Результаты мониторинга мест принудительного содержания

«Во всех колониях и тюрьмах есть свои правила распорядка, но даже и они не работают. И заключенный не может никуда пожаловаться, так как письма не проходят цензуру». О правах заключенных и условиях тюремной жизни политзаключенный Дмитрий Полиенко знает из собственного опыта: полтора года он отбыл в бобруйской тюрьме.

«Меня не хотели направлять в больницу, а с ногой уже там… была гигантская рана, но мне ее не лечили. Но никакие мои жалобы никуда не пошли. И только когда информация пошла в СМИ, меня направили в больницу», — говорит Полиенко.

Встречи с заключенными добивались члены специальной общественно-наблюдательной комиссии. Однако администрации ряда тюрем организовывали такие встречи «для галочки», утверждают правозащитники.

«Нигде нам не дали нормально встретиться с людьми, особенно теми, которые писали жалобы: Полиенко, Жемчужным, Кучуром, о чем мы просили. Осужденных от нас скрывали», – сообщил член комиссии, член «Могилевского правозащитного центра» Борис Бухель.

Продолжение сюжета Галины Абакунчик смотрите на видео.

Смотрите также