Союзному государству — 21. Что мы получили и что потеряли

Из-за дешевых энергоносителей (плюс) на протяжении последних двух десятилетий белорусская экономика, практически, не модернизировалась (минус).

2 апреля 1997 года было подписано соглашение о Единении Беларуси и России. Дальнейшим шагом планировалось создать союзное государство, где президентом будет Борис Ельцин, который, казалось, был на грани отставки. После ухода главой Союзного государства должен был стать Александр Лукашенко, который, к тому моменту, занимал бы должность вице-президента. Но в России этому сопротивлялись так называемые молодые реформаторы, во главе с Анатолием Чубайсом и Борисом Немцовым. Чтобы не допустить прихода Александра Лукашенко к власти в Кремле, они убедили Ельцина выбрать аморфный вариант Союзного государства — без единого правительства.

«Не в одном Чубайсе дело: там были сильные силы — ельцинская когорта, которая, так или иначе, не допустила бы Лукашенко, — говорит политический обозреватель Александр Класковский. — Но факт, что он начал эту игру. Игру амбициозную и вместе с тем очень рискованную для белорусского суверенитета».

Теперь, когда рейтинг Александра Лукашенко в России — несравнимо меньше поддержки Владимира Путина, роли поменялись. Сейчас Минск сопротивляется слишком близкой интеграции, а Россия ее форсирует.

Высокой доли интеграции Союзное государство достигло в военном плане, хотя командование — все еще отдельное. В экономическом плане Беларусь получила от этого процесса две вещи. Во-первых — льготные цены на российские нефть и газ — приблизительно вдвое ниже, чем для остальных стран.

«По нашим оценкам, ежегодно Россия субсидирует безвозмездно белорусскую экономику на сумму от четырех до шести миллиардов долларов. Ежегодно», — говорит бывший вице-председатель российской Думы Владимир Рыжков.

Кроме того, благодаря открытой границе с Россией, Минск получил возможность зарабатывать на контрабандных поставках в Россию товаров, против которых Кремль вводит ограничения.

«Есть еще один аспект, связанный с постоянным стремлением наших партнеров по ЕАЭС стать входными воротами, или, если угодно, задними дверями российского рынка, — заявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев. — [Беларусь] за короткий срок стала крупнейшей перевалочной базой санкционной продукции на территорию России, заняв более 15% импортного рынка России, тогда как в 2012 году доля такой продукции из Беларуси не превышала 1%».

Но по мнению белорусских экономистов, потерянные возможности нашей страны, в связи с выбранным курсом, стоили белорусам больше, чем то, что было получено в виде дотаций и доходов от контрабанды.

«Взаимодействие с Россией также принесло ряд упущенных возможностей, — считает старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб. — Именно из-за того, что нам так дешево и в таких объемах доставались дешевые энергоносители, последние два десятилетия белорусская экономика, практически, не модернизировалась. Не открывались новые производства. Не занимались энергосбережением».

Международный валютный фонд и Евразийский фонд стабилизации и развития единодушны в том, что, при проведении предложенных ими реформ, Беларусь, и без российских дотаций, вернется к устойчивому развитию — благодаря выгодному географическому положению, развитой инфраструктуре и, главное — высокой трудовой этике населения.

Власти, однако, от предложенных реформ отказываются, так как, чтобы они дали эффект, их необходимо сопровождать изменениями в системе политического управления страной.

Станислав Ивашкевич/ИЧ

Смотрите также