«Требование Лукашенко, реализация Шеймана». 18 лет назад исчезли Виктор Гончар и Анатолий Красовский

Одного из главных оппонентов Александра Лукашенко — бывшего председателя Центризбиркома Виктора Гончара вместе с его другом, бизнесменом Анатолием Красовским, похитили в окрестностях улицы Фабричной в Минске ровно 18 лет назад.

Четыре дуба

В нидерландском Эйндховене на пересечении улиц Райская и Большой Рай уже девять лет растут четыре дуба — в память о четырех исчезнувших белорусах.

«Дерево символизирует жизнь человека. И пока живут эти деревья, до сих пор жива память о неожиданно исчезнувших белорусах: Юрие Захаренко, Викторе Гончара, Анатолие Красовском о и Дмитрии Завадском», — говорит дочь Анатолия Красовского Валерия.

Первым — в мае 1999-го года — похитили бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко. Последним — в июле 2000-го — оператора Дмитрия Завадского. 16-го сентября 1999-го года исчезли бывший председатель Центризбиркома Виктор Гончар и его друг, бизнесмен Анатолий Красовский. Их вспоминают сегодня не только в Нидерландах — к месту исчезновения в Минске бывшие соратники Гончара и Красовского ежегодно несут цветы.

«Это дело времени, чтобы те же самые организаторы, заказчики — сколько бы им не было лет — чтобы они сели на скамью подсудимых», — говорит председатель  «Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

Имена предполагаемых преступников содержатся в «обвинительном акте», который подготовили и 10 лет назад направили в Генеральную прокуратуру родственники пропавших и юристы. Гарри Погоняйло, один из авторов документа и бывший адвокат семей погибших, заявил в среду в эфире «Белсата», что «дело о похищении этих людей на оперативном уровне раскрыто».

Эскадроны смерти

В качестве причастных к убийству называются шесть имен. Предполагают, что непосредственным исполнителем приказа был командир спецназа Дмитрий Павличенко. За разработку отвечали бывший начальник службы безопасности президента, бывший и тогдашний министр внутренних дел, а также секретарь Совета безопасности Виктор Шейман. На верху этой пирамиды — Александр Лукашенко.

«В частности, все эти принятые меры и события были только по его жесткому требованию, или пусть не гласных, но команд, которые по сути были разработаны и реализованы уже Шейманом и его подчиненными», — говорит Погоняйло.

Чтобы понять мотивы, вернемся на момент в весну 99-го. В марте оппозиция во главе с Виктором Гончаром объявляет альтернативные выборы президента.

Угроза была настолько реальной, что Лукашенко и его окружение развернули резкую кампанию против всех оппозиционных сил, правозащитников и журналистов. Апогеем стало появление так называемых эскадронов смерти, причастность к которым упорно отрицает руководитель страны.

Правозащитники убеждены, что доказательства преступлений есть у тогдашних следователей, которым запретили довести дело до конца. И в случае смены власти его можно завершить за несколько дней.

«Как нас учит история, многие вещи, которые долгое время, как говорят, лежали на дне самого глубокого океана, в конце концов всплывали на поверхность. Сколько будет длиться эта тишина вокруг этих дел — неизвестно, но надежда все же должна жить в наших сердцах», — говорит Кристи Мидеа из «Международной амнистии».

Как живет надежда в сердцах родных, что когда-нибудь они смогут принести цветы не к символическим деревьям, а на настоящую могилу.

«Прошло 18 лет. То есть я живу дольше без моего отца, чем с ним. Потому что мне было 17 лет, когда он исчез. И можно было бы подумать, что боль становится меньше, но это не так», — говорит Валерия Красовская.

Ольга Жерносек

Падпісвайся на telegram Белсату

Смотрите также