Объектив 05.08.2019 Власть еще не определилась, пустить ли в этом году оппозицию в Палату представителей


Добавить сахар или перец? Это не дилемма кулинара, а ожидания Лидии Ермошиной от избирательной кампании в Палату представителей. По ее мнению все будет зависеть от кандидатов, которые должны добавить еще и изюминку в выборы. Но насколько это повлияет на конечный продукт уже давно настроенного избирательного комбината?

Власти еще только размышляют о возможных особенностях избирательной кампании. Но главный вопрос — будут выбраны новые или или по крайней мере останутся старые оппозиционные депутаты в парламенте.

Материал Дмитрия Мицкевича смотрите в полном выпуске новостей за 5 августа

«Мы видим, что стиль работы Анисим и Конопацкой отличался. И оценка того, насколько они выполнили ту задачу, которая перед ними ставилась людьми, которые их допустили, — вот это будет влиять на то, будет ли оппозиция в парламенте, если будет, то в каком количестве», — говорит политолог Юрий Чаусов.

Представители оппозиционных движений и партий уже работают над выдвижением кандидатов. Они не питают иллюзий по поводу избирательного процесса — никакой либерализации ожидать не приходится, — однако говорят, что хотят использовать любую возможность для продвижения интересов избирателей.

«Это одна из наших тактик: есть показуха, так а давайте тогда эти показушные методы и принципы демократии делать реальными. А это возможно только если ты сам участвуешь в этой кампании. Нужно быть активными, принимать участие, представлять интересы, добиваться решения определенных конкретных проблем, задач, вопросов. Тогда будут новые возможности, — говорит Татьяна Короткевич из организации «Говори правду».

Возможности чрезвычайно актуальны для оппозиции, зажатой в жесткие правовые рамки отечественной Фемиды. Во время избирательной кампании все пикеты и митинги — бесплатные. А значит, не придется оплачивать так называемые услуги милиции. Ведь из-за оплат отказались от проведения в этом году «Чернобыльского шляха».

«В каждом городе есть ситуация, когда местные власти реализуют какие-то коммерческие проекты, которые вредят экологии или влияют на интересы местных жителей. А вот мнение местных жителей как раз никто не спрашивает. Наша задача — во время избирательной кампании обострить эти вопросы», — говорит председатель движения «За Свободу» Юрий Губаревич.

«Есть запрос на перемены, но общество не очень понимает, как и чем конкретные люди могут помочь политикам или гражданским активистам. И то, что мы делаем, — с одной стороны, образование, а с другой — погружение. Потому что тогда ты понимаешь, что твой голос — не пустое место, это единица», — добавляет Татьяна Короткевич.

Власти могут если не услышать этот голос, то по крайней мере позволить ему прозвучать. Обычно тогда, когда им самим нужно — прежде всего во время очередных либерализаций и потепления отношений с Западом. Однако на этот раз потепление на благосостоянии оппозиции вряд ли отразится, считает Чаусов:

«Сейчас ситуация неблагоприятна для того, чтобы будущие кандидаты рассчитывали, что и их допустят в парламент, что их будет не два, а 10 депутатов, формальных оппозиционеров. Потому что жестов в адрес иностранных наблюдателей белорусский режим демонстративно не делает».

С другой стороны, Министерство финансов прогнозирует бюджет с дефицитом почти полтора миллиарда рублей. Собственно, экономическая ситуация — это главная причина, которая может довести до электоральной либерализации. Другое дело, купит ли это Запад?

И получается, что ожидания и активность оппозиции накладываются на объективную реальность и позицию властей. А власть, похоже, еще не определилась с тем, насколько готова терпеть представителей оппозиции в статусе депутатов. И что за это можно просить у Запада. Выходит политический винегрет. Или даже борщ, что более привычно для председателя Центризбиркома.

Дмитрий Мицкевич, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии