Расследование смерти Романа Бондаренко – по-режимовски

Генпрокуратура, которой Лукашенко приказал расследовать дело убийства людьми в штатском Романа Бондаренко, позволила себе опубликовать в Телеграмм запись телефонного разговора с матерью погибшего на площади Перемен мужчины. Диалог выставили в контексте якобы нежелания Елены Бондаренко забирать тело сына для захоронения, что женщина назвала манипуляцией общественным мнением.

Первый звонок из судмедэкспертизы вечером и утром – второй: из трубки вопрос, когда же мать приедет за телом сына. Небезосновательный ответ, что еще не сейчас. Елена Бондаренко четыре дня добивалась разрешения только на то, чтобы взглянуть на тело сына. Генпрокуратура же вывесила разговор под постом –уклоняется от того, чтобы забрать тело.

«Информация, распространенная от имени Генпрокуратуры, является манипулированием общественным мнением. (…) С 12 ноября я рыскала по городу, пытаясь узнать, как, когда и где можно забрать тело», – сказала женщина изданию Naviny.by.

«Забирать тело» предложили перед закрытием морга на четвертый день после смерти, а незаконно записанный и опубликованный разговор состоялся на утро после ночи, когда женщине в конце концов удалось уснуть.

Олег Волчек, бывший следователь прокуратуры, правозащитник:

«Существует ст. 28 Конституции, запрещающая вмешательство в личную и тайную жизнь граждан. Сделать это можно только с согласия на это лица или по решению суда. В этом случае такой разговор даже не является процессуальным действием».

Положительных сигналов пока нет – на то, что первое уголовное дело по факту гибели сторонника перемен – будет расследовано честно. После убийства Романа неизвестными в масках, следователи (вопреки медикам) уже пытались оговорить его, мол – был пьян. На фоне взрывной реакции на смерть, Лукашенко приказал расследовать – а потом –вывезти стихийный мемориал Бондаренко с площади Перемен:

«Минск и другие города кладбищем не будут. Минск в кладбище превращать нельзя», –объяснял тот своим приближенным.

Елена Бондаренко, которую прокуратура пыталась очернить, также посещала мемориал, а теперь должна пережить нелегкую процедуру: провести опознание тела сына в присутствии сотрудника прокуратуры и как положено.

Олег Волчек, бывший следователь прокуратуры, правозащитник:

«Должен составляться протокол, в который должны быть внесены все телесные повреждения на нем, любые замечания. Второй момент – семья должна ознакомиться с результатами судебно-медицинской экспертизы убитого и если что-то не соответствует данным, или же описаны не все повреждения – тело, считаю, можно пока не забирать».

В таком случае нужно будет настаивать на полном обследовании тела экспертами, чтобы это попало в документы следствия. На то, чтобы забрать из морга останки убитого, семья Бондаренко имеет 45 дней.

Юлия Тельпук/АА, «Белсат»

Смотрите также