Мизерный товарооборот и невыгодная нефть: зачем Лукашенко дружит с Венесуэлой?

В Беларусь с официальным визитом прибыл вице-президент Венесуэлы Рикардо Менендес. Со времен бывшего венесуэльского лидера Уго Чавеса обе страны связывают тесные дружеские отношения и совместные экономические проекты, которые в последние несколько лет скорее висят камнем на шее обеих стран.

Старый друг лучше новых двух. Наверное именно этой пословицей руководствуется Александр Лукашенко, поддерживая видимость тесных взаимоотношений с Боливарианской Республикой Венесуэла. Вице-президент этой страны – Рикардо Менендес – пребывает сегодня с официальным визитом в Минске, а Александр Лукашенко пообещал посетить Венесуэлу в следующем году. Кроме того, страны вскоре подпишут дорожную карту развития отношений.

«Сегодня у нас есть то, что вам нужно в полном объеме. То, в чем вы остро нуждаетесь. У вас есть то, что нужно нам. Мы даже на этом месте можем что-то заработать», – заявил Лукашенко.

В каких товарах остро нуждается Каракас, известно во всем мире. В стране царит не только продовольственный дефицит, но и недостаток товаров первой необходимости и личной гигиены. Символом глубокого экономического кризиса стало отсутствие туалетной бумаги в свободной продаже, которой власти даже награждают верных режиму венесуэльских военных.

Венесуэла – это страна с общим внешним долгом в 200 миллиардов долларов и золотовалютными резервами в 10 миллиардов, то есть страна на грани дефолта.

Удивительно! Обычно прагматичная внешняя политика Беларуси на этот раз спотыкается о смехотворные цифры взаимного товарооборота. В 2016 году Беларусь экспортировала в Венесуэлу на 2 миллиона долларов, Минск в разы больше продает Зимбабве и Афганистану. Импорт же был нулевой. В этом году союзная Минску республика отправила нам товаров на, внимание, 215 тысяч долларов! А с такой арифметикой сам визит Александра Лукашенко в Венесуэлу обойдется белорусским налогоплательщикам дороже.

Венесуэла – страна, богатая нефтью, а белорусское руководство любит дружить с нефтяниками. Мы с Каддафи дружили, правда его не стало, с Ираком, Венесуэлой.

Правда, все проекты в транспортировке нефти из Венесуэлы в Беларусь закончились провалом, стоимость тонны выходила в 2 раза дороже, чем в России. Эта же судьба ожидала и остальные совместные предприятия. Венесуэльский завод по сборке белорусских тракторов работает на 9% от заложенной мощности, грузовиков МАЗ только на 7. Да и за эти невысокие объемы венесуэльская сторона зачастую не рассчитывается. Похожая ситуация и в строительстве, где у Каракаса «висит» неоплаченный долг на 108 миллионов долларов перед «Белзарубежстроем».

Но не деньгами все измеряется. Как заявил сегодня Александр Лукашенко: придет время, и добрые люди поймут роль и значение Венесуэлы в мировом сообществе.

Венесуэла в последние полтора десятка лет делает очень важное для всего человечества дело, хотя человечество уже не раз это делало раньше. Это большой эксперимент, который ставится над одной отдельной нацией, и он показывает, к чему приводят такие экономические модели. Что наводит нас на мысль, что от таких «моделей» нужно держаться как можно дальше.

Понимают это постепенно и в Минске. Ведь суть не в радужной риторике чиновников, а в деталях. 2 месяца назад во время официального визита в белорусскую столицу президента Венесуэлы Николаса Мадуро Александр Лукашенко после приема в резиденции и слов о вечной дружбе, нашел более важные дела, чем общее открытие памятника венесуэльскому герою Симону Боливару.

Игорь Кулей belsat.eu

Смотрите также