Суровые приговоры для 17-ти участников наркосиндиката, который «крышевал» КГБ

Эмоции в Минском городском суде били через край. Родные и родственники осужденных до последнего не верят в их виновность, но судья Сергей Хрипач ставит точку в громком деле наркоторговли, известном как «дело 17-ти», зачитав приговор.

Главные обвиняемые — правоохранители

За решеткой — лица разного уровня: от рядовых наркоторговцев лидера преступной группировки. Все вместе они создали мощную сеть торговли наркотиками в Беларуси и России. Сроки заключения — от двух до 20-ти лет, большинству — в колониях усиленного или строгого режима. Дольше всего за решеткой проведет лидер группировки — Константин Вилюга — 20 лет.

«Суд первой инстанции фактически пришел к выводу, что в Беларуси все-таки существовала наркомафия, — рассказывает журналист «Белгазеты» Виктор Федорович. — Основным моментом этого дела конечно же является то, что главными обвиняемыми в деле были сотрудники правоохранительных органов».

И именно благодаря покровительству со стороны двух сотрудников КГБ — Веретенскому и Карицкому, которые получили 15 и 14 лет, соответственно. И бывшего милиционера Денисевича, который проведет за решеткой 14 лет, преступники избавились конкурентов на наркотическом рынке. Ведь преступники в погонах по наводке арестовывали представителей других наркагруповак. И даже делали специальные экспертизы в Государственном криминалистическом центре на заказ «своей» наркасетки.

Синдикатом управлял молодой парень

Благодаря такому сотрудничеству наркодилеров и правоохранителей, группировка заработала с 2011-го года, только по вскрытым фактам, по крайней мере $ 1.7 млн.

«Всю эту преступную организацию создал и руководил ей Константин Вилюга. Молодой парень, если исходить из материалов дела, создал ее в 2011 году, и ему было только 26 лет. Каким образом, он сумел на свою темную сторону перетащить опытных оперативников, которые почему-то продались ему», — говорит Виктор Федорович.

Как юноша сумел заполучить поддержку работников спецслужб в звании майоров и подполковника? Каким образом благодарил их? И только ли их? Все эти вопросы остались в воздухе. Ведь на открытом заседании суда этих вопросов и суд, и обвинительная сторона избегали. Что же происходило на закрытых заседаниях — остается тайной.

Хотя во время судебных процессов главный фигурант дела обращался к руководству КГБ с просьбой встретиться: мол, имею для вас много интересной информации даже не в рамках «дела 17-ти». Однако, судья тогда прервала обвиняемого и попросила высказываться исключительно по делу.

Родные не верят следствию

«Не принимали во внимание ничего, никакие аргументы защиты. Поэтому крайне негативно, несправедливо! У нас нет правосудия в Беларуси».

«Что тут комментировать!? Притянули за уши! Ничего не доказано».

Обвинение: «никаких уступок» для такого рода преступлений не будет

«Эти лица непосредственно входили в преступную группировку. Эти лица непосредственно участвовали в обеспечении деятельности группировки, теми силами и средствами, которые они имели», — говорит Олег Буйленков из Генеральной прокуратуры.

Кроме сроков лишения свободы, почти у всех 17-ти осужденных конфискуют имущество. А бывших сотрудников спецслужб и милиции суд лишил офицерских званий. И запретил им в течение пяти лет занимать должности в органах правопорядка и власти. Только вот сколько еще в самой власти осталось таких «правоохранителей», по крайней мере пока, не известно.

Юрий Солодкий, «Белсат»

Смотрите также