Мать, которую судили за смерть дочери, обратилась к Лукашенко

Ее признали виновной в смерти младенца по результатам домашних родов. Судебные же процессы резонансного дела прошли в закрытом режиме. Согласно с приговором уроженка Витебска в причине происшествия видит вину медиков. Чтобы пролить свет на материалы следствия, женщина обратилась к главе государства.

«В этом году в феврале в моей семье случилась трагедия. Погибла моя новорожденная дочь. События, произошедшие вслед за этим горем, – возбуждение в отношении меня уголовного дела, заключение под стражу, обвинительный приговор, несмотря на неопровержимые доказательства моей невиновности, вынуждают меня обратиться напрямую к вам, Александр Григорьевич», – говорит мать погибшего младенца Ольга Степанова.

Цель обращения

С требованием привлечь к ответственности медперсонал и реабилитировать свое имя в глазах общественности недавняя роженица Ольга Степанова обратилась к главе государства. В начале сентября Железнодорожный районный суд Витебска признал ее виновной в смерти ребенка по неосторожности. По словам же женщины, у нее случились быстрые роды, а медики из-за небрежного отношения не оказали необходимой помощи.

«Ребенок мой родился с цветом кожи синюшным, пуповина билась. Достаточно было одного вопроса уточняющего, чтобы понять, что ребенок жив и требует реанимации. Как минимум два признака указывали на то, что моя дочь родилась живой», – говорит в обращении Ольга.

Медики всё сделали не так

Расстояние в полтора километрах от станции до дома Ольги Степановой скорая преодолевала более 20 минут. В машине, которая приехала на вызов, не было детского оборудования. Вместо реанимации прибыла бригада интенсивной терапии.

«Ехали 22 минуты, еще прождали 15 минут до приезда специализированной бригады, а после около 8-ми минут ехали в больницу. То есть, более получаса ребенок оставался без помощи», – возмущается несчастная мать.

Что говорят сами врачи?

Медики в суде свидетельствовали, что Ольга мешала работникам скорой оказать первую помощь, а в больнице вернуть к жизни они пытались уже мертвого младенца исключительно по настоянии роженицы.

Медики просто хотели снять с себя ответственность?

Ольга утверждает, что врачи не успели вовремя оказать помощь. Оставаться же с роженицей во время родов на дому они не имеют права, поскольку официального статуса домашние роды в Беларуси не имеют. Вскоре после двух подобных случаев в стране рассматривали вопрос о запрете домашних родов. По мнению доктора-реаниматолога Дмитрия Солошкина, юридический запрет просто невыполним.

«Достаточно просто сказать женщине, что она не успела позвонить, или сказать, что не поняла, что рожает, и факт сам по себе юридически недоказуем. Я за то, чтобы постепенно этот вопрос легализовался, чтобы действительно был выстроен алгоритм оказания помощи на дому», – считает реаниматолог Дмитрий Солошкин.

Тем временем доказать невиновность в смерти ребенка женщине, которая выбрала домашние роды, очень сложно, так как ответственность за роды в доме несет женщина. Тот же факт, что родила живую девочку, которая погибла из-за несвоевременного оказания помощи, Ольга Степанова вскоре попытается оспорить и через поданную апелляцию. Тем не менее, на законность суда женщина не рассчитывает, и ждет последней помощи от Александра Лукашенко.

Юлия Лобанова, «Белсат»

Смотрите также