Объектив 06.03.2019 Милиционеры научат гомельских учителей обнаруживать среди подростков «радикалов»


На громкое убийство в Столбцах гомельские областные власти придумали собственный ответ. Чтобы трагедии в школах не повторялись, милиция и учителя должны бороться с «неформальными молодежными группировками». Или там ищут врагов? В чиновничьей психологии пытался разобраться Александр Папко.

Радикалы, склонные к насилию, любители пиротехники – разоблачать таких подростков гомельских учителей будут обучать местные милиционеры. Специальный алгоритм утвердила областная комиссия по делам несовершеннолетних. Особое внимание власти уделяют членам «неформальных молодежных группировок».

Гомельский облисполком сообщает:

«Неформальные молодежные группировки – группировки, которые пропагандируют идеологию терроризма, экстремизма, неофашизма, расистские, националистические и тому подобные идеи, в том числе группировки радикально настроенных футбольных фанатов».

Как разоблачить радикала? По гомельской инструкции, по внешнему виду. Если вы – коротко постриженный молодой человек, любите короткие куртки с эмблемами и высокие зашнурованные сапоги, учителя обязаны написать о вас начальству. Анастасия Лойко, правозащитник «HUMAN CONSTANTA»:

«Теперь возникает угроза, что любых людей, которые отличаются (детей и подростков), будут на непонятном основании вносить в странные списки, информировать о них органы внутренних дел. А что будет происходить с ними дальше – абсолютно непонятно».

С фотороботом гомельских властей разоблачить опасного человека невозможно, считает большинство опрошенных нами минчан.

«По разговору, по поведению, но никак не по виду!»

«Будут наколки, будет наглый вид, обритая голова».

«Если человек хочет не выделяться, он не выделится. Молодежь у нас активная – и с наколками, и с ирокезами, и с чем хотите. Каждого подозревать – это нелогично! »

«Конечно, да! Как увидите милиционера, сразу считаете – экстремист!»

Похож на опасного – не значит опасный. 15-летний парень, который в Столбцах убил ножом учительницу истории и ученика 11-го класса, на экстремиста похож не был. Психологи отмечают, что подавляющее большинство подростков, совершающих расправы в школах, не члены «неформальных группировок», а одинокие, отверженные коллективом «тихони».

«Дети – они всегда в какой-то группе. Намного хуже, если они не принадлежат ни к какой группе. Тогда возникает ощущение одиночества. А группировки бывают разные. Бывают агрессивные, а бывают и такие, где дети поддерживают себя или объединяются по какому-то интересу», – говорит семейный и детский психолог Светлана Дедова.

Если на подростков начнут навешивать ярлыки, травить и доносить, это не погасит агрессии, а подтолкнет их к суицидам или сопротивлению, предупреждает эксперт. Нужен не контроль, а доверительные разговоры.

«Это, возможно, будут лекции психологов, возможно, групповые занятия, возможно, работа социальных педагогов или классных руководителей. Это должны быть информационные занятия – возможно, о статистике, возможно, пригласить психиатров из государственных медицинских учреждений», – говорит Светлана Дедова.

Если же власти не знают, как решить проблему, то по-советски усиливают контроль, говорят специалисты. Поэтому и гоняются за фанатами и анархистами. Только предотвратить школьные расправы эти методы вряд ли способны.

Александр Папко/МВ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии