Домашний арест вместо политического диалога

Официальное заявление Координационного совета транзита власти: адвокат Илья Салей и юрист и переговорщик Лилия Власова остаются политзаключенными. Хотя их и перевели из СИЗО под домашний арест, это не освобождение, они остаются в статусе обвиняемых. Подробности изменений в уголовных делах против политических противников Лукашенко.

Утром стало известно о переводе под домашний арест политтехнолога Виталия Шклярова. Государственные телеканалы с подачи спецслужб называли его консультантом телеграм-сообщества «Страна для жизни».

Позже журналистам сообщили, что под домашний арест перевели Илью Салея – адвоката Марии Колесниковой, и Лилию Власову – это люди из команды банкира Виктора Бабарико, которого власти не допустили к участию в президентских выборах. Получается, в камерах оставили только 7 из 12-ти участников встречи с Александром Лукашенко в следственном изоляторе КГБ.

«Не знаю, уступки ли это, но в любом случае это свидетельство его слабости, он нервничает, у него нет хороших ходов, и поэтому он вынужден выпускать политзаключенных. Правда, пока на условиях неприличных, но он вынужден, и он отступает», – убеждена Анна Красулина, пресс-секретарь Светланы Тихановской.

Адвокат Лилии Власовой сообщил «Белсату», что у нее боевой настрой, а здоровье дома улучшилось. Но это домашний арест, выйти во двор нельзя, участвовать в общественной жизни нельзя.

Но запреты существуют не для всех. Юрий Воскресенский, бывший участник инициативной группы Виктора Бабарико, который координировал работу сборщиков подписей в одном из минских районов, теперь свободно ездит по студиям государственных телеканалов и призывает объединяться, чтобы защитить государство. Раньше было наоборот.

Воскресенский, которого Лукашенко в СИЗО посадил по правую руку, был некогда первым секретарем ЛКСМБ-Ленинского Коммунистического союза молодежи Беларуси, входил в Бюро ЦК Коммунистической партии, потом ходил по разным общественным организациям, был депутатом Минского городского совета, входил в различные государственные комиссии и был делегатом Всебелорусского народного собрания. Сейчас госСМИ говорят, что он координирует реформу белорусской Конституции и предлагает, кого из политзаключенных переводить под домашний арест.

Но Воскресенского никто не воспринимает как оппозиционера, говорит политолог Валерий Карбалевич. Поэтому это лишь имитация политического диалога со стороны Лукашенко.

Эксперт объясняет, что Лукашенко пытается создать из некоторых отобранных политзаключенных центр оппозиционных сил, альтернативный Светлане Тихановской, чтобы вместо смены власти предложить обществу изменение Конституции.

Но раскола не получается.

«Единство нерушимо, все действуют единым фронтом. И наши требования остаются теми же: для начала переговоров – отставка Лукашенко и освобождение всех политзаключенных», – заявляет Анна Красулина.

Освобождение, а не домашний арест.

Ярослав Стешик/ИР belsat.eu

Смотрите также