Объектив 14.01.2019 Использованное топливо с БелАЭС будут перерабатывать в России


Соответствующее соглашение должны подписать правительства двух стран. Об этом сегодня заявила представитель Министерства энергетики Лилия Дулинец. Однако ядерные отходы все равно останутся в Беларуси – на сотни тысяч лет. Что это за отходы, и имеем ли мы возможности их хранить? Александр Попко выяснял обстоятельства.

Внутри этих металлических стержней – таблетки спрессованного урана. Собственно они во время ядерной реакции вырабатывают тепло. В утробе каждого из двух реакторов БелАЭС будет по 163 такие кассеты. И уже через 4 года все нужно будет заменить. Что с ними делать? Руководство станции предлагает нам три варианта:

1. Переработать в России, а Беларуси вернуть отходы

2. Переработать в России, а Беларуси вернуть полезные материалы и отходы

3. Не перерабатывать, сразу захоронить в Беларуси

«Плутоний вырабатывают. Из него делают так называемое МОКС-топливо. Но эти попытки ненадежны, таких реакторов практически нет. Поэтому все это – отходы, и их надо куда-то спрятать», – говорит Георгий Лепин, физик, доктор технических наук.

Так делают в США и Швеции. Переработку там посчитали опасной и дорогой. Во Франции и России считают иначе. На радиохимическом заводе со стержней выделяют плутоний и уран. А что делать с никому не нужными радиоактивными остатками? Их заливают в стекло и обычно отправляют тем, кто произвел. В нашем случае – на БелАЭС.

«Россия не очень стремится брать назад эти отходы. Хранить их не будет где. Они могут просто повиснуть на территории Беларуси и просто лежать на территории этой же станции», – говорит Георгий Лепин, физик, доктор технических наук.

Хранить ядерные отходы нужно не менее 100 тысяч лет. Так, только для сравнения – история нашей цивилизации насчитывает приблизительно 6 тысяч.

Непроницаемых для воды скал, сухих соляных шахт или полукилометровых слоев глины, пригодных для могильника, в Беларуси нет. Если придется оставить радиоактивные отходы у себя, то лучше обойтись без АЭС, полагают опрошенные нами гомельчане:

«Не нужно! Не стоит! У нас и так всякого хватает».

«Чего ожидать от вашей станции! Лучше бы солнечные батареи лепили – да и все. Вся Европа ветряки ставит – и нормально!»

«Экономически станция более выгодна, чем покупать что-то за рубежом. А отходы – они всегда будут, от любого производства».

Ядерные могильники могут быть для человечества не менее опасны, чем атомные электростанции, полагают экологи.

«Аварии с отработанным ядерным топливом уже были. Две большие такие аварии произошли в России. […] Нам говорили, что чернобыльская авария может случиться раз в тысячу лет. А у нас меньше чем за сто лет произошли две огромные аварии – Фукусима и Чернобыль», – говорит эколог Ирина Сухий.

2500 тонн отработанных стержней – столько оставит после себя БелАЭС за 60 лет работы. Утилизация каждого килограмма стоит сегодня более тысячи евро. Мирный атом кажется еще и дешевым, но только если не учитывать цен охраны станции, переработки и утилизации радиоактивных отходов.

Александр Попко, belsat.eu

Фото: REUTERS / Vasily Fedosenko / FORUM

Смотрите также
Комментарии