Лукашенко хочет продать заводы, а они никому не нужны

Завод «Штадлер» в городе Фаниполь под Минском. В Беларуси эта швейцарская компания производит электропоезда с 2014 года. Руководство уверено в правильности такого решения.

Но с оговорками

Вследствие громоздкой бюрократической системы в стране «Штадлер» вынужден повышать цены, и белорусский филиал менее конкурентоспособен, чем заводы в Чехии, Польше и Венгрии.

«Все механизмы ценообразования, все трансакции действительно основаны на тех же старых моделях, что и 30 лет назад. И это, поверьте, приводит к большому количеству конфликтов», – говорит директор предприятия Филипп Бруннер.

На машине времени в советскую экономическую систему?

Решаются далеко не все иностранные инвесторы. И кризис последних лет только усугубил ситуацию. В позапрошлом году иностранные инвестиции в реальный сектор белорусской экономики сократились на четверть, до $ 11 млрд, в 2016 году еще на столько же – до $ 8,5 млрд. Сложность административных процедур, чрезмерное регулирование бизнеса, нехватка современной инфраструктуры – вот лишь некоторые из причин.

«За ошибки в накладных ты можешь потерять товар, который был в этой накладной», – приводит пример Андрей Сериков, директор швейного бренда «Mark Formelle.

Высокие риски уголовной ответственности

Одна из ключевых проблем белорусского бизнеса. Громкие недавние аресты бизнесменов Виктора Прокопени, Александра Кныровича, Владимира Япринцева и даже максимально приближенного к Лукашенко Юрия Чижа – такой же важный сигнал для бизнесменов в стране и за рубежом, как и попытки либерализации сферы.

Над тем, как ослабить тиски на бизнес и тем самым оздоровить экономику, власти задумываются. Среди планов так называемой «либерализации»: запрет на введение новых налогов до 2020-го года, сокращение бесконечных проверок безопасности, минимизация вмешательства государства в деятельность субъектов, за правонарушения замена конфискации товара штрафами и снижение самих штрафов.

Эти шаги пока только в планах, но уже сегодня даже командную экономику чиновники пытаются представить как плюс, так как «Возможность командно-регуляторных действий инвесторами воспринимается как стабильность и возможность сохранения капитала», – уверен заместитель министра экономики Дмитрий Матусевич.

Стабильность трансформируется в стагнацию

Выпускать экономику и реальный сектор из своих рук власти не спешат. Доля частного сектора в ВВП страны едва дотягивает до трети. К тому же ни в 2015-м, ни в 2016-м году ни одно белорусское предприятие не было приватизировано иностранным инвестором. Пообещали больше акций продать в этом году. Но, как оказалось, найти покупателя для убыточных заводов с изношенным оборудованием со временем становится все труднее.

Татьяна Реут/ТП, «Белсат», фото: Viktor Drachev / ITAR-TASS / Forum

Смотрите также