Вернет ли Беларусь свои деньги после смены власти в Венесуэле?

Власть Мадуро висит на волоске, а вместе с этим – надежды Минска на многомиллиардные доходы. Удержится ли глава Венесуэлы у власти? Что делают в латиноамериканской стране белорусские государственные компании, и что будут делать дальше?

Соединенные Штаты совершают в Венесуэле переворот – так на заявление венесуэльского парламента об отклонении Николаса Мадуро от власти отреагировал Кремль. Сергей Лавров, министр иностранных дел России:

«Как вы знаете, была не одна попытка отстранения Николаса Мадуро от власти, в том числе – путем его физического устранения».

Хуана Гуаидо – спикера парламента Венесуэлы, который вчера заявил об отстранении Николаса Мадуро от должности президента, признали временным руководителем страны почти все государства континента – в том числе Колумбия, Бразилия и США. Майкл Пенс, вице-президент США:

«Николас Мадуро – это диктатор, который не имеет легитимного права на власть. Национальная ассамблея – это демократично избранное представительство народа и, согласно конституционной системе, временный президент Хуан Гуаидо представляет интересы народа».

Страны Евросоюза заявили, что Мадуро прав на власть не имеет:

«Евросоюз полностью поддерживает Национальную ассамблею как демократически избранный институт, полномочия и уважение которых должны быть восстановлены», – говорит Мая Кациянчич, пресс-секретарь внешнеполитической службы ЕС.

Николас Мадуро ограничил эти полномочия полтора года назад. Он назначил Конституционную ассамблею и поставил ее над парламентом, где большинство имеет оппозиция. Прошлогодние президентские выборы мир не признал. Результатом экономической политики Мадуро стали гиперинфляция и дефицит, породившие три миллиона беженцев и бесконечные протесты.

«Сейчас все будут смотреть на поведение силовых структур, если они перейдут на сторону оппозиции – вопрос разрешен. Если нет – есть варианты. Мадуро может попробовать силой заставить оппозицию уйти с улиц, как это у него получилось в 2017 году, но это будет практически невозможно», – комментирует Евгений Красулин, эксперт по неевропейским цивилизациям.

«Венесуэльский народ может самостоятельно справиться с трудностями без вмешательства извне», – прокомментировал ситуацию белорусский МИД. Со времен Уго Чавеса белорусы строят в Венесуэле жилье, добывают нефть и работают на трех заводах по сборке тракторов, грузовиков и погрузчиков. Правда, кризис, который бушует в Венесуэле уже пятый год, снизил взаимную торговлю почти до нуля. После смены власти деньги будет вернуть трудно. Евгений Красулин:

«Там будет и латиноамериканский бизнес, и североамериканский, и западноевропейский, и китайский попытается остаться. Так что работать придется в менее тепличных условиях, чем работали до этого».

Гораздо больше, чем Беларусь может потерять Россия – 20 миллиардов долларов кредитов и инвестиций от «Роснефти». Еще 50 миллиардов вложил в венесуэльскую экономику Китай. Инвестировать в диктаторские страны рискованно, но другие диктаторские страны такие инвестиции любят. Ярослав Романчук, исследовательский центр Мизеса:

«Если речь идет об авторитарных государствах, то там есть такая тема, как вооружения. Есть схемы, серые или полукриминальные, без оплаты налогов. Поэтому этим занимаются люди, у которых есть чутье к этому риску».

Сведения о свержении Мадуро подняли цены акций венесуэльского нефтяного концерна на треть. Тот редкий случай, когда переворот дает инвесторам надежду на экономический рост. Ну, а белорусские госфирмы пытаются искать счастья в таких странах, как Иран, Судан и Зимбабве.

Александр Папко, belsat.eu

Фото: REUTERS / Carlos Garcia Rawlins / FORUM

Смотрите также