Игорь Шуневич в «сахарном деле». Экс-министр спрятался или его спрятали?

Все больше независимых белорусских СМИ сообщают о вероятном задержании Игоря Шуневича. По неофициальным данным, его задержали по «сахарному делу» в качестве подозреваемого или свидетеля коррупционных схем. Следственный комитет и КГБ не дает никаких комментариев, в Министерстве внутренних дел утверждают, что о нахождении бывшего шефа – ничего не знают.

Где Игорь Шуневич? Гоняет с российскими байкерами? Уехал на фестиваль реконструкторов НКВД? Или сидит в Следственном изоляторе КГБ? Точно неизвестно. Источники портала Onliner.by сообщают, что Шуневич связан с «сахарным делом», но информация неофициальная. Сам экс-министр, который раньше так любил высказываться и о сексуальных меньшинствах, и о наркомании, не появляется на публике. Журналисты «Нашай Нівы» ездили в Дрозды-2. Говорят, в коттедже Шуневича кто-то был, но никто не вышел.

«Я полагаю, что скорее всего он задержан, Шуневич, и сейчас решают вопрос, какие он дает показания. Или он рассказывает схему по сахарному деле, или свидетель по обвинению Тихини», – говорит руководитель Центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек.

Беларусь потеряла российский рынок сахара. Самое главное в «сахарном деле»

Владимир Тихиня – заместитель начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Ранее милицейская пресса называла его главным борцом с российскими «ворами в законе», а сейчас его разрабатывают как фигуранта «сахарного дела». Если злоупотребления имели место, внутренняя служба безопасности МВД не могла не выйти на участие милицейского начальника в многомиллионных схемах, полагает бывший следователь Олег Волчек:

«Конечно, он должен был согласовывать или под контролем кого-то быть, по крайней мере, заместителя министра или самого министра. Так называемая «крыша».

Собственно, первый заместитель экс-министра Игорь Подгурский был освобожден от должности 30 января. Известно, что по «сахарному делу» задержаны руководитель Белорусской сахарной компании, пара российских бизнесменов и 4 руководителя всех сахарных комбинатов и заводов. Хотя следствие еще идет, государственное телевидение уже сняло и показало спецрепортаж, где фигурантов без суда называют преступниками.

КГБ продемонстрировал, как директора сахарных предприятий брали деньги

«Директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович предложил представителю российских коммерческих структур Кононенко и директору БСК Кириллову организовать в Беларуси бизнес по производству упаковок для сахара», – рассказал в спецрепортаже БТ «Сахарная мафия» начальник отдела следственного управления КГБ Константин Бычек.

Михаил Криштапович, согласно независимым СМИ, был близким другом Игоря Шуневича. Как заявляют следователи КГБ, сахарные директора воспользовались государственным вмешательством в цены, когда белорусский сахар в России стоил меньше, чем на родине. Среди прочего, они якобы через посредников перефасовали белорусский сахар и продавали как иностранный, получая взятки. И имели оперативную информацию от Владимира Тихини о следственных действиях – также за взятку.

Самолет «Белавиа» с руководителями сахарных заводов вернули по приказу Лукашенко

«Когда ту же самую милицию заставляют покрывать фальсификаторов на выборах, и они понимают, что это преступление, и все равно делают, то почему бы им не покрывать других преступников, и брать за это деньги в собственные карманы?» – комментирует председатель движения «За свободу» Юрий Губаревич.

Как полагает Юрий Губаревич, коррупционные схемы созданы самой системой: с непрозрачным образованием цен, вмешательством государства в бизнес и неравными условиями бизнеса для белорусов и россиян:

«Приближаются президентские выборы. Значит, надо делать постановочное шоу. Периодически в истории Беларуси это делалось в других сферах. Находятся виновные, особенно в тех темах, которые волнуют общество: рост цен».

Лукашенко рассказал, за что арестовали руководителей сахарных заводов

2 года назад взорвалось «дело медиков» о коррупции, когда по телевидению тоже показывали задержанных чиновников, коттеджи, пачки денег. Правда, ни лекарства, ни медицинские услуги в результате показательных судов дешевле не стали.

Ярослав Стешик/АА, «Белсат»

Смотрите также