всего военный – часть этой системы, которая просто осуждает и издевается над солдатом», – объясняет психолог Людмила Мирзаянова.

Именно саму систему, которая царит в белорусской армии, специалисты и считают основной причиной трагедий. Комментирует Андрей Бондаренко, правозащитная инициатива «Платформа»:

«Клановая военная система, где в основном руководящие должности занимаются из области кум-сват-брат или знакомый. Соответственно, изменить эту ситуацию можно только после того, как в армии будет проведена полноценная реформа, и в руководство армии придут настоящие профессионалы».

Учитывая большое внимание, которое приковано к проблеме неуставных отношений в белорусской армии, следует ожидать какие-то кадровые решения от руководства государства. Однако, как показывает практика, поиск крайнего – это далеко не решение всех проблем.

Дмитрий Мицкевич, belsat.eu

Фото на заставке к видео: Viktor Drachev/TASS/FORUM

Смотрите также
Комментарии